Грешники на Святой Земле

Автор:

В номере: 2018

© silver-john - Fotolia.com

Своим решением о переносе посольства США в Иерусалим и, таким образом, фактическом признании этого города единой и неделимой столицей Израиля, Дональд Трамп буквально подорвал исламский мир: палестинцы грозят израильтянам очередной интифадой, Индонезия обещает атаковать Израиль своей армией, а арабские лидеры наперебой с турецким президентом требуют немедленно признать Иерусалим столицей Палестины и ничего больше. На самом же деле, все это возмущение и все эти грозные телодвижения ничего общего не имеют, собственно, с Палестиной. Речь идет об очередной подковерной схватке за власть в исламском мире.

Несмотря на радость большинства израильтян и всех евреев в мире, следует постараться быть объективными и отметить: Дональд Трамп в очередной раз продемонстрировал свой непревзойденный талант наживать себе врагов. Решение признать Иерусалим единой столицей Израиля и перенести туда американское посольство, по большому счету, ничего не меняет в реальном соотношении сил «на месте», но подчеркивает, что Вашингтон теперь уже официально встал на сторону Израиля. И это, естественно, не могло не вызвать злобную реакцию «той стороны».

Чисто символическое решение Трампа больно ударило по символическому же представлению мусульман об Иерусалиме – именно поэтому реакция оказалась столь бурной как среди лидеров арабских государств, так и на «арабской улице». Однако, есть еще одна причина, по которой множество дерущихся и постоянно воюющих меж собой арабов, как минимум, в этом случае решили проявить хотя бы видимое единство. Министры иностранных дел стран Арабской Лиги предостерегли, что решение Трампа «породит гнев и усилит напряжение», а Ближний Восток может «погрузиться в хаос и насилие» — как будто этот самый Ближний Восток до сих пор жил в мире и согласии, и вдруг – бац, и началось. Столь же бессмысленным и беспомощным выглядит и заявление о подготовке в Совете Безопасности ООН резолюции о непризнании Иерусалима столицей Израиля. Понятно, что, предложи Арабская Лига эту резолюцию – США попросту наложит на нее вето.

Как правильно любить палестинцев?

Министр иностранных дел Ливана Гебран Басил вообще призвал арабский мир… наложить на США экономические санкции. При этом пока Басил громко ратует за освобождение Палестины, его собственное отношение к палестинцам оказывается совершенно иным: он отказывает в предоставлении ливанского гражданства не только сирийцам, сбежавшим в минувшие годы от войны в Ливан, но и палестинским беженцам, живущим в Ливане десятилетиями. Басил даже выступает против того, чтобы разрешать детям, родившимся в браке между палестинскими и сирийскими беженцами и ливанскими женщинами, получать гражданство Ливана. Но вот за палестинский Иерусалим он готов воевать – по крайней мере, на словах.

Конечно, шеф ливанского внешнеполитического ведомства являет собой весьма неудачный пример политика, однако, тенденция с одной стороны – громко заявлять о своей поддержке Палестины, с другой – стараться не иметь ничего общего с палестинцами, для Ливана – явление обычное. И недаром разъяренные демонстранты, подравшиеся с полицией у посольства США в Бейруте и скандировавшие, что «Америка – враг Палестины», сразу после разгона своей манифестации устроили побоище… в лагере, населенном преимущественно палестинскими беженцами. Нет, ну а что? Это же дружеский погром, не от каких-нибудь американцев…

В Ливане в данный момент живет почти полмиллиона палестинских беженцев (это только официально зарегистрированных). Большинство из них находятся там десятки лет, считают эту страну своим домом, многие просто родились в Ливане… но проживают по-прежнему в одном из двенадцати лагерей для беженцев, в нищете и забвении. Некоторые из них, правда, прекрасно интегрированы в ливанское общество, но абсолютное большинство – нет. Причиной того, что Ливан отвергает палестинцев, является банальный страх: полмиллиона палестинцев, будучи допущены к политическим процессам в стране, могут резко изменить соотношение сил в ней. Более того, ливанцы считают, что принятие палестинцев, как равных, будет означать, что борьба с «главным врагом» – израильтянами – больше не нужна. Ведь, если палестинцы станут ливанцами – зачем требовать «республику Фаластын»?

«Любил волк кобылу»

На марше протеста в Бейруте лидер террористической организации «Хизболла» Хассан Насралла призвал палестинцев на очередную «священную войну» против Израиля. Он поклялся, что «Иерусалим и Палестина, палестинцы и палестинское сопротивление во всех видах» является для его организации основным приоритетом. Если это так – возникает вопрос, почему палестинцы, живущие в Сирии, до сих пор для Насраллы вообще никаким приоритетом не являлись – и даже наоборот. Как известно, боевики «Хизболлы» успели разнести в пыль целые обширные районы Сирии. В частности, они разрушили один из крупнейших в стране лагерей палестинских беженцев – Ярмук, расположенный к югу от Дамаска. Сначала этот лагерь был заблокирован сирийской армией, потом попал ненадолго под контроль ИГИЛ, после чего отбит «Хизболлой», причем странным образом: исламисты покинули Ярмук без боя, но, тем не менее, после «освобождения» лагеря от него буквально камня на камне не осталось.

Подобной милой противоречивостью отличается не только Насралла. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган поклялся возглавить мусульман в их сопротивлении планам Трампа. Он пообещал «подняться на борьбу за демократию и закон». При этом Эрдоган забыл упомянуть, что сам он уничтожил почти все демократические структуры своего государства. На протяжении длительной, систематической кампании он разрушает правовое турецкое государство, бросает за решетку журналистов и критиков себя, любимого, и очищает страну от оппозиционеров – как реальных, так и мнимых.

В своей пламенной речи об Иерусалиме турецкий президент не упоминает также и о весьма выгодном «примирительном договоре», заключенном между Турцией и Израилем в прошлом году. С Израилем, который он во всеуслышание называет «страной убийц детей». Удивительная непоследовательность.

«Громкие враги – тайные друзья»?

Долгие годы Турция поддерживает с Израилем официальные контакты. Саудовская Аравия, напротив, демонстративно отказывалась установить такие отношения и даже в свое время едва не насмерть разругалась с Египтом, заключившим с израильтянами мирное соглашение – это, мол, противоречит общеарабскому бойкоту еврейского государства. На самом деле, Риад пытается выстроить эти отношения неофициально, за кулисами. Не для того чтобы добиться примирения и мира в арабо-израильском конфликте, а для того, скорее, чтобы получить мощного союзника против собственного врага – Ирана.

Не секрет, что многие страны-члены так называемого Совета сотрудничества государств Персидского залива – независимо от того, на чьей стороне «заливного» конфликта они стоят – с большим интересом поглядывают на Израиль как на источник современных технологий. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Катар уже нашли закулисные пути, чтобы с помощью посредников импортировать израильскую продукцию – в том числе, кстати, и военную.

Все это, наряду с ненавистью саудитов к Хамасу и войной Риада в Йемене, может пояснить, почему Саудовская Аравия так тихо ведет себя в споре о статусе Иерусалима. Более того: Саудовская Аравия, находящаяся фактически под контролем принца Мохаммеда бин Салмана, поспешно выстраивает новую «ось автократов», руководимую Дональдом Трампом из Вашингтона. Примерно так же ведет себя и Египет – весьма выдержанно. Возможно, причина египетской скромности кроется еще и во взаимной симпатии, испытываемой Трампом и нынешним египетским лидером Абдель Фаттахом аль-Сисси, а также – в очень сложных отношениях между египтянами и палестинцами.

С одной стороны – египетское правительство поддержало Израиль в блокаде сектора Газа – был закрыт пограничный пункт Рафах, что вызвало волну ненависти и страха у Хамаса. С другой стороны – Египет был центральным (хотя и не нейтральным) посредником во внутрипалестинском конфликте и приложил немало усилий к примирению Хамаса и Фаттха.

За пределами дворцов королей и резиденций политических лидеров, на «арабской улице», где возмущение и ненависть к Израилю являются, по крайней мере, искренними, «гнев народный» оказывается направлен, скорее, на символы, на камни и строения Иерусалима, чем на реальную жизнь. Кроме того, здесь можно наблюдать весьма недвусмысленные и опасные проявления чисто религиозного исламского фанатизма. Но это – уже совсем другая история. Хотя бы потому, что с фанатиками вряд ли можно хоть о чем-нибудь договориться. Им интересен не мир, а «окончательное решение еврейского вопроса», под каким бы соусом оно ни подавалось.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!