Брекзит состоялся, но не закончился

Автор:

В номере: 2020

© Feodora - AdobeStock

До конца года надо заключить соглашение о свободной торговле, иначе разрыв между Великобританией и ЕС все-таки окажется жестким

В ночь на 1 февраля 2020 года Соединенное Королевство официально покинуло Европейский Союз после 47 лет пребывания в его структурах. Политические последствия этого шага будут видны очень скоро, но экономический развод отложен до 31 декабря.

Сколько за минувшие три с половиной года было разговоров в СМИ о тяжёлых для обеих сторон последствиях выхода Великобритании из Европейского Союза! И вот в ночь на 1 февраля 2020 года этот Брекзит (Brexit), за который в июне 2016 года проголосовало пусть незначительное, но все же большинство британцев, состоялся. И что же?

Никаких скоплений грузовиков в портах вдоль пролива Ла-Манш, никаких банкротств экспортёров на континенте и опустевших полок в супермаркетах на Британских островах. Если не считать эмоциональное прощание с британскими депутатами Европарламента в столице ЕС Брюсселе и ночное ликование сторонников Брекзита в Лондоне, развод прошел почти незаметно. Почему?

Переходный период в 11 месяцев

Потому что удалось избежать того самого «жёсткого Брекзита», хаотичного выхода без какого-либо договора, об опасностях которого эксперты как раз и предупреждали в СМИ. После 47 лет пребывания в ЕС Великобритания покинула это международное объединение упорядоченно, в соответствии с двусторонним соглашением. Новый британский премьер Борис Джонсон добился того, чего его предшественница Тереза Мэй так и не смогла: в декабре 2019 года только что избранный парламент проголосовал в Лондоне за этот договор.

А он предусматривает, что юридически и политически Великобритания перестает быть членом ЕС в конце января 2020 года, но экономически еще в течение 11 месяцев, до конца декабря, останется частью общего рынка и таможенного пространства ЕС и продолжит платить взносы в его бюджет. Если сравнивать это с разводом, то возникла ситуация, при которой супруги официально расторгли брак, но пока еще не разъехались, а продолжают жить под одной крышей и временно вести общее хозяйство.

За эти 11 месяцев (даже меньше, ведь переговоры начнутся лишь в марте) ЕС и Великобритании предстоит договориться о дальнейших экономических взаимоотношениях и в идеале выработать соглашение о свободной торговле. Иначе говоря, о том, чтобы товары перемещались через границу без таможенного досмотра, ведь это ведет к бюрократическим издержкам при оформлении документов и росту транспортных расходов из-за очередей на пропускных пунктах, и чтобы товары не облагались таможенными пошлинами, что тоже ведет к их удорожанию и снижает их конкурентоспособность.

Работа над подобными соглашениями о свободной торговле, которые ЕС заключил, к примеру, с Канадой и Японией, длится обычно несколько лет, поскольку необходимо согласовать единые стандарты и массу деталей. Поэтому многие эксперты сомневаются, что Брюссель и Лондон успеют договориться по всем пунктам до декабря.

Правда, есть возможность продлить переходный период, но это означало бы, что Великобритания и в 2021 году фактически останется членом общего рынка ЕС и должна будет подчиняться его требованиям. Борис Джонсон это категорически исключает.

Поэтому к концу года еще может произойти экономический «жесткий Брекзит». Тогда с 1 января все товары будут облагаться пошлинами — не штрафными, какие накладывали друг на друга в прошлом году США и Китай, а обычными, по стандартам Всемирной торговой организации (ВТО). Но и они резко снизят привлекательность экспортно-импортных операций.

Возможно, конечно, что Брюссель и Лондон договорятся заключить к декабрю лишь рамочное соглашение по нескольким ключевым пунктам свободной торговли, а детали будут согласовывать в последующие годы. Ведь до сих пор Великобритания следовала нормам ЕС, так что, казалось бы, достаточно всего лишь продлить их действие.

Но в том-то и дело, что Борис Джонсон и другие сторонники Брекзита твердо намерены отказаться от многих норм и стандартов ЕС, касающихся, в частности, прав наемных работников или экологии. Но это исказило бы условия конкуренции между европейскими и британскими производителями в пользу последних, что Брюссель допустить не может.

Так что поиск компромиссов будет трудным. Жесткая позиция Евросоюза такова: страна, не входящая в ЕС, не может иметь в торговле те же права и льготы, что и его члены. От срыва переговоров и возведения таможенных барьеров пострадали бы обе стороны, но не в равной степени: пока свыше 40% британского экспорта идут в Евросоюз, тогда как ЕС отправляет в Великобританию около 10% своих поставок на внешние рынки.

«Курс Консалтинг» (Кёльн)

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!