Чьи права защищают забастовки?

Автор:

В номере: 2018

© soupstock - Fotolia.com

В этой статье мы затронем актуальную тему — проведение забастовок в Германии, невольно создающих бытовые неудобства и финансовые проблемы. Мы все с вами — потребители бытовых товаров, конечной формой которых являются продукты производства и услуги. Как дисциплинированные налогоплательщики и законопослушные члены немецкого общества, мы вправе рассчитывать на соответствующее отношение к нам всех государственных служб и коммерческих структур, играющих в сфере потребления ведущую роль.

Мы не можем обойтись без услуг железнодорожного и городского транспорта, не представляем своей жизни без работы почтовых отделений  – пока еще никто не смог воплотить в реальность вожделенную телепортацию предметов. Мы нуждаемся в услугах детских садов и ясель — условия современного рынка труда стали настолько жесткими и бескомпромиссными, что у молодых родителей нет иного выхода, как прибегать к помощи детских учреждений.

Забастовки выбивают нас из привычного ритма жизни, ломая заблаговременно созданные планы, вводя в непредвиденные расходы. К кому апеллировать и у кого искать защиты? С этими и подобными вопросами я обратилась к региональному директору Объединения немецких профсоюзов Харальду Фидлеру (Harald Fiedler), попросив его разъяснить положение с проведением забастовок и посоветовать, что делать сотням тысяч граждан, испытывающим в связи с проведением очередной стачки очевидные сложности и несущим конкретные убытки.

S-1

Что значит – правомерные интересы?

Прежде, чем возмущаться, давайте вместе разберемся – какая причина побуждает наемных работников немецких предприятий идти на крайние меры и при помощи забастовки объявлять владельцу предприятий ультиматум.

Начнем мы с 9 (3) статьи Конституции ФРГ, закрепляющей за каждым гражданином и жителем Германии право на отстаивание трудовых интересов, нацеленных на улучшение условий труда.

«Право на создание профессиональных объединений, преследующих защиту трудовых интересов и следящих за выполнением требований к повышению качества производственных и экономических отношений, гарантируется для всех и во всех профессиях. Препятствование их созданию является противозаконным, а мероприятия, ведущие к ограничению прав, — недействительными. Статьи ГК и УК, оговаривающие применение контрмер, не могут запрещать деятельность объединений и союзов, действующих в рамках защиты прав и правомерных интересов наемных работников».

Возникает вполне закономерный вопрос: что значит правомерные интересы? Каким кодексом они отрегулированы, и как быть, если эти интересы входят в противоречие с таким же законным правом населения на удовлетворение жизненных потребностей, а последствия забастовок создают для потребителей серьезные помехи и вводят в дополнительные и никем не возмещаемые затраты? Четыре в прошлом государственных предприятия – почта, железная дорога, авиакомпания Люфтганза, предприятие телекоммуникаций – нынче Дойче Телеком, все примерно в один период – в начале 90-х, перешли на основе приватизации в частные руки с сохранением контрольного пакета акций у государства, что позволяет осуществлять контроль за их деятельностью. Но если все четыре как были, так и остались монополистами и, благодаря политическим играм, захватили влияние на рынке сбыта и диктуют свои условия, ни у потребителей, ни у наемных работников нет реальных способов противодействия. Немецкие газеты так и заявляют: «Нарушения закона о свободном профессиональном соперничестве и развал независимого рынка труда приводят к тому, что  у сотрудников нет выбора между предприятиями и режимом работы, а также права на труд при обоюдовыгодных условиях».

Люди хотят иметь право на отдых и заботу о детях – в Конституции это называется гарантией реализации гражданских прав в соответствии с нормами цивилизованного общества и уважением человеческого достоинства. Тем не менее, в последние два десятилетия свободное соперничество приняло особую форму конкурентной борьбы: прав тот, кто сильнее. Сила определяется наличием и размером капитала и размахом власти, позволяющей владельцам громадных капиталов диктовать свою политику трудовых отношений на выматывающей конкурентной основе. Реакция на претензии недовольных однозначна: «Не нравится – увольняйся. На твое место 10 желающих». Поэтому социальная политика Германии такова: если демократическое государство, не имея возможности оказывать давление на владельцев частных капиталов и влиятельных инвесторов, узаконило приватизацию предприятий и признает использование наемной рабочей силы, оно обязано стоять на защите интересов рабочих и служащих, не желающих в качестве бесперебойно работающего механизма находиться под постоянным страхом увольнения. Но каковы условия работы и гарантии в уверенности – таково и качество выполняемых услуг.

Свобода самовыражения не означает волю

Давайте уточним определения, потому как многие читатели, не будучи знакомы с законодательством, используют не только неправильную терминологию, но и заблуждаются в сути самого явления. Забастовки объявляет не предприятие, как таковое, а его наемные сотрудники при условии, что трудовой коллектив состоит на 75 процентов из членов отраслевого профсоюза. Иначе – какой смысл в объявлении забастовок, если из 10 тысяч наемных сотрудников членами профсоюза являются лишь 100 человек. Сила  в единстве – в этом и заключается суть проведения забастовки и ее основополагающий принцип. Давление на работодателя можно оказать лишь массой и весом, а не выкриками единиц в тот момент, пока остальные, недовольные в такой же степени, лишь боязливо отмалчиваются и прячутся за чужие спины. Свобода объединения в коалиции с последующей декларацией требований, не вступающих в противоречие с гражданскими и уголовными законами, закреплена в кодексе проведения забастовок.

Стачка не начинается стихийно – после ряда ни к чему не приведших переговоров от лица профсоюзных лидеров с руководством предприятия или всего концерна в земельном или федеральном масштабе, образуется стачечный комитет, занимающийся агитационной и подготовительной работой. О чем немедленно информируется председатель отраслевого регионального профсоюзного объединения. И только в одном случае забастовка, как легитимный метод воздействия на работодателя, не признается законной — если поставленная забастовщиками цель не может быть урегулирована с помощью коллективного договора, а заявленные меры нарушают общественный порядок и провоцируют создание беспорядков.

Рабочие отношения на время забастовки прекращаются, зарплата не выплачивается, а члены профсоюза получают ежедневную финансовую поддержку в  «чистой» стоимости одного рабочего дня. Это не означает, что предприятие может остановиться на сколь угодно долгий срок, особенно, если оно выполняет важнейшие функции в стране – забастовка подлежит запрету на превышение допустимого срока. Работники монополиста Deutsche Bahn не могут на неопределенное время прекратить работу в ожидании другого тарифного договора, а вся страна — замереть. Но не путайте организованную кампанию выставления законных с точки зрения профсоюза требований с правилами организации политических акций – демонстраций, митингов, уличных шествий. Например, массовые требования к отстранению руководства предприятия противозаконны – в соответствии с уставом предприятия есть регламент выборов или правила назначения. Бунт, мятеж, диверсии или попытка незаконного свержения трактуются как провокация и мгновенно пресекаются.

Забастовка и права потребителей

Вся сложность для населения заключается в том, что забастовка, как временная, по сути, и неопределенная по реальным срокам общественно-политическая акция, останавливает функционирование ведущих в жизни общества инфраструктур, нанося удар по сотням тысяч потребителей и часто создавая для ни в чем неповинных людей безвыходное положение. Исключения составляют отрасли, отвечающие за жизнь человека. Например, при забастовке врачей оговаривается план работы клиник, частных практик, стационаров – все срочные операции проводятся безотлагательно, плановые при отсутствии риска для здоровья пациента могут быть сдвинуты по времени. Врачи частных практик ведут прием в определенной очередности, служба скорой помощи функционирует бесперебойно, педиатры и детские врачи работают в прежнем режиме. Время от времени намечается очередная забастовка врачей — медики могут бастовать не только из-за низкой, по их мнению, зарплаты, но и в связи недостатком рабочих мест, не предусмотренных штатным расписанием. В итоге, один выполняет работу троих, но за одну зарплату.

Но во многих других случаях потребители терпят убытки – и финансовые, и моральные. Вы запланировали отпуск, инвестировали в отдых приличную сумму, а пилоты монополиста-авиаперевозчика в лице одной из ведущих авиакомпаний объявили забастовку. Вы два дня просиживаете в аэропорту, настроение испорчено, отпуск сорван, вы несете материальные убытки. При этом туроператор не обязан возвращать вам стоимость пропущенных дней – он не имеет к просрочке никакого отношения. А если вам нужно срочно на переговоры в другой город, и вы решили воспользоваться услугами монополиста железнодорожного перевозчика, машинисты которого объявили забастовку минимум на неделю? Сорванные переговоры, подвешенные в состояние невесомости личные проблемы, находящиеся под угрозой срыва обязательства и, как следствие, судорожный поиск других возможностей передвижения приведут в панику даже самых уравновешенных людей.

Не так давно по всему региону Райн-Майн-Гебит прошла массовая забастовка воспитателей муниципальных детских учреждений – от яслей до детских садов. Зарплата десятков тысяч работников детских садов и аналогичных учреждений находится ниже тарифа, установленного отраслевым профсоюзом VERDI. Работодатель, в данном случае – государство, предусматривает только две штатные единицы на группу из 25-30 детей при явном дефиците и мест в группах, и самих воспитателей, которые не могут далее работать в таких условиях. Крошечная зарплата, минимальных отпуск, напряженная работа без какой-либо финансовой и моральной компенсации привела к тому, что к началу третьей недели только в Северной Рейн-Вестфалии число бастующих выросло с 1000 до 11 тысяч воспитателей. «Мы будем вынуждены перейти к острой конфронтации, если работодатели не ответят нашим требованиям при тарифных переговорах», — заявил председатель профсоюза. А ведь подобные забастовки могут длиться до четырех и более недель. Можете представить количество срочно нуждающихся в присмотре детей, родители которых попали в безвыходное положение? У родителей, вынужденных оставаться дома, в этом случае нет никаких обоснованных претензий на дальнейшую выплату заработной платы – работодатель не считает нужным принимать во внимание персональные обстоятельства каждого сотрудника. К счастью, всегда находятся предприимчивые и инициативные родители, организующие дежурные группы детей, по очереди перенимая на себя ответственность.

В конечном итоге мы все можем возмущаться, высказывать недовольство, апеллировать к несовершенству законов, декларировать собственные потери и заявлять о причиненных нам забастовками неудобствах, но до тех пор, пока кто-либо из нас лично не столкнется с ущемлением его интересов на производстве. Одним из завоеваний демократии в мире частного капитала является гарантированное населению право борьбы за свои гражданские и экономические права. И если государство лишит нас сегодня этого права, завтра оно лишит общество будущего. Стачки в Германии не скажутся негативно на уровне экономического развития или материальном уровне жизни граждан. Ведь многие из тех благ, что мы сегодня воспринимаем как должное, когда-то были завоеваны благодаря забастовкам.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!