Трагические судьбы детей Петра Первого

Автор:

В номере: 2019

TASS_13761389_S

О некоторых династических браках, заключаемых членами императорской семьи Рома­новых преимущественно с немецкими принцами и принцессами, мы уже писали. А ввёл эту традицию Петр I. До него все русские цари и великие князья брали в жёны русских боярышень (исключением был только Иван III, женившийся на племяннице византийского императора Софье Палеолог). Пётр женил своего сына Алексея на немецкой принцессе Софии Шарлотте Брауншвейг-Вольфенбюттельской, а супругом его дочери Анны стал Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский.

Продолжение. Начало в № 12 (210)

ЦАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ

Алексей (1690-1718) – сын Петра I от брака с Евдокией Фёдоровной Лопухиной. Первый представитель императорской семьи Романовых, заключивший династический брак с немецкой принцессой. Брак с Шарлоттой Кристиной Софией Брауншвейг-Вольфенбюттельской (Charlotte Christine Sophie von Braunschweig- Wolfenbüttel, 1694-1715) продлился четыре года и закончился со смертью кронпринцессы. Трагедия царевича состояла в полном разногласии с отцом. Он был осуждён за государственную измену и скончался в Петропавловской крепости при невыясненных обстоятельствах.

Побег из России

После рождения сына и смерти жены отношения Алексея с отцом крайне обострились. И раньше они были не безоблачны. Алексей не мог простить отцу ссылку любимой матери, недостаток отцовского внимания и тепла, непомерные требования, предъявляемые к выполнению поручений, которые давались без учёта его желаний. Пётр же не видел в сыне продолжателя начатых им преобразований. Известный историк XIX века С.М. Соловьёв так описывает растущую взаимную ненависть отца и сына: «Пётр сначала сердился, бранил, бил, потом утомился, перестал говорить с сыном – дурной признак для Алексея… это страшный признак озлобления родительского чувства, признак ожесточения. Но сын давно уже охладел и ожесточился, давно в присутствии отца на нём лежал тяжкий гнёт, и только в отдалении от него дышалось свободно».

К указанным выше причинам разлада добавилась ещё одна, которая стала самой главной. Дело в том, что в это время вторая супруга Петра Екатерина родила мальчика. Теперь Пётр и его жена захотели передать престол сыну Екатерины в обход Алексея. Царь, не видя в старшем сыне достойного преемника, стал требовать от него пострижения в монахи, что лишило бы престола и законного наследника, и его сына.

Первое гневное письмо Пётр вручил Алексею в день похорон его жены. В этом послании царь требовал от сына активнее и «с охотой» поддерживать его военную политику, в противном случае угрожал лишить его права наследования престола. Царевич ответил письмом, в котором уверял: « буде изволишь… меня наследия лишить короны российской, буди по воле вашей». Алексей отказывается от короны, но ничего не говорит о постриге в монастырь. Пётр усмотрел в этом лишь уловку и проволочку и посылает второе письмо с теми же требованиями: «или отмени свой нрав… или будь монах». На следующий день Алексей отвечает: «желаю монашеского чина». Такой ответ царевич дал по совету своих сторонников: «клобук вить не гвоздём к голове прибит, мочно его и снять». Пётр всё-таки даёт сыну время на размышление: «Одумайся, не спеша; потом пиши ко мне, что хочешь делать; а лучше бы взяться за прямую дорогу, чем в чернцы. Подожду ещё полгода».

Но и через полгода ответ не поступил. Тогда 26 августа 1716 года царь в третий раз обращается к Алексею уже с более категоричными требованиями: либо немедленно приехать к нему в Копенгаген, где он в это время находился с дипломатическим визитом, либо указать точное время пострига и монастырь, где он собирается жить в монашестве. Алексей понял, что выбора у него нет: либо активно участвовать в военных действиях под началом ненавистного отца, либо идти в монастырь. Ни один, ни другой путь его не устраивал. Оставался третий – побег. Для этого сложились как нельзя более благоприятные обстоятельства: отец вызывал его в Копенгаген и потому не требовалось объяснений его выезда из страны.

26 сентября 1716 года царевич покинул Петербург. Его сопровождали всего несколько человек: любовница Ефросинья, брат её Иван Фёдоров и трое слуг. Путь его лежал в Вену, где он надеялся искать защиты у своего шурина (сестра Шарлотты была замужем за австрийским императором Карлом VI). Ожидая погоню, Алексей старался запутать следы. Вначале он регистрировался на почтовых станциях под именем московского подполковника Кохановского, затем польского кавалера Кременецкого. Перед въездом в Вену он переодел Ефросинью в мужское платье и стал выдавать её за офицера.

Тем временем Пётр, обеспокоенный исчезновением сына, организовал его поиски, послав отряды в разных направлениях. Самыми успешными оказались действия русского резидента в Вене Аврама Веселовского, который скоро напал на след беглецов и следовал за ними, справляясь на почтовых станциях. Наконец, 21 февраля 1717 года Веселовский сообщает из Вены, что «Кохановский обретается здесь инкогнито», но где именно, ему неизвестно. Получив это известие, царь направил в Вену гвардии капитана А.И. Румянцева с тремя офицерами, приказав выкрасть царевича и «в Мекленбургию к войску нашему вывезть».

Детективный сюжет закручивается. Прибывший Румянцев не обнаруживает царевича в Вене и выясняет, что он укрывается в горной крепости Эренберг в Тироле. На аудиенции с австрийским императором Веселовский заявил, что русским известно о нахождении царевича. Получив это известие, император приказал в срочном порядке перевести Алексея в Неаполь, входивший в то время в состав Австрийской империи. Здесь царевича и Ефросинью (переодетую пажом) поместили в замок Сент-Эльм, возвышающийся на высоком холме над городом. Однако сохранить в тайне новое убежище не удалось, Румянцев его выследил. Для организации возвращения беглеца на родину Пётр направил в Вену талантливого и опытного дипломата Петра Андреевича Толстого.

Возвращение в Россию

Царь снабдил посланника письмом к сыну, в котором уверял его, что простит побег в случае добровольного возвращения: «…я тебя обнадёживаю и обещаюсь Богом и судом его, что никакого наказания тебе не будет, но лучшую любовь покажу тебе, ежели воли моей послушаешься и возвратишься. Буде же сего не учинишь, то… яко государь твой, за изменника объявляю…» Алексей вернуться отказался. Тогда Толстой пустил в ход подкупы и сложные политические интриги, вынудившие царевича дать согласие на возвращение. Он просил вице-короля Неаполя Дауна пригрозить Алексею разлучить его с горячо любимой Ефросиньей, секретарю Дауна заплатил 60 гульденов за ложное сообщение, что обещание австрийского императора оказать помощь и защиту ненадёжно; со своей стороны уверял царевича, что Пётр, якобы, подтягивает войска в Силезию, чтобы выступить военным походом против Австрии в случае невыдачи сына. Помимо этого Толстой заручился письмом от царя с уверением выполнить просьбы сына: дать разрешение жениться на Ефросинье и, отойдя от дел, поселиться в собственных поместьях. Алексей был поставлен перед выбором: либо ненадёжное укрытие у австрийского императора и опасность потерять любимую, либо женитьба на Ефросинье и спокойное житьё дома. Алексей поверил Толстому и выбрал возвращение в Россию.

Розыск и смерть

31 января 1718 года царевич прибыл в Москву. Третьего февраля состоялось его свидание с отцом, проходившее в Кремлевском дворце. Алексей плакал, каялся и просил прощения. В присутствии сановных вельмож и духовных иерархов был зачитан Манифест, в котором перечислялись все проступки царевича, вынудившие отца лишить его наследования, после чего царь изрёк: «Прощаю, а наследия лишаю». Царевич принёс присягу в том, что отказывается от престола и признаёт законным наследником короны брата своего Петра. Царь оговорил, что прощение дано при условии, что Алексей «объявит о своих согласниках, которые присоветовали бежать к цезарю». Современные историки считают, что собственно свержения отца Алексей не планировал, но хотел заручиться помощью в случае кончины родителя и возможной борьбы за наследование престола между ним и братом Петром, то есть между сторонниками старины и новаторами.

Как и требовал отец, Алексей назвал имена своих «согласников». Последовали аресты, допросы, пытки, а затем и казни. В марте завершилась первая — московская — часть следствия. Процесс был переведён в Петербург. Пётр пытался выявить организованный заговор, потому дознания и пытки продолжались. В апреле 1718 года был произведён допрос Ефросиньи, и её показания стали переломным моментом в деле царевича. Она рассказала, что за границей царевич не раз жаловался императору на суровость отца, писал письма архиереям в Россию, изъявлял горячее желание взойти на престол, выражал надежды на бунт или скорую смерть Петра и своё намерение возглавить возможный мятеж русских войск. Конечно, это были лишь желания и помыслы, но по законодательству того времени разницы между действием и словом не существовало, квалифицировались они как измена, которая каралась смертной казнью.

Сразу после показаний Ефросиньи царевича перевели в Петропавловскую крепость. Последовали допросы, и Алексей подтвердил сказанное любовницей. 24 июня Верховный суд, состоявший из высших сановников, вынес смертный приговор, а 26 июня 1718 года Алексей скончался в крепости. Официальная версия: смерть наступила от «удара» (инфаркта), который случился у царевича после того, как ему был зачитан приговор. Что произошло на самом деле, покрыто тайной. Имеются сведения, что уже после вынесения приговора царевича пытали, потому высказываются предположения, что он умер от пыток. По другой неофициальной версии, он был убит тюремщиками по указанию царя. Похоронен Алексей Петрович в Петропавловском соборе рядом со своей супругой. Траура не было.

Дети Алексея

Дочь Алексея Наталья прожила лишь 14 лет и умерла в 1728 году. Недолог был век и её брата. После смерти Екатерины Первой в 1727 году он провозглашён императором в возрасте 13 лет, а через три года скончался.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!