Эвтаназия сегодня и в перспективе

Автор:

В номере: 2019

© sudok1 - AdobeStock

Свобода выбора в вопросе смерти остается острой темой. Общество считает ее нужной и оправданной, государство выступает против – так обстоят дела в Германии. На сегодня вопрос находится в компетенции Федерального конституционного суда.

Последние коррективы законодательства произошли в 2015 году. В Уголовном кодексе появился пункт (ст. 217), где говорится о том, что использовать паллиативные палаты и хосписы можно в крайнем случае. За намеренное поощрение и подстегивание к самоубийству грозит штраф или лишение свободы сроком до трех лет.

Граждане привыкли называть крайнюю меру эвтаназией, однако в профессиональных кругах ее именуют жестче – самоубийством. Наказание по Уголовному кодексу грозит за разные деяния: консультирование, укол смертельной дозы препарата, пассивное наблюдение за тем, как человек умирает.

Как же быть с неприкосновенностью частной жизни пациента, который хочет спокойно умереть и просто нуждается в поддержке? Подразумевается, что человек решил покончить с жизнью, а от помощника требуется обеспечение безопасности и покоя, без прямого вмешательства. Действующие группы поддержки работают без оплаты, еще и под угрозой уголовного наказания, что общество находит несправедливым.

В чем сложности

Позицию государства сложно назвать необоснованной. В профессиональном сопровождении самоубийства есть свои риски. Перевод такой деятельности в категорию официальных услуг здравоохранения чреват расширением круга желающих прибегнуть к эвтаназии. Не исключено, что появится больше лиц, которые решили покончить с собой, и среди здоровых пожилых людей, поэтому пока государство выступает против легализации врачей, которые могли бы свободно назначать пациентам смертельные дозы лекарств, а то и помогать с их введением.

С момента появления новой нормы в Уголовном кодексе семейные врачи, которые искренне и бескорыстно хотели помочь больным, поменяли свое отношение к эвтаназии. И их можно понять – нет желания отвечать перед законом за содействие, в чем бы оно ни выражалось.

Вопрос остается спорным, поскольку запрет на самоубийство затрагивает личное право человека безболезненно по своему решению уйти из жизни. Опираясь на такие доводы, несколько организаций, способствующих эвтаназии, врачи и пострадавшие обратились в Сенат, но судьбоносное решение пока не вынесено. По его итогам можно будет однозначно сделать вывод – признают ли безболезненное самоубийство законным правом или нет, что повлияет и на лиц, которые помогают уйти из жизни.

© Andrii Zastrozhnov - AdobeStock

Какие перспективы

Эксперты с момента обновления Уголовного кодекса назвали правки слабыми, поскольку затронуты права пациентов. Юрист по медицинскому праву из Мюнхена Таня Унгер считает, что коррективы провокационные еще и по той причине, что по факту врачей криминализовали. Сотрудники паллиативной помощи попали в категорию преступников за то, что они исправно помогают людям.

Таня Унгер убеждена, что нынешняя норма Уголовного кодекса несовершенна: криминальными можно считать даже вполне невинные и необходимые действия медиков. Яркий пример: врач выписал сильное обезболивающее, рассказал, как его принимать, предупредил о смертельно опасной дозе. И последний комментарий новое положение Уголовного кодекса может трактовать как деяние, подталкивающее или намекающее на самоубийство.

Юрист напоминает, что бывают и другие, не менее сложные обстоятельства. Больные могут отказываться от пищи и воды, чтобы поскорее умереть, в результате организм реагирует судорогами и другими неприятными явлениями. Паллиативная помощь предполагает действия, смягчающая подобные симптомы, но и они на грани закона, если иметь в виду обновленный Уголовный кодекс. Таня Унгер уверена, что наказывать медиков за то, что они облегчают человеку добровольный уход из жизни, это верх цинизма.

Одна надежда на то, что Сенат пересмотрит нормы Уголовного кодекса, а Федеральный конституционный суд сумеет разработать принципы, которые помогут правильно регулировать процедуру эвтаназии. Хотя юрист подчеркивает, что это непростая задача. Например, необходимо установить четкие критерии для психологов и психиатров, чтобы они могли грамотно принимать решение – в здравом ли состоянии ума и психики больной заявляет о самоубийстве.

Запреты и риски уголовного наказания – не выход из положения

Эксперты не тешат надеждами: вряд ли ситуация поменяется коренным образом. Даже если текущее разбирательство закончится вынесением решения в пользу приверженцев эвтаназии, это не значит, что быстро произойдут необходимые изменения в законодательстве.

Юристы подчеркивают, что желающие добровольно уйти из жизни по веским причинам не останавливаются ни перед какими преградами. Пока на родине им чинят препятствия, они ищут способы и пути покончить с собой в других странах. Все актуальнее становится тема суицидального туризма. Например, в Швейцарии по-другому относятся к добровольному решению человека умереть. Для многих жителей Германии, решивших по каким-то причинам свести счеты с жизнью, это неплохой вариант – уехать в соседнюю страну, чтобы без препятствий и помех спокойно прибегнуть к суициду.

Содействие самоубийце – крайняя мера

В этом вопросе главное – баланс на грани между правами человека и обязанностями врачей. Больному никто не может запретить отказаться от лечения. Медицинский персонал будет наказан за то, что насильно вводит препараты, например, если пациент заявил об отказе от терапии – такие действия трактуют как телесные повреждения.

В 2009 году законодательно закреплено право человека составить предварительное распоряжение относительно того, какие меры по поддержанию жизни он считает необходимыми, а от каких заблаговременно отказывается. Если позже больной попадает в ситуацию на грани, медики действуют, отталкиваясь от положений такого документа.

Если в нем установлено, что пациент против, чтобы его удерживали в жизни, используя механическую вентиляцию легких, к ней не вправе прибегать. Согласно статье 217 Уголовного кодекса, такие действия или бездействия уже могут трактоваться как ускорение процесса смерти, то есть способствование самоубийству. Возникает юридический конфликт, в котором на одной стороне – права пациента, на другой – обязанности врачей.

Юристы настаивают, что грамотно составленное предварительное распоряжение пациента имеет больший вес. Согласно нормам Гражданского кодекса, любые положения из него являются обязательными к исполнению. То есть пассивная эвтаназия, как в таком случае трактуют прерванное лечение, не служит поводом к уголовному разбирательству, ведь врачи поступают ровно так, как пожелал больной. Причем они обязаны выполнять требования, изложенные в распоряжении, не получая предварительного судебного решения.

Сам акт самоубийства, если он добровольный, не может считаться уголовно наказуемым деянием по умолчанию. Уголовный кодекс запрещает только наживаться на эвтаназии. То есть коммерческая основа в такой деятельности противоправна. Родственники могут помогать больному переехать в Швейцарию, если тот решил спокойно уйти из жизни – за это им не грозит никакое наказание.

В целом Германия не против суицидального туризма. Официально и на законном основании действуют ассоциации Dignitas, Exit и Life Circle, которые были созданы специально в помощь жителям стран, где запрещена эвтаназия. Они поддерживают больных, которые решили уехать в Швейцарию. Эта помощь очень существенная, ведь иногда для переезда необходимы крупные суммы.

Пока что ассоциация «Эвтаназия Германии» прекратила официально помогать самоубийцам, так как ее деятельность подпадает под действие статьи 217 УК. Организация подала жалобу на обновленные нормы кодекса и ожидает, когда по заявлению будет вынесено решение. Больным же в Германии остается рассчитывать только на прекращение лечения. Дополнительно им могут предоставить паллиативный уход – то есть смягчение сопровождающих симптомов.

Спорная позиция государства

Нельзя не вспомнить о постановлении Федерального административного суда, вынесенного в 2017 году, по поводу приобретения наркотических средств для ухода из жизни. Его признали совместимым с положениями Закона о наркотиках, когда больной испытывает крайние страдания из-за недуга.

Четко установлены критерии, когда человек вправе купить такие средства. Во-первых, у пациента должны наблюдаться сильно выраженные физические боли, которые невозможно устранить или облегчить существенно. Во-вторых, требуется, чтобы больной был в здравом разуме – самостоятельно принял решение о смерти, сохранив способность судить адекватно о своем состоянии. В-третьих, в Федеральном административном суде решили, что к наркотикам можно прибегать, только если нет других разумных способов умереть.

Такие положения были приняты в связи с прецедентом 2005 года. Тогда больная получила запрет на покупку смертельной дозы пентобарбитала от Федерального института лекарств и медицинской продукции. После ее смерти супруг обратился в суд, и решение властей назвали незаконными, поскольку фактически были попраны права человека. Неизлечимо больная женщина хотела положить конец страданиям, но ей в этом отказали.

Решение Федерального административного суда не всегда принимают во внимание. Оно вступает в конфликт с директивой Федерального министерства здравоохранения, в котором сказано, что государство не должно поддерживать желание гражданина уйти из жизни.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!