Малоизвестный шедевр из Хёхста

Автор:

В номере: 2019

© hanseat - AdobeStock

Творчество Петера Беренса (1868-1940) очень велико и разносторонне. Он был одним из влиятельнейших немецких дизайнеров и архитекторов. Беренс занимался дизайном интерьеров, мебели, посуды, столовых приборов, электрических ламп, разрабатывал шрифты, стал изобретателем фирменного стиля. Он сам часто называл себя «художником-оформителем широкого профиля».

Разностороннее творчество

С 1903 по 1907 годы он занимал пост директора в художественно-промышленной школе Дюссельдорфа, в которой реформировал программу обучения. А в его архитектурном бюро в Берлине начинали карьеру будущие звезды Баухауза – Людвиг Мис ван дер Роэ, Вальтер Гропиус и Ле Корбюзье. Петер Беренс успешно работал в книжной графике, в т.ч. и в разработке шрифтов. Шрифт — важная составляющая не только для воспроизведения текстов. Он используется для создания обложек книг, заголовков журналов и газет, пригласительных билетов и многого другого. И в этом качестве шрифт не только служебное средство для набора текста, но и художественный образ. Какие-то шрифты устаревают и выходят из употребления (например, готический или старославянский), взамен приходят новые. Причем при создании нового шрифта важно не только создать интересный дизайн буквы, но и привести в гармонию весь ряд заглавных, строчных букв и цифр.

Его шрифты базируются на основе античных и готических букв. Примером его работы является созданный им в соавторстве с Анной Симонс шрифт, которым выполнена надпись «Dem deutschen Volke» («Немецкому народу») на фронтоне Рейхстага. Текст из бронзовых букв 60-сантиметровой высоты (16 метров в длину) был установлен в декабре 1916 года на фронтоне здания Рейхстага в Берлине. Надпись уцелела при пожаре 1933 года и при бомбардировках во время Второй мировой войны. В реставрированном виде она находится там и сейчас.

Работал Беренс в области рекламного плаката. Он проявил себя вполне зрелым графиком в известной ксилографии «Поцелуй» (Kuss, 1898), которая считается одним из лучших образцов югендстиля.  Поцелуй в губы был редким мотивом в изобразительном искусстве, возможно, он был навеян скульптурами Родена.

Дармштадт — центр искусства югендстиля

К сожалению, дизайнерские разработки или оформление интерьера – не долго живущие объекты искусства. Их сменяют другие, более современные работы. Архитектуре везет больше, она сохраняется веками, и мы можем составить представление о ней по собственным впечатлениям. Беренс успешно работал в области жилого, промышленного и административного строительства. Свое архитектурное творчество он начал с работы в Колонии художников в Дармштадте, основанной по инициативе великого герцога Эрнста Людвига Гессенского и Рейнского (правил 1892-1918).

Несколько слов стоит сказать о герцоге: он был внук английской королевы Виктории. После ранней смерти его матери проводил много времени у бабушки в Лондоне, был воспитан как английский джентльмен, и при этом оставался немецким патриотом.  Начал править в 23 года! В период его правления великое герцогство Гессен-Дармштадское было одним из самых влиятельных в Германии. Правящая династия была в родстве не только с английским королевским домом, но и немецким, и русским императорами.  Не без влияния своего деда, принца Альберта, герцог покровительствовал искусству. Он был озабочен развитием своих владений в экономическом и культурном отношении. Герцог задумал создать на Матильдахёе, холме, возвышавшемся над городом, колонию художников. На воплощение этой идеи повлияла и еще одна не явно сформулированная, но важная мысль о том, что развитие декоративно-прикладного искусства принесет больше денег, чем поддержка станковой живописи или скульптуры, даст возможность открытия мастерских, т.е. создаст большую занятость жителей города.

На 7-м году правления он пригласил молодых художников Петера Беренса, Альбина Мюллера, Йозефа Марию Ольбриха, Ханса Кристиансена, Людвига Хабиха, Бернгарда Хётгера. Возраст приглашенных колебался от 20 до 33 лет. При поддержке великого герцога и города была основана художественная колония для членов объединения, выстроены дома и мастерские. Возник поселок, состоящий из вилл работавших там мастеров. Благодаря великому герцогу Дармштадт стал центром искусства югендстиля наряду с такими городами как Париж, Вена, Брюссель, Глазго.

Художники комплексно решали весь облик здания – от архитектурного плана до каждой практической мелочи. Форма окон и дверей, декор интерьера: мебель, посуда, драпировки, светильники, – все решалось в едином стиле. На Матильдахёе был выстроен также выставочный зал. Позднее там появилась Свадебная башня, еще позже — русская церковь, выстроенная архитектором Леонтием Бенуа. Колония приобрела общеевропейскую известность.

Беренс разработал проект круглого театра, в основу которого были положены принципы древнегреческого и японского театров. В Дармштадте этот проект не мог воплотиться. Да и отношения с Ольбрихом, явно лидировавшим в колонии, не сложились. Поэтому Беренс принял решение покинуть Дармштадт. Он предложил свои услуги Дюссельдорфской художественно-промышленной школе, где проработал художественным директором с 1903 по 1907 годы. Беренс пригласил в качестве преподавателей нескольких молодых и талантливых художников. Вспомнил он и о Василии Кандинском, которого тоже пригласил преподавать. Но у Кандинского в это время были планы покинуть Германию и отправиться в длительное путешествие. Поэтому их совместная работа не состоялась.

© Claudio Divizia - AdobeStock

Архитектурные шедевры

Беренс работал над архитектурными объектами в разных городах. В 1911 году он даже спроектировал здание Германского посольства в Санкт-Петербурге на Исаакиевской площади (сегодня в этом здании расположено управление Министерства юстиции по Северо-Западному федеральному округу).

Выбор этого стиля способствовал органичному включению его в городскую застройку центра Санкт-Петербурга. В 1914 году во время одного из антигерманских погромов, связанных с Первой мировой войной,  был сожжен Тронный зал, уничтожены произведения искусства, коллекция севрского фарфора, а с крыши здания была сброшена скульптурная группа из двух обнаженных атлетов ведущих двух коней. Аттик в центре здания напоминает об утраченной скульптурной группе. Но и без нее здание удачно вписано в архитектурную среду площади. Своей подчеркнутой монументальностью, некоторой патетикой здание стало своего рода прототипом архитектуры СССР и Германии 1930-х годов.

В целом Беренс больше работал в промышленном, а не в гражданском строительстве. Возможно, поэтому он оказался менее известным любителям истории архитектуры. Многие архитектурные строения, созданные Беренсом, в Германии функционируют до наших дней. Он ставил себе задачу облагородить промышленное строительство через искусство. Известный пример — Турбиностроительный завод (1909, Берлин).

Один из его архитектурных шедевров мало известен из-за того, что находится на закрытой для посещения территории «Индустриального парка» в Хёхсте, районе Франкфурта-на-Майне, на территории бывшего завода красителей Hoechst AG. Это техническое административное здание в духе архитектуры экспрессионизма является не просто служебным строением, а без преувеличения произведением искусства, в котором все от декора полов, потолков, лестниц, оконных витражей до дверных ручек выполнено в едином стиле. Башня в центре здания и мост, соединяющий его со старым управлением, были настолько выразительны, что служили логотипом компании Hoechst AG с 1947 по 1997 годы.  Сегодня здание является штаб-квартирой руководства компании Infraserv Höchst и Пенсионного фонда. Здание можно посетить в рамках специальных экскурсий, оно не открыто постоянно для публики.

История создания этого строения такова. Технические отделы производства были разбросаны по всей большой территории предприятия. В 1920 году совет директоров принял решение объединить их под одной крышей. Напротив старой конторы (1892) был выбран и очищен от предыдущих построек участок. Был заключен договор с архитектором. От подписания договора до окончания строительства прошло 4 года (1920-24).  Время для строительства было выбрано, откровенно говоря, не удачно. В 1919-23 годах в стране была послевоенная гиперинфляция. Цены на все, включая строительные материалы, росли стремительно.  На какое-то время стройка даже была приостановлена. Но, забегая вперед, скажем, что торжественное открытие монументального офисного здания все-таки произошло в июне 1924 года.

От архитектора требовали как можно скорее представлять чертежи и документацию на каждый следующий этап строительства. И, вероятно, инфляцией был также обусловлен выбор строительных материалов — железобетона и кирпича. В кирпиче строилось много зданий технического назначения.  Но то, что сделал Петер Беренс в Хёхсте – своего рода шедевр с использованием новых пластических возможностей этого материала, которые архитектор сам выявил.

Здание представляет собой железобетонный скелет, облицованный кирпичами. В новое строении входили центральный пятиэтажный ризалит и два четырехэтажных крыла, расположенные из-за особенностей предоставленного для строительства участка под тупым углом друг к другу.  Башня с часами и мостик-переход в старое здание делят фасад на два крыла.  Протяженность фасада 150 м.

Над тройным главным входом находятся два каменных льва, изображающие герб компании Master, Lucius & Brüning, где производились краски. Три входные двери не необходимость, а архитектурный прием, через стекла дверей освещается холл. Они тоже работают на образ центральной части здания как храма, т.к. в западноевропейских храмах главный, восточный вход, как правило, имел три портала.

За входом намеренно низкий свод вестибюля подготавливает к эффектному контрасту открывающегося взлета пространства в прямоугольном купольном зале, который венчают три восьмиугольных граненной формы купола молочного стекла, освещающие огромное пространство. Высота подкупольного пространства около 15 метров. Но оно кажется выше благодаря тому, что помещение, вытянутое в ширину, но узко в длину. Зал окружен галереями, где высота каждого из этажей уменьшается кверху. Это также зрительно создает впечатление большой высоты.

Своды купольного зала поддерживают восемь треугольных в плане столбов.  Выложенные из кирпича декоративные элементы вызывают в памяти сталактиты, органные трубы или пучки нервюр готического собора. Беренс использовал окраску кирпичей на стенах и опорных столбах. Использование цветных кирпичей – некий реверанс в сторону   известного по всей Европе хёхтского производства красок.

В центральном проходе выставочного павильона в прямоугольной нише стоит бронзовая символическая фигура засучивающего рукава рабочего, относящаяся к созданному в 1930 году мемориалу павшим в Первую мировую войну (работы Рихарда Шайбе, 1922).   За спиной рабочего от потолка до пола в несколько столбцов размещались мемориальные списки с именами погибших рабочих, призванных отсюда на фронт. Они не сохранились.  Поэтому сейчас статуя рабочего, оставшись единственным оригинальным элементом отделки выставочного зала, без контекста мемориала не вполне понятна.

От узкого холла в обе стороны ведут симметрично расположенные лестницы. На каждой лестничной площадке большое прямоугольное окно с витражом, включающим диагональный рисунок, вызывающий ассоциации с живописью Пауля Клее, Пита Мондриана и других представителей объединения голландских художников «Де Стейл».

Это строение соответствует эстетическим предпочтениям Беренса, который пользовался для декора отрезками прямых линий, складывая из них большое разнообразие геометрических композиций, часто кристаллической формы наподобие кристалла пенициллина. Прямоугольная форма кирпичей давала ему такую возможность.

Профессия — дизайнер

Беренс пришел в дизайн и архитектуру от живописи и графики. Это связь всегда ощущалась в его произведениях. Он не забывал вносить неожиданные и интересные цветовые акценты в свои дизайнерские и архитектурные проекты. Он очень хорошо чувствовал направление, в котором должен развиваться дизайн многих предметов, появившихся впервые в его время. Именно он заложил основы профессии дизайнер, поскольку научился создавать технические по сути и назначению предметы художественными по форме. Сумел органично сочетать эти начала, сумел показать, что утилитарность не противоречит красоте. Внешняя форма его вещей строилась в основном на повторах нескольких геометрических элементов — шестигранников, кругов, овалов. Истоками формообразования этих вещей были инженерные, утилитарные формы, гармонизированные и приведенные к определенному ритму и пропорциям. Никаких традиционных растительных форм, никакой орнаментации.

Главной заслугой Беренса в области архитектуры можно считать внедрение творческих элементов в промышленную архитектуру. Создание не просто утилитарных помещений для работы заводского оборудования, но и эстетически облагороженной среды, в которой рабочие проводят большую часть дня.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!