Остановка сердца

Автор:

В номере: 2019

© Gorodenkoff - Fotolia.com

Сегодня медики рассматривают смерть как процесс, который можно растянуть на часы, и отодвигают границу небытия заметно дальше, чем прежде.

Третья жизнь

Долгое время 10-минутная остановка сердца считалась окончательной границей между жизнью и смертью. Врачи были уверены, что с этого момента ущерб, наносимый мозгу недостатком кислорода, становится необратимым. Человек не только утрачивает все воспоминания, но и перестает существовать как личность. Поэтому, если сердце не удавалось «запустить» в течение 20 минут, медики чаще всего прекращали реанимационные мероприятия в уверенности, что в организме беспрепятственно развивается процесс умирания.

Однако случай, происшедший в университетском госпитале Stony Brook в Нью-Йорке, изменил представления о возможном и невозможном. Шофер Джо Тиралози потерял сознание в отделении скорой медицинской помощи. Реанимационные мероприятия не приносили успеха, но врачи продолжали бороться за жизнь пациента. И вдруг, через 40 минут после остановки сердца, реаниматолог почувствовал, что оно робко и неуверенно начало биться. Вскоре оно снова остановилось — но врачам удалось опять вернуть пациента из-за грани. Он впал в кому. А через несколько недель покинул госпиталь практически здоровым человеком.

Последний процесс

Этот случай побудил медиков уделить пристальное внимание тому, что именно происходит в организме, когда сердце перестает биться. Последним этапом перед остановкой сердца (Herzstillstand) является мерцание желудочков (Kammerflimmern) — абсолютно беспорядочная электрическая активность мышечных волокон сердца. Далее наступает асистолия — прекращение деятельности сердца с исчезновением биоэлектрической активности. Прямая линия на электрокардиограмме означает, что сердечная деятельность более не отмечается, кровообращение остановилось, а органы и ткани не получают кровь, снабжающую их кислородом.

С остановкой сердцебиения человек теряет сознание, останавливается дыхание, угасает активность мозга. Все это происходит за несколько секунд. Мозгу остается примерно 4-5 минут, после чего нервные клетки без кислорода начинают погибать одна за другой. Далее включается механизм гибели самого сердца. Оно имеет собственный водитель ритма — синусные узлы, определяющие частоту сердечных сокращений посредством электрических импульсов. И хотя сердце уже не бьется, обмен веществ в нем не прекращается. Без кислорода и энергии молекулы сахаров начинают расщепляться с образованием молочной кислоты. В результате клетки перекисляются и погибают. Органы и системы начинают отказывать одна за другой.

© akeeris - Fotolia.com

Спасительный холод

Реаниматорам из госпиталя Stony Brook под руководством Сэма Парниа удалось спасти пациента, у которого другие медики просто констатировали бы смерть, не столько с помощью аппаратуры, сколько благодаря мешочкам со льдом. Уже при поступлении в отделение скорой помощи врачи обложили все тело пациента множеством таких мешочков, охладив его до 32 градусов. Это замедлило гибель и разрушение клеток в мозгу и других органах и тканях. Таким образом, медикам удалось перехватить контроль над процессами, происходящими в организме после смерти, и поставить их под внешнее управление.

Реаниматологи из госпиталя Stony Brook рассматривают смерть не как состояние, а как процесс, который можно полностью или частично остановить в течение как минимум нескольких часов после остановки сердца. Ключевым фактором здесь пока может выступать только холод. Американские медики советуют коллегам в подобных случаях при отсутствии льда использовать овощи или фрукты из морозилки, обкладывая ими тело пациента, — прежде всего для того, чтобы защитить его мозг. При этом врачи надеются, что уже через 20 лет появятся препараты для инъекций, способные останавливать или тормозить гибель клеток в мозгу и других органах.

Шанс на выживание

Процент выживаемости пациентов, которыми занимаются реаниматологи, в больницах США составляет порядка 18%, в Великобритании и Германии — примерно 16% и даже в госпитале Stony Brook с его продвинутыми технологиями — 38%. Большинство его пациентов, кстати, покидает госпиталь без серьезных неврологических повреждений. В частности, реаниматологи из Stony Brook контролируют, сколько крови и кислорода попадает в мозг больного. Если эти показатели достигают 80% от нормы, его шансы на выживание заметно возрастают.

Сэм Парниа и его коллеги считают смерть окончательной и необратимой только тогда, когда разрушаются и погибают все клетки мозга. По их мнению, современной медицине нередко удается на часы отодвинуть границу между жизнью и смертью. Имеются сообщения об успешной реанимации людей, пробывших в состоянии клинической смерти 4 часа. Однако когда клетки мозга подвергаются процессу умирания на протяжении 8 часов, возвращение в мир живых становится невозможным.

В Германии с 1997 года действуют «Richtlinien zur Feststellung des Hirntodes» — «Директивы о констатации смерти мозга», используемые, в частности, при отборе органов для трансплантации. В соответствии с ними два врача должны один за другим и независимо друг от друга провести определенные тесты (реакция на боль, рвотный рефлекс и т.д.). Но в последнее время даже медики начали сомневаться в том, что человек, у которого погиб мозг, действительно полностью умер. По наблюдениям американского врача Алана Швемона, мозг усопшего какое-то время сохраняет способность регулировать температуру тела и выделение мочи, а измерения биотоков указывают, что он реагирует на боль.

Многие люди, подвергавшиеся реанимации, также сообщают, что во время остановки сердца они покидали свое тело и сверху наблюдали за тем, как суетятся вокруг них врачи. Поэтому медики под руководством Сэма Парниа приступили к исследованиям этого феномена в ряде больниц в рамках программы AWARE. Компьютеры, устанавливаемые над кроватями пациентов, в случайном порядке генерируют различные изображения. И если сотни или тысячи человек сообщат, что в состоянии клинической смерти видели именно эти картинки, это будет означать, что данные видения абсолютно реальны.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!