Взлетевший первым

Автор:

В номере: 2018

© Hein Nouwens - Fotolia.com

Не так давно жители небольшого баварского городка Лойтерсхаузен отдавали дань памяти своему выдающемуся земляку — Густаву Вайскопфу в связи с 90-летием со дня его кончины.

Вероятно, ещё и сегодня многие из тех, кто с юных лет питает интерес к воздухоплаванию, на вопрос: «Кто построил первый в мире самолёт и совершил полёт?», без колебаний ответят: «Ну, конечно, это были американцы – братья Райт». И они не слишком и ошибутся – действительно, Орвил и Уилбер Райт построили летательный аппарат собственной конструкции и в декабре 1903 года, вооружив его мотором, оторвались от земли. Но, не ведая того, братья оказались лишь вторыми.

В России, возможно, вспомнят своего земляка – Александра Можайского, ещё в 1885 году построившего прообраз будущих аэропланов. Но, увы, его аппарат взлетать не захотел. И лишь немногие знатоки истории авиации назовут имя истинного первопроходца на тернистом пути в небо – немецкого авиатора-самоучки. Речь идёт о Густаве Вайскопфе, более известном историкам авиации под фамилией Уайтхед. Но для русскоязычного читателя это по сути одно и то же: оба слова переводятся на русский язык (соответственно с немецкого и английского) совершенно идентично – «Белая голова». И на самом деле этот человек имел действительно светлую голову.

Тернистый путь в небо

Густав Альбин Вайскопф появился на свет в первый день нового 1874 года в баварской «глубинке» — крохотном городке (не на каждой карте встретишь) Лойтерсхаузене. Он стал вторым ребёнком в семье Карла Вайскопфа и его жены Бабетты. В 13 лет Густав осиротел и быстро понял, что теперь рассчитывать ему не на кого, ничего не остаётся, как самому устраивать свою жизнь. Выучившись на механика, 14-летний Густав отправился в Гамбург, где был взят юнгой в экипаж небольшого парусника. Прослужив около года, Густав перебирается к родственникам в Бразилию. Но ещё в пору своей баварской юности у Густава проявляется интерес ко всему летающему, он строит воздушные змеи, наблюдает за полётами птиц, изучает направление ветров. В Бразилии это юношеское увлечение не было забыто, наоборот, оно только окрепло и переросло в убеждённость, что полёты должны стать целью и делом его жизни.

По возвращении в Германию в 1893 году, 19-летний Густав неоднократно встречается с уже ставшим широко известным «королём планеризма» Отто Лилиенталем, знакомится с конструкциями его планеров, советуется и обсуждает проблемы, связанные с полётами. «Король», распознав в юноше неподдельный интерес к небу и творческие задатки, общается с ним на равных, не скрывая секретов, делится своим опытом создания аппаратов собственной конструкции. Через 2 года, не найдя для себя работы на родине, Вайскопф вновь покидает её, теперь уже навсегда.

В 1895 году он эмигрирует в США, где сразу же ищет любые возможности заняться любимым делом – планеризмом. Такая возможность открылась лишь через пару лет, когда Вайскопф (теперь уже на английский манер — Уайтхед) становится членом Бостонского клуба аэронавтики. Здесь он строит свои первые планеры (в их конструкциях легко угадывается влияние идей Лилиенталя) и летает на них. Правда, полёты удаются лишь на короткие дистанции, что не в последнюю очередь объясняется солидными габаритами и весом пилота. Густав и сам прекрасно понимает это. Но (нет худа без добра) именно это обстоятельство наводит его на мысль компенсировать свой вес установкой на планер мотора, способного обеспечить необходимую для полёта тяжёлого аппарата тягу.

С энтузиазмом берётся Густав за реализацию собственной идеи. Ему повезло: как раз в это время некий нью-йоркский промышленник нанимает его для постройки летающих моделей, планеров и моторов к ним. Сначала создаётся небольшой маломощный паровой двигатель, который в 1899 году Уайтхед устанавливает на свой планер. Далее следует почти (а может, и совсем) фантастическая история, всплывшая много позже. В 1934 году некий Луи Дарварич, действительно бывший в своё время помощником Уайтхеда, рассказал, что в мае 1899 года в Питтсбурге они с Уайтхедом взлетели на планере с паровым двигателем. При этом роль Луи, якобы, заключалась в поддержании огня в топке котла. Признаться, сегодня в это трудно поверить. Полёт проходил на высоте 6-8 метров, был весьма непродолжительным и завершился тем, что планер врезался в здание, вызвав в нём пожар. Рассказчик получил серьёзные ожоги и лежал в больнице. В доказательство он демонстрировал шрамы. Нашёлся и пожарный  Мартин Девэйн, который подтвердил, что участвовал в тушении пожара дома после того, как «нечто врезалось в него».

© Juulijs - Fotolia.com

Историческое событие

Так или иначе, Густав больше не экспериментировал с паровыми двигателями, а взялся за двигатели внутреннего сгорания. Освоив их, Густав построил чрезвычайно лёгкий, но достаточно прочный планер (основным строительным материалом был бамбук) и установил на нём свой 30-сильный мотор. Именно на этом аппарате он совершил свой первый моторный полёт 14 августа 1901 года, пролетев 800 метров на высоте 15 метров над землёй, более чем на 2 года опередив братьев Райт. Причём полёт Вайскопфа оказался значительно лучше по показателям, чем будущий первый полёт братьев Райт, одолевших лишь 540 метров.

Полёт Уайтхейда происходил  неподалёку от городка Файерфилд, штат Коннектикут. Присутствовавший при этом Дик Хауэлл, спортивный репортёр газеты «Бриджпорт Геральд», подтвердил факт полёта и представил свои зарисовки аппарата в воздухе. К сожалению, фотографий этого, по истине, исторического события сделано не было. Хауэлл рассказал, что для взлёта не использовались ни внешние приспособления (типа катапульты), ни какой-либо уклон местности или встречный ветер. Аппарат разогнался на собственных колёсах, приводимых в движение мотором, который перед отрывом от земли переключался на привод двух пропеллеров. В этот день, по свидетельству очевидцев, было один за другим выполнено 4 полёта.

Следующей машиной Уайтхеда стала летающая лодка. Теперь он заменил бамбук алюминием, а 30-сильный двигатель – 40-сильным. На этом аппарате 17 января 1902 года Густав совершил полёт над проливом Лонг-Айленд, преодолев без малого 3 км на высоте порядка 60 м. В этом же полёте он успешно проверил возможность маневрирования в горизонтальной плоскости, описав полный круг и приводнившись у берега, где его ожидали помощники и многочисленные восторженные зрители. Когда аппарат находился над проливом, он был замечен и, будто, даже сфотографирован капитаном одного из находящихся в проливе судов.

S-1

Забытые полеты

Дальнейшая деятельность Вайскопфа-Уайтхеда сопряжена с многими недомолвками и обросла легендами. Страстно увлечённый своим делом, которому посвящал все свои силы и время, Густав не позаботился о своевременном формальном засвидетельствовании своего приоритета в деле моторного полёта. Ни патентов, ни печатных трудов в специальной авиационной прессе (которая едва зарождалась) у него не было. Ни на какую рекламу своей деятельности Густав время не тратил. Наверно поэтому дискуссии на тему его приоритета продолжались вплоть до недавнего времени. Участвовали в них и известные организации, и частные лица, среди которых, естественно, были и члены семьи Райт, оспаривавшие первенство Уайтхеда. Однако нашлись документы и даже живые свидетели, подтвердившие под присягой, что 14 августа 1901 года Густав Уайтхед действительно совершил первый в истории управляемый полёт на аппарате тяжелее воздуха, оснащённом мотором. Фотография, которая согласно свидетельству запечатлела Уайтхеда в полёте с двигателем, была продемонстрирована на Первой ежегодной выставке Американского аэроклуба в 1906 году и опубликована в журнале Scientific American. Сегодня его приоритет уже не вызывает сомнений у специалистов и историков техники.

В дальнейшем, вплоть до самой кончины 10 октября 1927 года, Вайскопф-Уайтхед успешно занимался проектированием и постройкой планеров, самолётов и двигателей к ним. Вероятно, он не очень заботился о коммерческой стороне своей деятельности, серьёзной рекламы по-прежнему не было. Поэтому известность пришла к нему лишь посмертно. В 1937 году в Вашингтоне вышла книга Стеллы Рэндольф «Забытые полёты Густава Уайтхеда».

Как ни странно, но знаменитый Смитсоновский Музей авиации и космонавтики ничего не знал о ранних полётах Уайтхеда до появления книги Рэндольф. Около двух десятилетий спустя музей издал «Библиографию аэронавтики», охватывающую период до 1912 года, в ней не раз  упоминаются имена Уайтхед и Вайсскопф.

В 1968 году власти штата Коннектикут официально признали Уайтхеда  «Отцом авиации штата Коннектикут».

А в Баварии, в родном городе первого в мире пилота, был открыт и поныне действует музей, посвящённый Вайскопфу (здесь, понятно, его помнят под этим именем). Кроме того, горожане возвели памятник своему славному земляку.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!