Оберштурмфюрер СС на службе у КГБ

Автор:

В номере: 2018

© Militarist - Fotolia.com

История тройного агента

То, что наш штандартенфюрер СС (полковник) Штирлиц был умнее и хитрее всех нацистских бонз, вместе взятых, мы знаем от писателя Юлиана Семёнова и из кинофильма «17 мгновений весны». Сегодня мы продолжаем рассказ о немецком Штирлице. Он, правда, был и чином пониже — только оберштурмфюрер СС (майор),
и физиономией пожиже (ни в какое сравнение с красавцем В. Тихоновым не идёт), но по результативности своей деятельности на благо СССР Штирлиц Семёнова ему в подмётки не годится.

Продолжение. Начало в № 1(199)

Поездка в США

Американцы пригласили именно тех людей, которым отводили особую роль в борьбе с советским шпионажем в ФРГ, — всего восемь человек, в том числе и Фельфе, возглавлявшего в немецкой разведке отдел контршпионажа против СССР. Это была настоящая «болдинская осень» «Пауля»: так много важной для КГБ информации он сумел добыть.

О том, насколько важной КГБ считало его поездку в США, говорит хотя бы тот факт, что еще за год до нее, когда поездку только планировали, советские связники прекратили все встречи с Фельфе. Это «воздержание» окупилось сторицей. Спустя два месяца после возвращения из США Хайнц Фельфе тайно отправился в Восточный Берлин, где в течение двух дней давал характеристики сотрудникам ЦРУ и ФБР, рассказывал о структурах и рабочих методах американской разведки и контрразведки и об их технических возможностях.

Последние едва не стали причиной провала Фельфе. Во время посещения штаб-квартиры ФБР американцы, стремясь произвести впечатление на союзников, решили продемонстрировать им, как работает детектор лжи. И продемонстрировать как раз на Хайнце Фельфе. Неминуемый провал был предотвращён внезапной «болезнью» «Пауля». К вечеру его лицо опухло, губы отекли, кожа покрылась красными волдырями. Фельфе объяснил это приступом крапивной лихорадки, аллергией и страшной жарой, которая царила тогда в Америке. Но истинная причина была другая: его психическое состояние, страх провала.

Несмотря на страшный зуд, он побоялся обратиться к врачу в Америке: а вдруг накачают медикаментами и он выдаст себя?

Провал и суд

Фельфе не стеснял себя в средствах и жил на широкую ногу, благо деньги от КГБ поступали регулярно. Что, естественно, вызывало подозрения у коллег. За Фельфе было установлено наблюдение, но прямых доказательств не было. Они появились после информации из ЦРУ, когда в конце октября 1961 г. перебежавший к американцам майор КГБ Анатолий Голицын сообщил ЦРУ, что в БНД имеется важный советский агент. Однако Голицын не знал его имени.

Между тем сотрудники советской разведки, работавшие в непосредственном контакте с Фельфе, предчувствовали приближение беды. Думали о необходимости консервации его на год-два. Коротков доложил начальнику отдела, тот – начальнику разведки.

Шеф сказал: «В ближайшее время прибудет руководитель нашего берлинского представительства. Мы этот вопрос обсудим». Обсудили. Товарищ из Берлина отреагировал так: «Мы в курсе. Считаю, нужно продолжать работу». Продолжение было недолгим.

Поисками «крота» руководил сам шеф БНД Гелен. 27 октября 1961 г. удалось расшифровать радиограмму КГБ, предназначенную для Фельфе. 6 ноября того же года Фельфе был арестован прямо в кабинете Гелена.

Уже находясь в следственной тюрьме в Карлсруэ, Фельфе все еще продолжал поддерживать связь с советской разведкой. В письмах, которые он писал матери в Дрезден, содержались сообщения для резидента КГБ, написанные с помощью невидимых чернил, которые он изготовил из воды и алунита. Таким образом КГБ узнало, какие сведения о деятельности Фельфе стали известны следственным органам, а какие – нет. Кроме того, еще в период нахождения Фельфе в следственной тюрьме в Карлсруэ советской разведке удалось установить с Фельфе связь, поддерживать его морально и материально (!).

22 июля 1963 г. Фельфе приговорили к 14 годам тюрьмы и 140 тыс. марок штрафа и отправили отбывать наказание в тюрьму баварского города Штраубинг.

Прокурор отметил, что имя Фельфе, без сомнения, войдет в историю разведки. И как в воду глядел. Фельфе посвящена глава в справочнике «Очерки истории российской внешней разведки» под ред. академика Е. Примакова, М. Изд. «Международные отношения».1997 г.

Тюрьма города Штраубинг

Чтобы читатель мог себе представить, на какие страдания обрекли империалисты «Пауля», сдавшего КГБ 100 западных агентов, даём краткое описание этого учреждения.

Одно из самых больших и старейших петенциарных учреждений Германии. Здесь содержатся около 800 заключённых. В штате учреждения – 353 сотрудника, в том числе четыре юриста, четыре врача, два священника, три психолога, четыре учителя и пять социальных работников. На трёх зэков приходится примерно один сотрудник, что позволяет проводить индивидуальную работу с каждым заключённым.

Все камеры в тюрьме – одиночные. Лишь склонные к самоубийству и психически не уравновешенные обитатели тюрьмы находятся в двух- и трёхместных камерах. В распоряжении заключённых – бассейн, большой спортивный зал, стадион. Вот что пишет сам Фельфе в своих мемуарах: «Медицинское обслуживание в рамках возможного было достаточно хорошим. Врачи, особенно невропатолог д-р Шильдмайер, и медсестры не давали мне никаких оснований для жалоб, даже наоборот».

В этих «нечеловеческих» условиях «Пауль» отсидел всего 6 лет, заодно обучаясь переплётному делу.

Обмен и служба в КГБ

Советской разведке в ходе длительных переговоров, к которым были подключены политические круги четырех государств (СССР, ГДР – с одной стороны, ФРГ, США – с другой) удалось добиться согласия западногерманской стороны на обмен Хайнца Фельфе на целый автобус агентов ФРГ и США. Среди 21 агента западных разведок 18 были агентами спецслужб ФРГ и отбывали наказание в тюрьмах ГДР, 3 западных немца были пойманы с поличным и осуждены в СССР за шпионаж в пользу США и были доставлены из Москвы. Ночью 14 февраля 1969 г. по команде от КПП Херлесхаузен (Herleshausen) на немецко-немецкой границе в районе города Касселя (земля Гессен) автобус с «пленниками КГБ» тронулся в сторону Запада. Навстречу ему проехала легковушка, в которой сидел лишь один пассажир, человек, которому цены не было – Хайнц Фельфе. На границе между ФРГ и ГДР его встречали представители советской разведки.

После освобождения Фельфе жил в Москве и служил в КГБ экспертом-аналитиком. В 1978 году вернулся в ГДР, защитил диссертацию на тему «Постоянство политики германского империализма» (!?), получил степень доктора права и профессорскую должность в берлинском университете им. Гумбольдта, и до самой пенсии читал лекции студентам по криминалистике.

Он был единственным профессором в университете с паспортом ФРГ, который он сохранил до самой смерти. Хайнц Фельфе благополучно дожил до 90 лет, пережил войну, объединение Германии и похоронен в Берлине.

Мемуары «слуги трёх господ»

На пенсии он тоже усердно работал: писал мемуары о своей бурной деятельности. Они были изданы сначала в ГДР в 1988 году под названием «Im Dienst des Gegner. 10 Jahre Moskaus Mann in BND» и тут же переведены на русский язык и изданы в московском издательстве политической литературы уже под политически подкорректированным названием «Мемуары разведчика. Шпионаж – в пользу войны, разведка – в пользу мира».

Бывший поклонник фюрера завершает свои воспоминания словами: «Тяжелые годы работы в качестве разведчика на службе Советского Союза были лучшими в моей жизни».

Награды

Все спецслужбы, которым верой и правдой служил Фельфе, высоко ценили его усердие, преданность и результативность. БНД отметила его заслуги серебряной медалью Святого Георгия с надписью «За верную службу». КГБ было щедрее и на благодарности, и на ордена, и на деньги. Что логично, учитывая большую результативность Фельфе-«Пауля» в сравнении с Фельфе — сотрудником БНД.

Ещё в бытность «Пауля» в БНД он получал денежные премии и благодарственные письма, подписанные председателем КГБ СССР Шелепиным. А всего «Пауль»-Фельфе получил от КГБ 150 тыс. дойчмарок, на которые он купил дом в Баварии. Сегодня цена такой «хатынки» приближается к миллиону евро. Но и советскими орденами бывший оберштурмфюрер СС и охотник за коммунистами не был обделён: за выдающийся вклад в укрепление безопасности СССР, за многолетнее плодотворное сотрудничество с советской разведкой он был награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Руководство КГБ вручило разведчику нагрудный знак «Почётный сотрудник госбезопасности». Не забыла его и ФСБ России, поздравившая «Пауля» в марте 2008 г. с 90-летним юбилеем. А вы говорите: «Штирлиц, Штирлиц!», а надо бы: «Пауль, Пауль!»

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!