Потеря ориентиров

Автор:

В номере: 2019

TASS_36754445_S

Французский президент Э. Макрон, образно говоря, встряхнул мир. В начале ноября 2019 года он назвал военный блок НАТО «мёртвыми мозгами». Доселе никто из глав европейских государств так строго не судил этот столп обороны западного мира, вызвав сим некоторое потрясение западноевропейской общественности.

В конце ноября французский президент повторил своё высказывание, назвав его призывом к пробуждению западного мира. На декабрьском саммите альянса НАТО в Лондоне Э. Макрон намерен потребовать большего внимания к южному флангу НАТО и зоне Сореля, где террористические группировки массивно расширяют своё присутствие. Печально, конечно, что президент Франции только в 2019 году заметил опасность с южного направления, ну, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Возможно, к изменению мышления привела трагическая гибель десятков французских солдат в африканской стране Мали за последние месяцы. Не закончился, а только стало менее заметным миграционное движение на коллективном Юге.

© belyay - AdobeStock

Факты — вещь упрямая

НАТО много десятилетий устремляло свои взоры на Восток, готовилось к военному столкновению с СССР, затем Российской Федерацией. Пока ни один натовский солдат не погиб в результате боестолкновения с вооружёнными силами РФ, да и Россия ни на одну страну НАТО не нападала. Солдаты стран НАТО ежегодно гибнут в Африке, на ближнем и среднем Востоке, в Афганистане. Существованию королевства Испания грозит каталонский сепаратизм, а не вторжение армии РФ. Ни один теракт в Европе не был организован российскими спецслужбами.

Ранее значения этим фактам, похоже, не придавалось. Главный враг — Россия, оттуда, якобы, исходит реальная опасность, считали в НАТО. Теперь французский президент Э. Макрон засомневался в этой «священной корове» Запада. Всё-таки факты — вещь упрямая, их можно долго игнорировать, но они всё равно вылезают, как шило из мешка. Разумеется, проблемные отношения Западной Европы с РФ есть важный геостратегический фактор, требующий пристального внимания и концепции безопасности в этом направлении. Но не в ущерб прочим секторам нашей геостратегии и архитектуре безопасности.

Турция заблокировала особую военную поддержку НАТО для Польши и стран Балтии в рамках «Балтийского плана». Турция решила, что она не хуже Эстонии, а посему потребовала для себя аналогичного плана военной поддержки, грозя в противном случае вечной блокадой «Балтийского плана». Литва имеет спокойные границы, а Турция — горячие, с реальной стрельбой. Защита стран Балтии по принципу справедливости и равенства стран НАТО выливается в отправку европейских солдат на сирийскую и курдскую войну Турции. Есть ли это то, для чего создавался блок НАТО?

На саммите в Лондоне президент Макрон намерен потребовать большего вклада стран НАТО в африканские операции Франции. Это значит, потребуется больше немецких солдат для участия в операциях в зоне Сахеля и в Мали. Президент Э. Макрон также собирается критиковать Турцию за операции на курдских территориях и в Сирии. Французский президент пошёл ещё дальше, сказав: «Мир в Европе, соглашение о ракетах среднего радиуса действия, отношения с Турцией, отношения с Россией, где теперь стоит враг?». Президент Макрон потребовал открыть глаза на двойственность и неоднозначность сегодняшнего мира. С этим требованием можно только согласиться, пожалев об упущенном времени.

Раньше всё было ясно, «СССР – империя зла», а мы — хороший, демократический Запад, да и в магазинах у нас нет дефицита. Теперь ясная граница между хорошими и плохими парнями исчезла. НАТО потеряло своё пристойное лицо и ориентацию на местности. Кто враг и где он? Кто друг и друг ли он? Как быть с тем, кто сегодня друг, завтра враг, а затем наоборот? Обороняться ли на южном фланге против миграционных потоков, на западном против трамповской Америки, на Ближнем Востоке против эрдогановской Турции, на Востоке против России, на европейском фланге против религиозных экстремистов и террористов всех мастей вкупе с европейскими сепаратистами? С каждым годом число предполагаемых врагов растёт по экспоненте, среди новых «друзей» только Иран и Албания.

В чем же главная опасность?

А может, всё это не важно? Экологисты видят главную опасность для нас в выбросе углекислого газа в атмосферу, парниковом эффекте и моторе внутреннего сгорания. Миграционный кризис или конфронтация с Россией для экоактивистов как бы не существуют.

Являются ли экологисты спасителями или разрушителями нашего постиндустриального общества всеобщего благополучия? Склонные к насилию группы экологистов пытаются «железной рукой понудить народ к собственному счастью». Счастьем должно стать принудительное закрытие работающих на угле теплостанций и отказ от автомобиля. Не представляют ли главную опасность для нашего общества идеи принудительной социальной инженерии и насильственного счастья? Для ответов на новую повестку дня и новые вызовы нам нужны новые идеи и новые подходы к давно существующим и недавно появившимся проблемам.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!