Udo Bullmann: «ЕС станет сильнее, если мы укрепим доверие людей»

Автор:

В номере: 2019

Udo Bullmann_S

Удо Булльманн (Udo Bullmann) — ведущий кандидат (место в списке номер 2) Европейского списка от социал-демократической партии Германии (SPD) на выборы в Европарламент 26 мая 2019 г. Родом он из Центрального Гессена, где и живет, является председателем фракции социал-демократов в Европейском Парламенте с марта 2018 года.

— Господин Булльманн,  какие функции и полномочия имеет Европейский парламент? Почему избиратель в Гессене в предположительно солнечное майское воскресенье должен пойти на выборы в Европарламент, вместо того чтобы поехать на природу?

— Европейский парламент является единственным институтом, куда представители избираются непосредственно гражданами Европейского Союза. Он представляет интересы европейцев. На сегодня практически во всех областях политики Европейский парламент принимает решения на равных с государствами-членам ЕС. Это означает, что гражданин может своим голосом напрямую влиять на решения, которые принимаются на европейском уровне – и во многих случаях это касается его повседневной жизни. Например, когда речь идет о качестве и безопасности продуктов питания, стоимости связи в роуминге или как долго имеет право сидеть за рулем водитель грузового автомобиля. Но именно на европейских выборах в этом году поднимается принципиальный вопрос о том, какие ценности определяют наше сосуществование в Европе. Мы стоим на распутье: перед ЕС возникла угроза как изнутри, так и извне со стороны популистов и националистов, которые хотят повернуть время вспять и поставить под сомнение такие фундаментальные ценности, как верховенство права, демократия, равенство между мужчинами и женщинами или свобода печати. Мы полны решимости защищать эти ценности, и поэтому  мы надеемся на голоса граждан.

Трагическая ошибка

— У всех на устах приближающийся «брексит». Как Вы оцениваете будущие среднесрочные и долгосрочные тенденции развития ЕС в составе оставшихся 27 стран-участников? Есть ли шанс, что Великобритания все же останется членом ЕС?

— Выход Великобритании из ЕС был и остается трагической ошибкой, но страны ЕС-27 всегда единодушно и конструктивно сотрудничали с Великобританией с целью предотвратить жесткий «брексит» и защитить права граждан, а также мирный процесс в Северной Ирландии. Эти принципы и в дальнейшем остаются для нас верховным приоритетом. Британское правительство под руководством Терезы Мэй привело Великобританию на грань жесткого «брексита». Ее предложение продлить срок выхода до конца июня, при этом, не показав возможности выхода из блокады, было неосуществимо и только еще больше увеличило бы риск жесткого «брексита». 27 остальных государств-членов ЕС указали возможные варианты во время саммита в Брюсселе. По нашему мнению, премьер-министру следовало бы сотрудничать с оппозицией, чтобы глубже изучить возможность более тесных отношений между Соединенным Королевством и ЕС. Когда дело доходит до принятия решения, которое будет определять жизнь следующих поколений, то в принципе, само собой разумеется, что необходимо искать решения также за пределами курса одной политической силы. К сожалению, Мэй до сих пор всегда ставила интересы своей партии выше интересов страны. Другой вариант – снова спросить сам британский народ. Ради этого сотни тысяч людей вышли на улицы прямо в Лондоне. Госпоже Мей стоило бы выслушать их.

Амбициозные цели Лиссабонского договора

— Вы – незаурядный европейский политик, который призван воплощать в жизнь Лиссабонский договор 2000 года. Мы просим Вас объяснить нашим читателям значение этого соглашения и рассказать, что было реализовано в течение прошедших 19 лет.

— Договоренности в Лиссабоне в 2000 году поставили перед ЕС амбициозные цели по достижению большего благополучия и солидарности в обществе. Задачей этой стратегии было, например, создание к 2010 году новых и лучших рабочих мест в Европе, предоставление женщинам равных с мужчинами возможностей на рынке труда и максимально возможное сокращение бедности в Европе. Также среди целей договора четко был закреплен принцип бережливого использования природы, то есть идея о том, что наша экономика должна считаться с естественными пределами природных ресурсов нашей планеты. Как я уже сказал, эти цели в принципе должны были быть достигнуты к 2010 году. Однако до этого так и не дошло, поскольку, начиная с 2008 года преодоление финансового кризиса стало в центре политических дискуссий внутри ЕС. При этом сконцентрировались почти исключительно на стабилизации финансовых рынков и государственных бюджетов, частично также за счет социальных приоритетов, в том виде как они были сформулированы в Лиссабонском договоре и затем в его преемнице, Стратегии Европа-2020.

К сожалению, особенно консервативные и либеральные правительства многих государств-членов позаботились о том, чтобы в таких стратегических проектах, как Лиссабон и Европа-2020, до сих пор так и не появились эффективные инструменты для практической реализации этих идей. Мы, социал-демократы, хотим, наконец, изменить эту ситуацию. Мы требуем подписания так называемого Европейского пакта об устойчивом развитии, который ставит социальные и экологические задачи на один уровень с экономическими целями, чтобы в будущем экономика, человек и окружающая среда больше не подвергались опасности стать разменной монетой и противоречить друг другу в европейской политике.

За устойчивое будущее Европы

— Какова ваша программа на первые 100 дней, если по результатам выборов Европейская комиссия будет в значительной степени опираться на социал-демократическую фракцию?

— После выборов в Европарламент речь пойдет в первую очередь о составе нового парламента и выборах президента комиссии. При этом для нас решающую роль будет играть наша программа за справедливое и устойчивое будущее Европы. Мы хотим осуществить разумный с социальной точки зрения переход к благоприятной для климата экономике и обществу. Затраты на охрану окружающей среды не должны лечь на плечи самых незащищенных слоев общества. Вот почему компасом для нас служат программа ООН в области устойчивого развития UN 2030. При этом речь идет также о стабильности на нашем континенте. Такие политические землетрясения как „брексит“ – это не в последнюю очередь результат безответственной политики, которая бросает людей на произвол судьбы.

Нам необходимо фундаментально изменить курс. Например, Пакт о стабильности и росте можно было бы преобразовать в Пакт об устойчивом развитии таким образом, чтобы закрепить успех, в том числе за счет таких факторов, как достижение наших экологических целей, борьба с безработицей среди молодежи или гендерное равенство. Эти темы станут для нас отправной точкой в любой дискуссии после выборов в Европарламент.

Что делает наш континент сильнее и способствует большему единству в Европе?

— ЕС станет сильнее, если мы укрепим доверие людей к Европейскому Союзу. Нам также нужно больше говорить о Европе в муниципалитетах и регионах, это долг каждого на всех демократических избирательных уровнях. Нам необходимо укреплять партнерские отношения между городами и регионами, усилить как обмен между школами, так и обмен ученикам в системе производственного обучения. Нам нужно развивать такую сеть людей по ту сторону красных ковров и телекамер, которую нельзя разобщить, даже если иногда на официальном уровне все идет не очень гладко.

О предвыборной программе

В предвыборной программе Вы хотите в Европейском парламенте отменить принцип единогласия в пользу принципа большинства. Не будет ли это способствовать расколу Европы, когда большинство навязывает свою волю меньшинству? Ведь меньшинство – это независимые страны, каждая со своим собственным избранным правительством и парламентом.

— Мы хотим осуществить это в сфере налоговой политики, и для этого необходимо отказаться от принципа единогласия. В наших попытках борьбы против бегства от уплаты налогов и налоговых «оазисов» таких, как Люксембург, Нидерланды, Кипр или Ирландия, мы постоянно наталкиваемся на вето со стороны этих стран с низким уровнем налогообложения. Для обычного работающего человека, который платит свои налоги, неприемлемо, что миллиардные концерны уходят от налогов, выплачивая при этом минимальные суммы. Согласно оценкам, из-за обычного и злостного уклонения от уплаты налогов государственные бюджеты ежегодно теряют около 1000 млрд. евро. Это деньги, в которых крайне нуждаются школы, инфраструктура, социальное страхование. С этим необходимо покончить, в конце концов.

— В Вашей программе Вы требуете „минимальных стандартов для национальных систем обеспечения“. Некоторые читатели считают, что если в Греции выплачиваются такие же социальные выплаты как в Германии или Швеции, то это происходит из кармана немецкого «казначея». Что Вы можете сказать этим читателям?

— Помимо прочего, мы хотим установить европейские минимальные зарплаты, которые, конечно, привязаны к средней зарплате в каждой отдельной стране. Это выгодно всем, потому что таким образом, в частности, можно предотвратить демпинг за счет низких зарплат и социальных выплат. Адекватные минимальные стандарты для национальных базовых систем обеспечения во всех государствах ЕС были закреплены уже 2017 году в Европейском столпе социальных прав. Это означает, что заработная плата при полной занятости не должна быть ниже официального прожиточного минимума в стране, а также то, что государства-члены будут постепенно приводить в соответствие свои системы пенсионного, медицинского страхования и страхования по безработице. Эта корректировка и защита людей совместно способствуют стабилизации национальной экономики каждой страны. Для надежности систем обеспечения необходимо перестрахование, чтобы в трудные времена не лишать безработных средств для существования. Для этого все страны должны вносить свой вклад в фонд, из которого они могут в период кризиса затребовать кредитные средства, а затем эти деньги должны быть выплачены обратно.

Германия платит наибольшую долю денег в ЕС, но треть из них возвращается в виде средств на развитие. Таким образом, по объему нетто-платежей Германия занимает только четвертое место среди всех вкладчиков в Евросоюзе. Кроме того, ни одна национальная экономика не выигрывает так много от внутреннего рынка ЕС, как мы. Почти две трети немецкого экспорта приходится на страны ЕС.

Что удалось сделать

— Как Вы оцениваете Вашу работу в парламенте за время прошлого созыва? Что удалось Вам (вашей фракции), а что – нет?

— Нам удалось по многим важным пунктам одержать победу над консервативным большинством в Совете и Европейской комиссии. Мы были на передовой в борьбе против политики жёсткой экономии. В ответ на излишне суровые меры в целях экономии и абсурдную экономическую неуступчивость, навязанные Европе консервативными силами, мы смогли добиться более гибких бюджетных правил для стран еврозоны, если, например, требовались стратегические инвестиции в экономику страны.

Мы решительно выступили против отмывания денег, злостного и обычного уклонения от уплаты налогов, а также недобросовестной налоговой конкуренции между странами ЕС. Мы позаботились, не в последнюю очередь, об обеспечении достойного обращения с работниками, которых отправляют на работу в другие страны ЕС. Новые правила, принятые в прошлом году, гарантируют равную оплату за равный труд в одном месте и минимальные социальные стандарты. Это также позволяет защитить от подрыва конкуренции рынки рабочей силы, куда отправляются эти работники.

— Не могли бы Вы в нескольких словах описать социал-демократические идеалы в общей Европе?

— Мы боремся за ту Европу, которая даст возможность жить хорошей и здоровой жизнью всем людям, а не только нескольким избранным, и которая будет считаться с ограниченными ресурсами нашей планеты.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!