Расторжение сберегательных договоров «S-Prämiensparen flexibleel»

Автор:

В номере: 2019

© MG - Fotolia.com

В данной статье мы хотели бы познакомить читателей с делом, которое рассматривается Верховным судом Германии 14 мая 2019 года. В данном процессе истцы добиваются признания того, что три сберегательных договора продолжают действовать дальше.

В 1996 году ответчик рекламировал сберегательные договоры  «S-Prämiensparen flexibel » в своей рекламной брошюре, содержащей, в частности, образец расчета  развития сберегательного кредита сроком на 25 лет с ежемесячной суммой накопления в размере 150 немецких марок, включая ежегодные выплаты страховых премий.

В 1996 и 2004 годах истцы заключили с ответчиком Сбербанком (Sparkasse) в общей сложности три сберегательных договора класса «S-Prämiensparen flexibleel». В дополнение к переменной процентной ставке по сберегательному кредиту в договорах предусматривалось, по истечению третьего года действия договора, выплата премии в размере 3% от сберегательных взносов, сделанных в предыдущем году. Далее, в соответствии с договором, эта премия увеличилась до 50% от суммы выплаченных взносов, сделанных к концу 15-го года.

Ко всем сберегательным договорам были применимы общие правила (AGB) ответчика по состоянию на 21 марта 2016 года.

В пункте 1 статьи 26 общих правил (AGB-Sparkassen) содержится следующее положение:

«(1) Обычное уведомление о расторжении договора.

Если не оговорены ни срок, ни иные условия расторжения договора, клиент и при наличии соответствующих оснований Сбербанк вправе в любое время прекратить деловые отношения или отдельные виды деятельности без соблюдения срока уведомления. Если Сбербанк расторгает договор, он учитывает законные интересы клиента, в частности, не прерывать его в неподходящее время».

5 декабря 2016 года, ссылаясь на низкие процентные ставки, ответчик объявил о расторжении договора сбережений 1996 года с 1 апреля 2017 года и расторжении договора сбережений 2004 года с 13 ноября 2019 г.

По мнению истцов, объявленные ответчиком основания расторжения договоров являются недействительными.

Земельный суд (LG Stendal — Urteil vom 29. Januar 2018 — 21 O 39/17) рассмотрел дело и отклонил иск, который был направлен, в частности, на установление факта дальнейшего действия сберегательных договоров. Апелляция истцов также была отклонена Высшим Земельным судом (OLG Naumburg — Urteil vom 16. Mai 2018 — 5 U 29/18).

В обоснование своего решения суд установил, что ответчик имеет право расторгнуть сберегательные договоры в соответствии с пунктом 1 статьи 26 общих правил Сбербанка.

Суд посчитал, что договор, заключенный в 1996 году, можно истолковать как подразумевающий, что стороны по умолчанию отказались от права ответчика расторгнуть договор на 15-летний период, так как рекламная брошюра ответчика обсуждалась в ходе консультаций, предшествовавших заключению договора.

Однако это не относится к сберегательным договорам, заключенным в 2004 году, поскольку консультации с использованием рекламной брошюры, согласно показаниям того же истца, уже не проводились. Исключить, таким образом,  право на расторжение контракта на срок более 15 лет, в любом случае, является  невозможным.

Далее, по мнению суда, тот факт, что страховые премии увеличиваются до 50% сберегательных взносов, сделанных в предыдущем году, не позволяет сделать вывод, что ответчик хотел взять на себя данные обязательства, по меньшей мере, на протяжении 15 лет. Кроме того, тот факт, что договоры служат для сохранения активов, не означает, что ответчик не может расторгнуть договор до истечения 15 лет. Это связано с тем, что цель договора достигается даже при отсутствии экономии в течение 15 лет. Более того, не очевидно, что договора рентабельны только тогда, когда достигается самая высокая ставка страхового взноса.

В конце суд установил, что расторжение договора ответчиком не противоречит условиям договора, о котором говорится в рекламной брошюре, поскольку в ней не указано, когда ответчик может расторгнуть договор. Стороны также не договорились о 25-летнем сроке действия договора. Истцы, по мнению суда,  не могли из рекламной брошюры сделать вывод, что находящийся в ней образец расчета означает, что ответчик намеревался быть связанным договором в течение 25 лет. Ответчик хотел, таким образом, только объяснить клиенту развитие накопительного вклада за 25 лет.

Объективная же причина расторжения сберегательных договоров заключается в изменившейся экономической ситуации. В течение многих лет ответчик работал в условиях низких и отрицательных процентных ставок, что более не оправдывает продолжение использования высокопроцентных инвестиционных продуктов из-за отсутствия возможностей рефинансирования.

С учетом апелляции, разрешенной Высшим Федеральным судом, за исключением дополнительных ходатайств, дело рассматривается Верховным Федеральным судом Германии.

Мария Гамзе, адвокат

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!