Дружба по расчёту

Автор:

В номере: 2018

S-1

Большевики и Германия в 1918-1941 годах

Революции в России и Германии и поражение в 1-й мировой войне поставили обе страны на грань национальной катастрофы. По позорному Версальскому миру немцы лишались многих своих территорий, им запрещалось иметь современные вооружения и армию. Большевистская Россия была не в лучшем положении: такой же позорный Брестский мир, потеря многих территорий, разруха.

В России у власти оказались после изнурительной гражданской войны большевики, которых никто в мире не признавал, а в Германии возникла Веймарская Республика с социал-демократами во главе. Перед обеими странами стояла одна и та же задача — выжить. И они протянули друг другу руки.

Политика — дело тонкое

Но у большевиков была ещё одна цель: мировая революция и победа коммунизма во всём мире. И «освобождение трудящихся от гнёта капиталистов» они решили  начать именно с Германии. Член ЦК РКП (б) Карл Радек, командированный Лениным в Берлин разжигать пожар мировой революции, выступая в 1919 г. на съезде компартии Германии (КПГ), призвал к развязыванию всемирной гражданской войны пролетариата против буржуазии и выразил уверенности, что «русские рабочие будут сражаться так же храбро на Рейне, как их германские товарищи — на Урале». За что сел в берлинскую тюрьму Моабит. Ему грозила смертная казнь.

Несмотря на такое бурное начало, всё кончилось вполне благополучно, в точности по Рейгану. Экономическое и военное сотрудничество обеим сторонам представлялось более важным, чем идеологические различия. Вальтер Ратенау (Walther Rathenau), глава одного из крупнейших немецких концернов AEG, будущий министр иностранных дел и очень влиятельная фигура в Веймарской республике, легко нашел общий язык с пламенным революционером Карлом Радеком, которого посетил в тюремной камере. После чего Радека отпустили.

А год спустя Веймарская республика и Советская Россия заключили мирный договор в Рапалло (Италия), восстановили дипломатические отношения и стали на долгие годы военно-торговыми партнерами. Благодаря немецкому оборудованию были построены Днепрогэс и Магнитогорский металлургический комбинат.

Красный и коричневый мятежи в Германии

Несмотря на партнёрские договоренности, тов. Сталин горел желанием осчастливить братский немецкий народ, томящийся под гнётом кровавой буржуазии. 4 октября 1923 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение: «Согласиться с военной комиссией ЦК в вопросе о назначении срока (немецкой революции) — 9 ноября с.г. (!!!), с планом мобилизации Красной Армии — на случай вооруженной помощи германскому пролетариату (до 2,5 миллиона человек) и создания для этой цели 20 новых дивизий». Советский посол в Берлине Н. Крестинский отвечал за финансирование восстания.

А 10 октября 1923 г. орган КПГ, газета «Die rote Fahne» вышла с рукописным русским текстом. Текст (переведенный рядом на немецкий) гласил: «Грядущая революция в Германии является самым важным мировым событием наших дней. Победа революции в Германии будет иметь для пролетариата Европы и Америки более существенное значение, чем победа русской революции шесть лет назад. Победа германского пролетариата, несомненно, переместит центр мировой революции из Москвы в Берлин. И. Сталин».

Но и Адольф Гитлер тоже горел желанием осчастливить немецкий народ и начал готовить в Мюнхене свой «пивной путч».

Как причудлива бывает иногда история! Оба путча состоялись практически одновременно, но тов. Эрнст Тельман (Ernst Thälmann) директиву Политбюро выполнил досрочно: пролетарское восстание в Гамбурге началось 23 октября, а Гитлер с немецкой педантичностью начал «пивной путч» точно в назначенный Политбюро срок. Оба пуча провалились. Гитлер отправился в тюрьму писать «Mein Kampf», а Радек, тоже отсидев в берлинской тюрьме Моабит, вернулся в Москву.

Военное сотрудничество Москвы и Берлина

В Рапалльском договоре была и негласная военная составляющая. Германия стала для СССР и главным поставщиком оружия.

Посланный снова в Берлин Карл Радек вел уже переговоры о конкретных формах военного сотрудничества с командующим рейхсвером, генерал-полковником Хансом фон Сектом (Hans von Seeckt).

Немцы в обход Версальского договора испытывали в СССР свои военные самолеты, танки, тяжелую артиллерию, химическое оружие. В Филях, тогда пригороде Москвы, решили строить «Юнкерсы».

Все расходы по сооружению, оснащению и эксплуатации тайных военных центров в России несли немцы. Они же осуществляли руководство учебным процессом и испытаниями.

S-2

Авиационный центр в Липецке (1925-1933)

За 8 лет в нем прошли обучение свыше 200 немецких и 140 советских летчиков. Учеба проходила в режиме секретности, немцы ходили по Липецку в «гражданке» или в советской форме без знаков различия. Летали на 50 истребителях «Фоккер Д-ХIII», которые приобретались немцами якобы для Аргентины. На испытательном полигоне отрабатывались приемы ведения воздушных боев, проходили испытания немецких боевых машин и вооружения.

Танковая школа КАМА (1926-1933)

Название школы — производное от слов «Казань» и фамилии начальника школы полковника Мальбрандта. Танки немецких фирм «Крупп», «Рейнметалл» и «Эрхардт» в разобранном виде доставлялись в Казань. Преподавательский состав состоял из немцев. Всего за более чем трёхлетний период работы объекта подготовку прошли около 40 офицеров рейхсвера. Минимум четырнадцать из них стали позже, при Гитлере, генералами вермахта.  В школе офицеры носили форму комсостава РККА, но без знаков отличия.

За время работы центра было подготовлено около 250 советских танкистов, в т.ч. комбриг Семён Кривошеин.

Боевые отравляющие вещества (БОВ) (1923-1927)

Опыт применения БОВ был у обеих сторон. Вот цитата из приказа М.Н. Тухачевского от 12.06.1921, подавлявшего восстание крестьян Тамбовской губернии: «Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось». Это был первый в мире случай применения БОВ против собственного народа.

Немцы в 1915 г. применили хлор в битве у города Ипр. От хлора пострадало 15 000 человек, 5000 из которых умерли.

По секретному договору предусматривалось сооружение в России двух объектов по производству и испытанию БОВ. Одна испытательная база располагалась близко от Москвы, в Подосинках, всего в пяти километрах от жилых домов, и распыляемый с самолетов газ мог отравить и жителей деревни. Было проведено около 40 вылетов, и доказана возможность применения иприта против живых целей, для заражения территории и населенных пунктов.

После сдачи объекта «Томка» около города Вольска в Саратовской области испытания были перенесены туда. Работали над способами химической атаки, проверялись средства химической защиты, изучались на животных поражающие свойства иприта, способы очистки местности.

В посёлке Троцк (ныне Чапаевск) Саратовской обл. предполагалось развернуть производство артиллерийских снарядов с БОВ ипритом и фосгеном.

Секретный завод № 102 был пущен через три года и начал производить фозген, хлор и боеприпасы с этой начинкой.

Возобновлённое сотрудничество (1939-1941)

Военно-политическое сотрудничество СССР и Германии, почти свернутое после прихода Гитлера к власти, возобновилось после заключения пакта Молотова-Риббентропа. По немецкому кредиту в 200 млн. рейхсмарок СССР получал запчасти для самолетов, моторы для танков, цейсовское оборудование. Ну, а в ответ — вплоть до 22 июня 1941 г. — в «третий рейх» шли из СССР эшелоны с нефтью, продовольствием, стратегическим сырьем, необходимым для ведения войны. Рейган опять оказался прав.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!