Европа взяла курс на отказ от угля

Автор:

В номере: 2020

© chalabala - AdobeStock

В новом десятилетии электроэнергетика ведущих стран ЕС распрощается с традиционным энергоносителем

2020 годы пройдут во всем мире под знаком ускоряющейся декарбонизации экономики. Этим термином обозначают отказ от нефти, газа и, в первую очередь, от угля. Его экспортеров, в том числе Россию и Казахстан, ждет потеря рынка.

Всем нам пора привыкнуть к термину «декарбонизация экономики». В новом десятилетии мы будем все чаще его слышать, а главное — наблюдать во всем мире его проявления и последствия. Происходит он от латинских слов сarbo (уголь) и carboneum (углерод). Химический элемент углерод в соединении с водородом образует углеводороды, а они лежат в основе ключевых первичных источников энергии – угля, нефти, природного газа. Так что декарбонизация – это процесс отказа от ископаемого углеводородного топлива (в пользу возобновляемой, «зеленой» энергии).

Электростанции закроют к 2030 году

Этот процесс будет идти на транспорте и в жилищной сфере, но прежде всего — в электроэнергетике, причем главным направлением станет отказ от угля, а в глобальные лидеры выйдет Европа. Достаточно посмотреть на планы закрытия всех угольных электростанций в разных странах ЕС.

В Португалии это должно произойти уже в нынешнем 2020 году. За ней и Бельгией, где этот процесс уже завершен, последуют Франция (2021), Швеция (2022), Словакия (2023), Австрия, Великобритания, Италия (2025), Ирландия (2026), Финляндия (2029), Венгрия, Дания, Испания, Нидерланды (2030). Германия пока решила последние угольные электростанции отключить самое позднее в 2038 году, но целый ряд из них прекратит работу уже к концу 2022 года.

Почему ведущие промышленно развитые страны Европы столь дружно отказываются от энергоносителя, обеспечившего им в свое время индустриализацию и благосостояние? Тут тесно переплелись экономические и экологические причины, хотя сейчас на первый план вышла именно борьба против глобального потепления. Ведь уголь признан наиболее вредным для климата ископаемым топливом, поскольку при его сжигании в атмосферу выбрасывается наибольшее количество углекислого газа CO2, считающегося главным виновником парникового эффекта.

Всемирную борьбу против него возглавила Организация Объединенных Наций (ООН), под ее эгидой в 2015 году было заключено Парижское соглашение по климату, предписывающее к 2030 году радикально снизить выбросы CO2. Вот почему именно эта дата чаще других фигурирует в планах отказа от угля, и, кстати, не только в Европе.

Так, ровно через десять лет все угольные электростанции закроются и в Канаде. Вместе с Великобританией она выступила инициатором создания всемирного альянса за отказ от использования угля в электроэнергетике (Powering Past Coal Alliance). К нему присоединились уже 32 государства, в том числе Ангола, Израиль, Мексика, Новая Зеландия, Эфиопия.

Не только экология, но и экономика

Однако в Европе дело не только в экологии: есть и ярко выраженные экономические причины. Уже с середины 20-го столетия уголь начал быстро сдавать позиции нефти, газу и ядерному топливу. Одновременно его подземная добыча на западе континента становилась все более нерентабельной из-за высоких зарплат шахтеров, дорогой техники безопасности и дешевого импортного угля с других континентов.

Так что постепенный закат отрасли начался задолго до решений ООН и призывов экологического движения, символом которого стала ныне шведская школьница Грета Тунберг. Ее родители сами еще были школьниками, когда знаменитая забастовка британских горняков в 1984-85 годах так и не смогла предотвратить планы правительства Маргарет Тэтчер по массовому закрытию шахт. Последняя прекратила работу в 2015 году.

В ФРГ добыча каменного угля в Рурской области и в земле Саар уже в 1960-е годы стала убыточной, но из политических соображений получала государственные субсидии. Решение о закрытии последних шахт к концу 2018 года было принято в 2007 году. Специфика Германии состоит в том, что у нее много бурого угля, еще более вредного для экологии, но добываемого относительно дешевым открытым способом, в карьерах, в том числе в экономически слабых регионах в бывшей ГДР. Поэтому в Берлине пока решили растянуть декарбонизацию в данной сфере почти на два десятилетия.

В любом случае российский Кузбасс, украинский Донбасс, казахстанский Экибастузский бассейн столкнутся в этом десятилетии с существенным падением спроса и, соответственно, мировых цен на богатство своих недр. Это станет очень серьезным социально-экономическим и политическим испытанием для этих регионов и для этих трех стран.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!