Шекспир двадцатого века

Автор:

В номере: 2019

TASS_3800457_S

Так назвали критики Бертольда Брехта (1898-1956) — немецкого драматурга, создателя «эпического» театра, основателя театра «Берлинер ансамбль». К тому же был Брехт поэтом, прозаиком, теоретиком драмы, режиссёром. Классикой сцены стали его пьесы «Трёхгрошовая опера», «Мамаша Кураж и её дети», «Добрый человек из Сезуана», «Жизнь Галилея».

Продолжение. Начало в № 8 (218)

«Трёхгрошовая опера»

В 1928 году произошло важное событие как в жизни Бертольда Брехта, так и всего театрального мира Берлина. Этим знаменательным событием была прошедшая с триумфальным успехом постановка пьесы Брехта «Трёхгрошовая опера». Предистория такова. Новый директор Театра на Шиффбауэрдамм Йозеф Ауфрихт заказал Брехту переработку знаменитой «Оперы нищих» Джона Гэя, написанной в Англии в XVIII веке. Перевод пьесы с английского на немецкий язык был сделан Элизабет Гауптман, верной сотрудницей Брехта (по многим данным, и его любовницей). Режиссёр спектакля – Эрик Энгель, близкий друг Брехта, а музыку, придавшую сочность постановке, создал Курт Вайль. Музыкальные номера настолько полюбились публике, что даже были изданы отдельным сборником и нередко исполнялись в концертах. Сюжет спектакля – история бандита по прозвищу Микки-нож. Окружение его – тоже бандиты, воры, полицейские, проститутки. По словам Брехта, он изобразил в пьесе капиталистическое общество.

«Трёхгрошовая опера» стала первой постановкой, в которой в полной мере воплотились идеи разработанного Брехтом «эпического» театра. Этот новый вид театрального действа предполагал слияние театрального представления с эпическим повествованием от лица автора или другого нейтрального персонажа, непосредственное общение ведущего или персонажей со зрителями. Всё это, а также привлечение технических средств, упрощение костюмов и декораций должно было привести к созданию новой формы театра, в котором зритель является не пассивным созерцателем, а активно вовлечён в действие, призван к анализу и размышлению.

До начала 30-х годов Брехт и Энгель работают вместе над созданием «эпического» театра.  Все эти нововведения поначалу с трудом воспринимались публикой, нередко и отторгались ею, что вызывало скандалы, срывы и отмены постановок. Брехт упорно старался провести свои замыслы в жизнь, публиковал статьи, разъясняющие его позиции.Только в конце 40-х годов, когда был создан собственный театр Брехта, автор сумел, наконец, осуществить в полной мере задуманные им реформы, которые затем найдут воплощение на сценах всего мира.

«Трёхгрошовая опера» идёт повсеместно и в наши дни. Недавно будучи в Бад-Кисингене, я видела расклеенные повсюду афиши, сообщавшие о том, что через три месяца в этом курортном городе состоятся гастроли Театра на Шиффбауэрдамм со знаменитым спектаклем Брехта и музыкой Вайля. Всё, как 90 лет назад, только внешний вид бандитов осовременен.

«Учебные» спектакли

В начале 1930-х годов Брехт увлечён созданием спектаклей, которым он дал название «учебные» в отличие от классических, «аристотелевских». В них он учит закреплять революционные знания. К «учебным» относится, например, инсценировка романа М. Горького «Мать», существенно переработанного. Cохранены лишь названия городов и русские имена, вместо асоциального бунтаря выведен профессиональный революционер; исчезла романтика, но усилились логические доказательства необходимости революционного изменения мира.

TASS_3800331_S

В эмиграции

В 1933 году, на следующий день после пожара в Рейхстаге, Брехт с женой актрисой Хеленой Вайгель покинули Германию. Начинаются скитания, о которых автор в стихотворении «К потомкам» скажет: «…Мы меняли страны чаще, чем башмаки». Они выезжают в Прагу, оттуда – в Вену, где жили родственники актрисы, затем в Цюрих. Летом того же года, по приглашению писательницы Карин Микаэлис, переселились в Данию на остров Туро, осенью перебрались в рыбацкий домик в деревушке Сковсборстранд недалеко от города Свендборг.

А в это время книги писателя сжигали в Германии вместе с произведениями Карла Маркса, Карла Каутского, Эриха Марии Ремарка, Генриха Манна. В 1935 году Брехт лишён гражданства за антивоенные и антиправительственные сочинения и высказывания.  Шесть лет семья скрывается в датском посёлке Сковсборстранд. Заброшенный сарай рядом с домом переоборудовали в кабинет. Здесь были написаны «Жизнь Галилея», начата «Мамаша Кураж и её дети», созданы пьесы, явившиеся откликом на современные события, в том числе «Винтовки Тересы Каррар»  – о гражданской войне в Испании, «Страх и отчаяние в Третьей империи»  – о становлении фашизма в Германии.

Брехт активно занимается разработкой теории «эпического» театра, пишет статьи на эту тему. Продлить визу в Дании становилось всё труднее, и в 1939 году Брехты переехали в Швецию. Здесь в Стокгольме была закончена «Мамаша Кураж и её дети», начатая ещё в канун Второй мировой войны как антивоенное предупреждение, а завершённая, когда война в Европе уже началась. Брехт так прокомментировал это: «Писатели не могут писать с такой быстротой, с какой правительства развязывают войны: ведь чтобы сочинять, надо думать… „Мамаша Кураж и её дети“ опоздала». Пьеса рассказывает о разбитной маркитанке времён Тридцатилетней войны, прозванной «Мамаша Кураж» (что означает «храбрая»), которая не испытает никаких чувств к войне – для неё это лишь способ обеспечить своё существование. Но её детей война не пощадила: все трое гибнут в военной мясорубке, да и сама «Кураж» остаётся обнищавшей и одинокой.

9 апреля 1940 года немецкие войска заняли Данию и Швецию, и Брехты перебрались в Финляндию. Но и сюда приближались нацисты. Оказаться в их руках было смерти подобно: с его марксистскими взглядами и её членством в коммунистической партии и еврейским происхождением. Наконец, в мае 1941 года была получена долгожданная американская виза, но отплыть из северного порта Финляндии уже оказалось невозможным: порт контролировали немецкие войска. Пришлось отправиться пароходом в США через Владивосток.

В июле 1941 года беженцы прибыли в Лос-Анджелес. Как и другие немецкие писатели, Брехт зачислен в штат сценаристов в Голливуде, однако фильмы по его сценариям практически не снимали. В 1943 году были закончены известные сейчас пьесы «Сны Симоны Машар» и «Швейк во Второй мировой войне», но поставить их не удалось. Заработков не было. Тогда старый друг Леон Фейхтвангер пришёл на помошь. Поскольку он принимал участие в создании сценария «Сны Симоны Машар», то, написав по этому сценарию роман, который был опубликован, отдал Брехту из полученного гонорара 20.000 долларов, обеспечивших драматургу несколько лет существования.

После окончания войны в 1947 году в небольшом театре Лос-Анджелеса была поставлена пьеса «Жизнь Галилея», но успеха не имела, поскольку местная публика ещё не была готова к новым формам «эпического» театра.

Возвращение в Германию

В 1947 году Брехт был вызван на допрос в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности, выявлявшую «красную угрозу» в Голливуде. Писатель, как и другие участники следствия, был допрошен на предмет принадлежности к комунистической партии. Брехт дал отрицательный ответ, но интерес комиссии насторожил его и подтолкнул к решению покинуть Соединённые Штаты. Сразу после допроса он вылетел в Европу, посетил Францию и Швейцарию.

На следующий (1948) год Брехты окончательно возвращаются в Германию. Местом проживания выбрана социалистическая ГДР. Наконец, пришло полное признание. В 1950 году он стал действительным членом Академии искусств ГДР, а в 1954 году её вице-президентом.

Театр Брехта «Берлинер Ансамбль»

В 1949 году в Восточном Берлине открылся новый театр «Берлинер Ансамбль», ставший одним из самых известных театров Германии. Основатель его – Бертольд Брехт. Наконец-то сбылась мечта драматурга о собственном театре, где можно осуществить свои творческие идеи. Он поставил пьесы, написанные в годы изгнания, такие как «Жизнь Галилея» (1939, 1946) «Добрый человек из Сезуана» (1939-1941), созданный в послевоенные годы «Кавказский меловой круг» и др.

Премьерой стала «Мамаша Кураж и её дети» (1939), осуществлённая автором в содружестве с давним другом режиссёром Эрихом Энгелем и Хеленой Вайгель в главной роли. Постановка имела ошеломляющий успех, была удостоена Национальной премии.

Кончина

Как ни печально, получив признание, создав свой театр, драматург начал резко терять здоровье. Он постарел, ходил, опираясь на трость, хотя по годам старым назвать его нельзя, особенно в наше время. 58 лет – какая старость? Весной 1956 года, работая над постановкой «Жизни Галилея», он перенёс инфаркт. Однако резкого недомогания не почувствовал и к врачам не обратился. В августе снова наступило ухудшение, на этот раз был диагностирован обширный инфаркт. Он и стал причиной смерти, наступившей 14 августа 1956 года. Было драматургу только 58 лет.  Похоронен он, по его завещанию, на Доротеенштадском кладбище недалеко от дома, в котором жил. На похоронах, согласно завещанию, присутствовали только самые близкие друзья и коллектив театра «Берлинер Ансамбль»; прощальных речей не произносили.

В соответствии с пожеланием Брехта на могиле нет ни пышного памятника, ни дат, ни регалий. Установлен только простой серый камень, на котором высечено его имя. Рядом таким же образом оформлена могила супруги Хелены Вайгель, скончавшейся в 1971 году. Пережив мужа на 15 лет, Вайгель продолжала его дело, возглавив театр «Берлинер Ансамбль».

В завершение добавим, что творческие интересы и политические взгляды тесно связывали Брехта с Россией, драматург неоднократно бывал в СССР. Эту тему мы рассмотрим в отдельной главе.

Продолжение следует.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!