Оберштурмфюрер СС на службе у КГБ

Автор:

В номере: 2018

S-22

История тройного агента

То, что наш штандартенфюрер СС (полковник) Штирлиц был умнее и хитрее всех нацистских бонз, вместе взятых, мы знаем от писателя Юлиана Семёнова и из кинофильма «17 мгновений весны». Сегодня мы расскажем вам, уважаемые читатели, ещё об одном Штир­лице, на сей раз немецком. Он, правда, был и чином пониже — только оберштурмфюрер СС и физиономией пожиже (ни в какое сравнение с красавцем Вячеславом Тихоновым не идёт), но по результативности своей деятельности на благо СССР Штирлиц Семёнова ему в подмётки не годится.

Начало карьеры

Хайнц Фельфе (Heinz Felfе) (так зовут нашего героя) родился 8 марта 1918 года в Дрездене. После окончания школы работал механиком. В 1931 году вступил в Гитлерюгенд, а в 1936 году – в СС. Юный Хайнц был уверен, что Гитлер дал немецкому народу то, чего ему недоставало в смутное время Веймарской республике – ясную цель, строгий порядок и дисциплину. В 1939 году был телохранителем высоких чинов Национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP). В 1943 году он стал (как и Штирлиц Ю. Семёнова) сотрудником SD (Sicherheitsdienst) под руководством Вальтера Шелленберга (Walter Schellenberg), но не Олега Табакова, а настоящего, а в августе назначен начальником управления по Швейцарии, где занимался сбытом фальшивых фунтов стерлингов, изготовленных узниками нацистских концлагерей. В 1944 был направлен в Нидерланды для заброски диверсионных групп в тыл союзников.

В мае 1945 г. сдался британским войскам, отсидел полтора года в концлагере для военнопленных, где и начал работать на британскую секретную службу МИ-6 в Мюнстере. Он выявлял по её заданию коммунистов в Боннском университете, в котором учился на факультете государства и права. После университета работал журналистом, объездил всю страну и попал в поле зрения советской разведки.

S-1

Вербовка

Американская военная контрразведка CIC, в отличие от ЦРУ, с самого начала с недоверием относилась к бывшим нацистам, предостерегая от сотрудничества с ними, в частности, и с Хайнцем Фельфе. Военные считали такое сотрудничество не только сомнительным с моральной точки зрения, но и ненадежным: бывших нацистов легко шантажировать и ловить на компромате.

Именно так произошло и с Хайнцем Фельфе. Бывшего оберштурмфюрера СС завербовал его бывший коллега, офицер СД Ганс Клеменс (Hans Clemens), ставший после войны советским агентом. Он мог позволить себе говорить с Фельфе без заходов издалека. В вербовке использовался испытанный метод «кнута и пряника». В конце лета 1950 года Клеменс во время задушевной беседы в ресторане надавил на болевую точку Фельфе, отсидевшего в английском плену полтора года, что оставило в его душе тяжелый осадок. Клеменс сказал ему: «Хайнц, я не собираюсь тебя агитировать. У тебя своя голова. Но русские не доказывают немцам, что мы, немцы, дерьмо. В отличие от американцев и англичан. К тому же платят хорошие деньги».

А что касается «кнута», то бывшему подчиненному Гиммлера напомнили о том, как, работая в 1944 году в спецотделе СД в Нидерландах, он организовывал засылку диверсионных групп в тыл западных союзников, которые об этом не знали. Пока!

Фельфе поставил условие: он должен лично встретиться с сотрудником советской разведки. Такая встреча с резидентом КГБ М.А. Коротковым состоялась в лесу под Веной и произвела на Фельфе, как он пишет в своих мемуарах, приятое впечатление: «Его отличный немецкий язык, окрашенный венским диалектом, его элегантная внешность и манеры сразу же вызвали у меня симпатию». Так Фельфе почти «добровольно» стал немецким Штирлицем — агентом КГБ под псевдонимом «Пауль». Его куратором стал тот же самый Виталий Коротков. Единственным условием разведчика к советской стороне было то, что ни один агент, о котором КГБ узнает с помощью Фельфе, не должен быть арестован. И это условие на протяжении десяти лет сотрудничества неукоснительно выполнялось.

S-2

Служба в немецкой разведке

И уже поздней осенью того же года, используя старые связи, Фельфе приступил в г. Пуллах под Мюнхеном к работе в немецкой разведке — «Организации Гелена», названной по имени «отца» этого ведомства, генерал-лейтенанта вермахта Рейнхарда Гелена (Reinhard Gehlen) и переименованного позже в БНД (Bundesnachrichtendienst). Служил он, как всегда, старательно и в 1955 году был назначен начальником отдела «Контршпионаж против СССР и советских представительств в ФРГ». Козла пустили в огород!

Это был вообще примечательный год. Впервые после войны в СССР с официальным визитом прибыл канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. БНД приняла самое деятельное участие в подготовке его поездки. От «Пауля» в Центр поступали очень ценные агентурные сведения. Он, в частности, сообщал, что канцлер в вопросах разрядки намерен проявлять максимальную сдержанность. Главная цель Аденауэра – он даже видит в этом свою историческую миссию – освобождение немецких военнопленных. Особое значение имела информация о том, что Аденауэр резко отрицательно относится к установлению дипотношений с Советским Союзом, поскольку при таком положении дел ФРГ пришлось бы отказаться от претензий на единоличное представительство германской нации. В итоге руководство СССР заранее знало, как правильно построить политический «торг».

Фельфе сообщал даже мельчайшие подробности инструктажа федерального канцлера генералом Геленом по поводу «вероломства» русских. На прощание тот посоветовал канцлеру выпивать перед официальными приемами немного оливкового масла, потому что русские, чтобы добиться большей сговорчивости партнеров, накачивают их алкоголем.

Доподлинно неизвестно, перепил ли канцлер оливкового масла или, наоборот, недопил, но дипломатические отношения между двумя государствами были всё же установлены, а немецкие военнопленные отпущены.

Он лично руководил операцией, проводимой совместно службой Гелена и ЦРУ, по установке сети подслушивающих устройств – «клопов» – в новом здании советского торгпредства в Кельне. Бесконечная гирлянда микрофонов – десятки! – была подключена к находящейся под штукатуркой электропроводке. В здании напротив был обустроен стационарный пункт прослушивания. Фельфе заблаговременно предупредил обо всем советских друзей. В торгпредстве побывала группа технических специалистов советской разведки и пропустила через весь этот «клоповник» заряд такой силы, что все электронные «насекомые» исчезли.

Через Фельфе проходили предназначенные для канцлера доклады БНД по перевооружению, внешней политике и вопросам НАТО. От Фельфе советская разведка получала массу документов с грифом «Совершенно секретно» или «Космик» – это был уже натовский гриф секретности. Он передал КГБ, в общей сложности, 300 микрофильмов, на которых были сняты 15 тысяч секретных документов, в том числе – секретные отчеты БНД, ежемесячные отчеты контрразведки и сообщения Федерального ведомства по охране конституции об операциях против агентов восточноевропейских стран, ключи к кодам, данные о тайниках и маршрутах курьеров БНД и выдал 100 немецких агентов. Но одной из главных заслуг Фельфе явилось то, что за все десять лет его пребывания в рядах агентов КГБ ни один наш разведчик не был арестован западногерманскими спецслужбами. Именно благодаря своевременной информации Фельфе.

Координируя работу разведки ФРГ против советских спецслужб и советских представительств на территории ФРГ, Фельфе одновременно поддерживал контакты и занимался согласованием акций против представительств с Федеральным ведомством по охране конституции (основной контрразведывательный орган ФРГ), с военной разведкой, со спецслужбами США, Англии и Франции. Таким образом, ему зачастую становились известными и те операции, которые осуществлялись этими службами против советских представительств и их сотрудников.

Продолжение (поездка в США, детектор лжи, провал, суд, тюрьма и обмен, работа в КГБ, возвращение в ГДР и профессорство в университете им. Гумбольдта, мемуары и приветствие ФСБ России к его 90-летию) в следующем номере.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!