«Франкфурт испытывает время ускоренного роста населения»

Автор:

В номере: 2018

Uwe Becker_S

Наш собеседник — Uwe Becker, Bürgermeister und Kämmerer der Stadt Frankfurt am Main, Politiker (CDU). 

— Господин Беккер, Вы уроженец Франкфурта, изначально Вашей профессией было банковское дело. О многом другом, касающемся Вас, официальные источники молчат. Нам хотелось бы познакомить наших читателей с Вами поближе: из какой Вы семьи, кем были Ваши родители?

— Мои родители встретились после войны во Франкфурте. Моя мама из  Судетских немцев, семьи беженцев. Мой отец, с которым впоследствии она создала нашу семью, родила меня и моих старших сестер, —  местный. Отец был фрезеровщиком на фабрике, и жили мы достаточно просто. Мать работала в банке, впоследствии я сначала пошел по ее стопам. В нашей семье любили обсуждать вопросы текущего времени: вечером собирались у телевизора для совместного просмотра новостей. От родителей я унаследовал интерес к общественно-политическим темам, что в итоге и стало моей профессией.

— Интересно узнать, почему Вы в свое время не получили высшего образования?

— Точнее говоря, я не закончил начатого. Окончив два семестра на юридическом, я передумал и решил пойти работать и учиться в банк. Так сложилось, что окончив обучение в банке, я достаточно быстро продвинулся на должность в отделе кадров и одновременно замаячили интересные варианты профессионального развития в политике. Я был тогда молод, и мне хотелось задействовать себя там, где я могу что-то изменить к лучшему. Чтобы осуществить мой план, я добивался должностей, позволяющих принимать  решения и дающих рычаги влияния. Таким образом, постепенно полностью отпал вопрос получения высшего образования. Оно бы мне не пригодилось.

В политике

На политическом поприще бывает непросто преуспеть. На что Вы рассчитывали в начале 2000-ых, когда полностью ушли на службу франкфуртского подразделения ХДС?

— На самом деле я уже в девяностые получил возможность подняться по партийной карьерной лестнице и в возрасте 25 лет избирался в городской парламент от партии ХДС. Меня выдвинули кандидатом в качестве эксперимента, учитывая мою молодость, и эксперимент удался. В последствии моей деятельности в парламенте меня избрали сначала заместителем председателя, а потом в 2001 году уже и председателем фракции.

— Тем не менее, за последние несколько лет Вы дважды отказывались или отказывали себе в кандидатуре на видные политические должности: Вы не выдвигались на должность мэра города —  „обер-бургомистра“ — и недавно отказались от должности председателя партии ХДС во Франкфурте. Вас не прельщает работа на самых верхах или Вы все-таки не лидер по характеру?
 — Ни то, ни другое. Кандидатуру моей коллеги по партии Бернадетт Вайланд в предвыборном соперничестве с Петером Фельдманом выдвинул именно я, в частности потому, что она в меньшей степени, чем я, была вовлечена в дела правящей городом коалиции. Бернадетт Вайланд всегда держала дистанцию к делам правительства города, обладает, в отличие от меня, непредвзятым взглядом на текущие события. Франкфуртское подразделение ХДС и я сочли ее кандидатом, который сможет набрать больше голосов против Фельдмана, чем я. Однако мой отказ от этой кандидатуры не означает окончания моей политической карьеры. Я остаюсь президентом парламента городов земли Гессен — Städtetag — и, конечно же, я, как и раньше, рассматриваю высокопоставленные политические должности как способ воплощения в жизнь  крупных политических планов, преобразования жизни в нашем городе к лучшему. В моем возрасте путь на такие должности еще открыт.

© Manuel Schönfeld - Fotolia.com

Проблемы города и как их решать

— На сегодняшний день Вы заместитель мэра города, казначей и по совместительству заведующий рефератом по делам церкви. Вопрос к Вам в Вашем качестве казначея: у города в этом году 200 миллионов убытков, крупный недобор налога на прибыль предприятий. Мы предвидим повышения цен на коммунальные услуги, а так же сокращения датирований городом тех или иных проектов. Чего конкретно стоит ожидать?

— Франкфурт испытывает время ускоренного роста населения в городе. Каждый год у нас прибывает 15 000 новых жителей. Это увеличение населения на 2 процента можно сравнить с возникновением ежегодно нового жилого района, которому нужны свой детский сад, школа, жилье и прочая инфраструктура. Текущие инвестиции города на сегодняшний день очень велики: мы строим новый госпиталь в Хёхсте, новую линию метро в Европафиртель, у нас наметилась модернизация городского театра. Конечно, при недоборе бюджетных средств мы пересматриваем бюджеты всех городских проектов на предмет экономии. В течение какого-то срока можем амортизировать убытки сбережениями и накоплениями.

К сожалению, одной из основных и трудно решаемых проблем Франкфурта является позиция земли Гессен по отношению к нашим взносам в бюджет земли в рамках соглашения по финансовому балансированию. По сути, мы осуществляем трансфер средств в бюджеты менее развитых регионов земли без учета землей тех требований, которые предъявляет к нам ускоренное развитие самого Франкфурта. Мы отчисляем деньги, которые на сегодняшний день нужны нам самим. По этому вопросу мы конфликтуем с правительством земли Гессен и будем добиваться пересмотра и перераспределения средств в рамках соглашения о балансе.

— Вы упомянули проблему жилья в городе. Это лето нам ее продемонстрировало очень наглядно: Франкфурт буквально завален бездомными людьми, в очереди на социальное жилье, по данным Wohnungsamt‘a, ждут три года,  за 55 квадратных метров в новом районе Ридберг запрашивают 900 евро в месяц и там, где новострой финансируется городом, например, в Бокенхайме от компании АБГ, цены такие же. Не смотря на все это, франкфуртская ХДС сопротивляется застройке городской земли на территории т.н. Пфингстберг, там, где поля граничат с Нидер-Эрленбахом. Какие есть альтернативы?

— Мы сопротивляемся отнюдь не из принципа, но мы против застройки этой территории очередными многоэтажными монстрами типа тех, что мы имеем в  районе Бонамес. Планам такого рода, выдвинутым Петером Фильманом, мы дали отпор в парламенте. Во-первых, потому что есть альтернативы: еще не застроены территории, прилежащие к районам Праунхайм и Нидерурзель. Во-вторых, потому что застройка Пфингстберга с нашей точки зрения не решит проблемы: основная масса прибывающего населения хочет жить в центре и после британского Брексита таких желающих станет больше. Франкфурт со своими 249 квадратными километрами очень невелик, но всякому городу нужны парки, скверы, нам нужен наш „зеленый пояс“, чтобы не задохнуться. Там, где это возможно, в центральных районах мы дотируем строительство городского жилья повышенного уровня именно потому, что если мы не будем этого делать, цены на существующее жилье в центральных районах подскочат настолько, что произойдет вытеснение жильцов со средним доходом. Мы не хотим, чтобы, например, медсестра и прочие служащие наших городских больниц потеряли жилье в городе и превратились в кочевников британского типа. Мы хотим, чтобы население в городе оставалось смешанным.

© rh2010 - Fotolia.com

О прибывающем населении

— На сегодняшний день 30 процентов франкфуртчан — иностранного происхождения. В районе Хаузен планируется создание общежития для совместного проживания студентов и беженцев. Анонимы уже агитируют в духе расизма против этого общежития, будущие соседи переживают за свои парковочные места, а городской реферат по социальным вопросам провозгласил в перспективе крупный успех интеграции. Однако во Франкфурте и студенты-то многие — иностранцы. Где здесь интеграция и зачем все это делается? 

— Если рассматривать несовершеннолетнее население города, то здесь мы имеем даже 50 процентов иностранцев. Франкфурт принял 7000 беженцев, из них 2000 — несовершеннолетние. Наша политика нацелена на расселение этих людей там, где есть сложившаяся местная инфраструктура, т.е. там, где религиозные общины, соседские инициативы и т.д. могут оказать этим людям первое содействие в интеграции. Совместное расселение со студентами, как мне кажется, может быть полезным обеим сторонам. В общежитиях такого рода проще налаживаются человеческие контакты.

— А чем занимается городской совет по вопросам иностранцев?

— Ausländerbeirat — это коллективный орган, который существует уже много лет. В последние годы его члены активно занялись текущими вопросами интеграции иностранного населения в городе, налаживанием контактов между представителями разных религиозных общин, организацией языковых курсов. Из последних инициатив можно назвать проект по ознакомлению мусульманской молодежи с традициями Иудаизма.

Некоторой проблемой данного органа является тот факт, что граждане Евросоюза могут избираться напрямую в городской парламент. Таким образом, долгие годы среди членов совета преобладали представители выходцев из мусульманских и других стран, не входящих в Евросоюз. Но стоит сказать и то, что работа в совете не оплачивается, т.е. все, кто в нем задействован, осуществляют названые проекты безвозмездно.

— Каков Ваш опыт политической работы с выходцами из бывшего Советского Союза? 

— Мой опыт здесь ограничивается сотрудничеством с Альбиной Назаренус-Феттер, членом городского парламента и моей соратницей по партии ХДС. Альбина Назаренус заседает в парламенте с 2016 года и активно занимается вопросами немцев из республик бывшего Советского Союза социо-экономического плана.

По вопросам религии

— Несколько вопросов к Вам в Вашем качестве заведующего рефератом по вопросам церкви: Вы член так называемого „Германского Ордена“. На такую роль этот католический орден принимает в свои ряды тех, кто стремится поддерживать в духе христианства нуждающихся в помощи, не будучи монахом как таковым. Что конкретно означает Ваше членство в этой организации в XXI веке? 

— Для меня это, в первую очередь, жест, лишний раз демонстрирующий мою приверженность к системе ценностей христианства. Я принимаю участие в некоторых мероприятиях Ордена, хотя тугой политический график не всегда совместим с активной деятельностью в Ордене. Я не исполняю никаких обязанностей, связанных непосредственно с религиозной жизнью Ордена.

— Вы причисляете себя к верующим католикам, но отвечаете за вопросы всех религиозных общин в городской политике. Вас можно встретить, например, на мероприятиях еврейской общины.  Является ли Ваш интерес к иудаизму чисто профессиональным?

— Я поддерживаю контакт со всеми общинами, существующими в нашем городе. В моем отношении к еврейской общине большую роль играют мои чисто франкфуртские корни. Франкфурт можно смело назвать исторически самым „еврейским“ городом Германии в силу огромной роли, которую еврейское население города играло до его практически полного истребления фашизмом. Меня очень волнует мысль о том, каким бы был наш город, если бы не было Второй мировой войны, кем были бы наши соседи, все те, кого нет уже с нами после Холокоста? В силу таких размышлений, а также наблюдая рост антисемитизма в стране, я задействован в нескольких проектах, связанных с еврейским миром, например, являюсь президентом товарищества друзей университета города Тель-Авив.

— В связи с напряженной ситуацией в стране после терактов недавнего времени в еврейском мире набирает силу скептический прогноз на будущее. Численные показатели уже сегодня указывают на количественное превосходство мусульман в стране, а что будет дальше? Что Вы, как представитель политических элит, можете противопоставить подобного рода опасениям?

— Я сталкиваюсь с этими опасениями в разговорах с представителями еврейской общины. Конечно, каждое антисемитское граффити, каждая детская драка среди мусульманских и еврейских школьников, равно как и недавнее нападение на 20-летнего выходца из Израиля усугубляют ощущение опасности. Мы долго не понимали и даже не подозревали, что в нашем городе есть люди, которые воспитывают своих детей в духе антисемитизма. Впервые эти люди вышли из частной жизни в общественную в 2014 году в рамках антисемитской демонстрации на Цайль. Тогда даже полиция неправильно оценила ситуацию и, при попытке умиротворения, предоставила митингующим рацию. Ею злоупотребили, скандировали запрещенные в Германии лозунги. На сегодняшний день мы работаем в совете религиозных общин с  признанными мусульманскими авторитетами. Мы внушаем мысль о том, что деятельность салафистов во Франкфурте, нацеленная на мусульманскую молодежь, не может быть в их интересах. Не могут они хотеть, чтобы их подрастающее поколение приобщалось к Корану экстремистами. Что же касается националистических инициатив, исходящих от местного населения, тут стоит отметить, что созданное в свое время подразделение Пегиды в нашем городе не прижилось.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!