200-летний юбилей Алексея Константиновича Толстого

Автор:

В номере: 2018

S-1

В 2017 году отмечался славный юбилей: ровно двести лет назад родился российский талант — писатель, поэт, драматург — Алексей Константинович Толстой (1817-1885), автор известных исторических трагедий, соавтор любимых нами афоризмов и других сочинений Козьмы Пруткова. Интересный факт биографии: А.К. Толстой служил в российской посольской миссии при Германском сейме во Франкфурте.

Продолжение. Начало в № 6 (204)

Мы расстались с нашим героем во Франкфурте в начале 1837 года. Через  полгода он уже снова в  Петербурге. Каким он был в 20 лет? Современник даёт такой портрет: «Граф Алексей Толстой был в то время красивый молодой человек, с прекрасными белокурыми волосами и румянцем во всю щёку. Он… походил на красную девицу: до такой степени нежность и деликатность проникала всю его фигуру». Но в то же время он обладал незаурядной силой: «Нежная оболочка скрывает действительного Геркулеса». Поражала феноменальная память и начитанность юноши.  Высокого мнения были друзья и о его моральных качествах. Князь А.В. Мещерский пишет в своих мемуарах об Алексее Толстом: «Подобной ясной и светлой души, такого отзывчивого и нежного сердца, такого вечно присущего в человеке нравственного идеала я в жизни ни у кого не видел». Там же он рассказывает об увлечении Толстого его сестрой Еленой, настолько сильном, что оно могло бы закончиться женитьбой. Но мать категорически воспротивилась этому браку, и сын покорился. Эта материнская ревность долго не давала возможности Алексею устроить семейную жизнь.

«Упырь»

В октябре 1838 года Алексей с матерью побывал на романтическом озере Комо в Италии. А в 1841 году он опубликовал под псевдонимом Краснорогский своё первое значительное произведение – фантастическую повесть «Упырь». До этого были лишь стихи да «жуткие» рассказы на французском языке с вампирами и привидениями, такие как «Семья вурдалака», «Триста лет спустя». «Упырь» –  на русском языке и в отечественной действительности. В сложный мистический сюжет вплетаются и впечатления от Комо и его окрестностях. Повесть была замечена Белинским и получила его высокую оценку. Критик  отмечает «силу фантазии,…  мастерское изложение,… прекрасный язык,… словом, во всём отпечаток руки твёрдой, литературной… В авторе «Упыря»… есть решительное дарование».

Служба и свет

Жизнь катится дальше. Балы, театры, концерты, поездки за рубеж, в своё именье Красный Рог, к дяде Василию — оренбургскому военному губернатору. И страсть к охоте, в том числе и на медведя.

В 1841 году Алексей зачислен в чине губернского секретаря в Собственную Его Императорского Величества канцелярию, занимавшуюся подготовкой законов и указов. Служба энтузиазма у него не вызывала, однако благодаря стараниям дяди Льва Алексеевича Перовского — министра внутренних дел, он неуклонно продвигался по карьерной лестнице: в 1842 — коллежский секретарь и титулярный советник, в 1845 – коллежский асессор, в 1846 – надворный советник, в 1852 — коллежский советник. Кроме того, в 1843 году он получил придворное звание камер-юнкера. Казалось бы, всё успешно, светская и придворная жизнь поглотила его. Но это внешне.

Из писем близким видно, что на самом деле всё сложнее. В переписке прорывается: «У меня были внутренние бури, доводившие меня до желания биться головой о стену. Причиной этого было лишь возмущение против моего положения…». Он чувствует призвание поэта, но «как работать для искусства, когда слышишь со всех сторон слова: служба, чин, вицмундир, начальство и тому подобное?.. Я не могу восторгаться вицмундиром, и мне запрещают быть художником; что мне остаётся делать?..» Но он не борец и продолжает служить, как положено в обществе и как требуют родственники, и вести образ жизни, принятый в его окружении.

TASS_16814563_S

Козьма Прутков

В конце сороковых годов Алексей Толстой сблизился со своими двоюродными братьями Александром, Владимиром и Алексеем, сыновьями сенатора Жемчужникова и родной сестры матери Алексея. Молодые, блестяще образованные, не обременённые ни финансовыми, ни бытовыми заботами, остроумные, весёлые, они много куролесили по городу; ходило бесконечное количество рассказов об их проделках и розыгрышах. Таким розыгрышем был и Козьма Прутков. Его образ и творения создали братья Жемчужниковы совместно с Алексеем Толстым.

Первым произведением, включённым позднее в «Полное собрание сочинений Козьмы Пруткова», была пьеса «Фантазия», появившаяся в 1851 году. Как ни странно, этот гротескный водевиль (авторство скрыто под литерами X и Y) был поставлен на сцене Александрийского театра, на первом представлении которого присутствовал даже император Николай I, с возмущением покинувший зал. Постановка была снята с репертуара. Последовали разгромные рецензии, потешавшие молодых повес не меньше, чем сам водевиль и вся история, завертевшаяся вокруг него. Сюжет нелеп, как и всё остальное: в дом к богатой помещице Чепурлиной приходят шесть женихов, один другого глупей и смешней, свататься к её воспитаннице Лизавете в расчёте на хорошее приданое. А тут как раз у старухи пропала её любимая моська по кличке Фантазия. Поиски, шум, суматоха. Наконец, собачка найдена и Лизавета сосватана. Вот и всё! Удивительно, как театральные боссы не усмотрели в этой пьесе сатиры на пошлые водевили.

С 1853 года басни, стихи и афоризмы всё того же вымышленного фанфарона Козьмы Пруткова печатались в «Современнике». Перу А. Толстого принадлежит, например, известнейшее в своё время восьмистишье «Юнкер Шмит», строчки из которого цитировались повсеместно при любой хандре: «Вянет лист. Проходит лето./ Иней серебрится…/ Юнкер Шмит из пистолета/ Хочет застрелиться./ Погоди, безумный, снова/ Зелень оживится!/ Юнкер Шмит, честнОе слово, лето возвратится». Очень оно меня порадовало, одно из лучших, на мой взгляд, из всего Пруткова. И современники так же оценили. А сейчас, к сожалению, оно неизвестно. Зато афоризмы Козьмы Пруткова живы и поныне. У каждого из нас есть любимые. У меня, например: «Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим», «Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану». Ну и, конечно, уже вошедшие в обиход: «Если хочешь быть счастливым, будь им», «Зри в корень». Долго можно перечислять, но «никто не обнимет необъятного».

«Средь шумного бала…»

Этот ныне известный романс знаменовал начало большой любви Алексея Толстого. Как уже говорилось, матушка его ревностно оберегала от всех увлечений, не желая расстаться с сыном. Каждый раз, усмотрев серьёзную влюблённость, она заболевала и просила сына увезти её за границу на лечение, которое продолжалось, пока молодой человек не забывал возлюбленную. Но вот в 33 года с Алексеем случилось непоправимое: он страстно влюбился в замужнюю женщину Софью Андреевну Миллер. Встретились они на бале-маскараде, на котором Толстой сопровождал наследника. Прелестная незнакомка маски не сняла, но сердце поразила. Чуть ли не в первый вечер после бала и родилось у поэта его оставшееся в веках стихотворное признание. Да и вся любовная лирика последующих лет была посвящена только ей, единственной любви. Мамаша, конечно, насторожилась, стала наводить справки и узнала трагическое прошлое возлюбленной сына.

В юности у Софьи Бахметевой был роман с приятелем брата князем Вяземским, который обещал жениться, а потом оставил девушку. Брат стрелялся с ним и был убит на дуэли. Чтобы уйти из родительского дома, где на Софи смотрели как на виновницу смерти сына, она вышла замуж без любви за ротмистра Л.Ф. Миллера. Скоро брак распался, и супруги стали жить раздельно. Конечно, Анна Алексеевна восстала против брака сына с женщиной «сомнительной репутации», да и муж Софьи Андреевны не давал согласия на развод. Долгие 12 лет продолжалось противостояние. Только в 1863 году после смерти матери и получения развода влюблённые смогли обвенчаться в Дрезденской православной церкви. Любовь они сохранили на всю жизнь. «Всё, что не ты – так суетно и ложно, /Всё, что не ты – бесцветно и мертво», — сказал однажды поэт, и так было всегда. И через 20 лет он писал жене: «Думая о тебе, я в твоём образе не вижу ни одной тени, ни одной. Всё вокруг лишь свет и счастье».

Творчество

В 1856 году А. Толстой после восшествия на престол «друга  детства» Александра II назначен его флигель-адъютантом. Несмотря на служебные обязанности, он теперь много пишет и публикуется.

В 1854 году в журнале «Современник» поэт впервые издаёт стихи под своим именем. Это написанные ранее  «Колокольчики мои…»,  «Ты знаешь край, где всё обильем дышит…». В письме от 1858 года редактору «Русского вестника» М.Н. Каткову читаем его просьбу опубликовать посылаемые 28 стихотворений «на прежних условиях», то есть с передачей гонорара «в пользу людей нуждающихся». Печатается он также в журнале «Русская беседа» И.А. Аксакова, в основном это стихи, стилизованные под русскую песню. Пишет поэму «Иоанн Дамаскин». Может быть, не все знают эту поэму, но всем, думаю, знаком отрывок из неё – гимн природе и свободе: «Благословляю вас, леса, / Долины, нивы, горы, воды! / Благословляю я свободу / и голубые небеса!..».

В 1859 году, желая полностью посвятить себя литературному творчеству,  Толстой подал прошение об отставке, которое было удовлетворено императором. Живёт он в это время в имении Погорельцы, где прошло его раннее детство. С ним Софья Андреевна, её братья и племянники. Много работает над стихами, поэтической драмой «Дон Жуан», романом «Князь Серебряный». Вместе с тем, пытается обустроить свои имения: открывает в Красном Роге больницу и училище для мальчиков, а в Погорельцах – школу для девочек. Любит бывать в Пустыньке, его новом имении близь Петербурга. Часто и надолго выезжает за границу.

Продолжение следует.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!