Сапер ошибается один раз

Автор:

В номере: 2017

S-1

Специально для журнала «NEUE ZEITEN»

Как принято считать, профессия сапера очень опасная. У сапера нет права на ошибку, иначе возможности к реваншу не представится. В Гессене служба обезвреживания оставшихся со времен Второй мировой войны бомб или другой военной амуниции находится под юрисдикцией президиума земельного правительства и состоит всего из трех сотрудников. Мои собеседники Дитер Шветцлер (Dieter Schwetzler) — руководитель службы и Рене Беннерт (René Bennert) — инженер-взрывотехник рассказали в увлекательной и продолжительной беседе о тайнах профессии, связанной с громадным риском для их жизни, которую они кладут на алтарь ради безопасности окружающих.

Служба как таковая появилась практически сразу после войны, но на первых порах возможности обнаружения и средства обезвреживания боеприпасов были весьма ограниченными и не столь совершенными, хотя квалификация саперов тех лет не уступала мастерству и уровню подготовки современных профессионалов. Служба основана на государственной платформе, а работа саперов, как бюджетных служащих, оплачивается за государственный счет. Ответственность же за ликвидацию бомб при нынешних инцидентах с минированием вокзалов, аэропортов, других общественных мест, безопасность граждан и устранение террористов лежит на земельной и федеральной криминальной полиции.

Обязательное исследование земельного участка

Только за прошедший год в Гессене обнаружили более 400 опасных находок из гранат и боеприпасов, из которых реальную угрозу населению представляли собой  40 бомб. На мой вопрос: «А сколько еще их там, в земле?», мои собеседники лаконично ответили: «Много!»

Но как же обнаружить смертельно опасные находки, не перерывая при этом все доступные глазу земельные пространства? Ведь со времен войны прошло более 70 лет, а по данным военных источников и технических экспертов, в немецкой земле находится не менее 100 тысяч неразорвавшихся бомб, включая бомбы с долгосрочными детонаторами, которые могут легко взорваться в любой момент и при первом неосторожном прикосновении.

В распоряжение службы поступают оставшиеся со времен войны фотографии, находящиеся в полном и монопольном владении фирмы Dr. Carls GmbH «Luftbilderdatenbank» (Банк данных фотографий с воздуха). Доктор Hans-Georg Carls, основатель и владелец инженерной фирмы, приобрел эксклюзивное право на покупку и владение любых, произведенных в Германии в военный период фотографий с воздуха, по которым можно установить маршруты налетов, запланированные во время войны американской авиацией, а также частоту и количество сброшенных на немецкие земли бомб и снарядов. Стоимость одной фотографии размером 23х23 см колеблется от 25 до 75 евро.

Несмотря на мирные и благородные цели служба обезвреживания вынуждена покупать у фирмы снимки, используемые в дальнейшем как руководство к действию и ориентир при поиске смертоносных остатков войны. Но, как вы понимаете, пошаговое – сантиметр за сантиметром – зондирование почвы и дальнейшее исследование выливаются в конечном итоге в совершенно неприемлемую для государства стоимость. Поэтому каждого владельца земельного участка, намеренного начать строительство — будь то частный жилой дом, жилищный квартал, муниципальное здание или коммерческое предприятие любого профиля, обязуют в строгом порядке перед началом строительных работ обращаться в частные лицензированные фирмы по исследованию почвы. В связи с тем, что Германия в годы войны подвергалась интенсивной бомбардировке, вероятность нахождения в любой точке каждого земельного участка боеприпасов до сих пор очень велика. И никто не знает в каком они состоянии. Стоимость поисковых работ в границах от 1 до 5 евро за квадратный метр несет владелец земельного участка или застройщик.

Можете лишь представить, насколько скрупулезным и тщательным должно быть исследование, заключающееся в предварительном сканировании почвы, и в случае  обнаружения металла – последующем зондировании. Бывало и такое, что искали боеприпасы, а нашли старый кованый сундук. Он тоже из металла, и сканер дал положительный результат. Ни один специалист даже самой высокой квалификации не может спрогнозировать вид находящегося под землей металлического артефакта, но проведенная фирмой работа должна быть оплачена.

S-3

Смертоносным находкам нет конца

Запомните: если владелец участка сам случайно наткнется на подозрительный предмет – никакой самостоятельности! Любая инициатива может обернуться непоправимой бедой. Возможно лишь немедленное обращение в полицию. Но даже если найденный кусок металла по предположению специалистов относится к боеприпасам, никто не может с первого взгляда оценить его опасность. К исследованию, согласно служебной инструкции, приступает специализированное подразделение службы Fundkommando, состоящее из военных экспертов-подрывников. В их задачу входит определение типа боеприпасов. Случалось, когда состояние бомбы, мины или снаряда настолько критическое, что о поэтапном отделении детонаторов и взрывателей из корпуса и речи быть не может. Значит, не остается ничего иного, как проводить взрывные работы на месте.

А теперь задумайтесь, сколько всевозможной военной амуниции лежит в земле с момента окончания войны: флаги, фляжки, посуда, медали, ордена, именные браслеты, предметы личного обихода. И каждый из предметов имеет металлические составные части, которые при санировании можно принять за патроны или гранаты. При таких находках к работе подключается партнерская фирма, извлекающая части военной амуниции с очень большой осторожностью – предметы не всегда сохраняются в хорошем состоянии, но представляют собой историческую ценность. Но их дальнейшая судьба лежит уже в руках владельцев земельного участка. К слову, за прошлый год при подобном сканировании почвы на частных земельных участках было ликвидировано 80 тонн боеприпасов.

Работы по обезвреживанию, включая транспортировку и уничтожение, ведет государственная служба, для беседы с которой мне и выпала такая редкая удача. Три человека, три сапера, ежечасно рискующие жизнью для безопасности других людей, приезжают в бюро крайне редко и практически постоянно находятся в разъездах из-за очередного смертельно опасного обнаружения. Например, совсем недавно одна научно-исследовательская станция изучала в пределах Гессена фауну озера. Погрузив камеру на большую глубину, ученые обнаружили лежащие на дне в большом количестве патроны. Возможно, они когда-то находились в ящиках, но дерево от времени и сырости сгнило и рассыпалось. На место немедленно прибыл инженер-взрывотехник Рене Беннерт и, убедившись в их настоящей безопасности, смог забрать для дальнейшей ликвидации.

S-4

Страшная находка со времен войны

В начале сентября в Кобленце была обнаружена 500-килограммовая бомба. Для ее обезвреживания были эвакуированы 20 тыс. проживающих в радиусе действия человек. Но самая массивная со времен окончания войны операция по обезвреживанию одной из самых больших бомб времен Второй мировой войны была проведена во Франкфурте в районе Вестенд в сентябре 2017 года. Франкфурт, пожалуй, один из городов, чаще и интенсивнее других попадавший под воздушные налеты противников. По оценкам моих собеседников, радиус действия мощнейшей 1400-килограммовой (почти в три раза сильнее) бомбы трехметровой длины и диаметром 80 см предполагал 1,5 километра, а ее расположение оказалось в плотно заселенном квартале. И каждый житель, независимо от состояния здоровья и физической мобильности, должен быть эвакуирован в безопасное место. Два человека, два обладающие высочайшей личностной компетенцией и профессиональной квалификацией специалиста — Дитер Шветцлер и Рене Беннерт —  приняли на себя ответственность за жизни 70 тысяч человек.

Впервые операция была столь опасна. Обычно бомбардировке авиации противников подвергались вокзалы, аэропорты, индустриально-промышленные районы, а эта британская бомба была сброшена на густонаселенный квартал. С внешней стороны ее состояние вызывало большую тревогу – металл был насквозь пробит ржавчиной. Но после тщательного изучения и определения типа детонатора экспертная служба пришла к выводу, что внутреннее устройство бомбы не пострадало, и благодаря полной изоляции от воздуха неповрежденные взрыватели – их оказалось три, и детонаторы находились в полной боевой готовности. Что позволило саперам приступить к обезвреживанию непосредственно на месте. Сначала были устранены взрыватели, а затем, что не менее рискованно, извлечены детонаторы.

Мероприятия по самой массивной в истории послевоенной Германии эвакуации населения, буквально по спискам, и огораживанию территории возлагались на городскую полицию и муниципальные органы. Как правило, люди в подобных случаях эвакуируются в здания спортивных центров, складских помещений, торговых ангаров, где для них создаются приемлемые для временного проживания условия. Несогласные могут расположиться у родственников, знакомых, в отелях. Но в этом случае все дополнительные расходы производятся за их собственный счет. Но в зоне обезвреживания не остается ни один посторонний человек.

S-2

Поединок со смертью

Саперы приступают к работе после полного завершения эвакуации. Как сказал начальник службы саперов  Дитер Шветцлер: «Мы ставим на карты свои жизни, потому что малейшее неправильное движение – и мы взлетаем на воздух». И что удивительно: саперы работают без защитного обмундирования и в ряде случаев без перчаток – в силу специфики работы их пальцы обладают высочайшей чувствительностью и зрением «на ощупь». Такая тончайшая интуиция достигается за счет длительной работы и накопленного с годами опыта. По сравнению с сотрудниками федеральной и земельной криминальной полиции, выезжающих по тревоге в аэропорты или вокзалы в защитных костюмах и работающих с бомбами маленького калибра, служба саперов по обезвреживанию оружия Второй мировой войны работает с бомбами громадной разрушительной силы – авиационными, противотанковыми, пехотными. И если сапер ошибется – не понадобится уже никакой костюм. От бомбы, предназначавшейся для уничтожения населенного пункта  в 100 тысяч человек и разрушительной силы радиусом от 1,5 до 2 километров, нет защиты на расстоянии одного сантиметра.

Другое дело: транспортировка взрывателей и детонаторов к месту их ликвидации осуществляется в военном бронированном автомобиле. К великому сожалению, но смертельные исходы не являются исключением из правил — два предшественника моих собеседников погибли в 1990 году при обезвреживании бомбы в Ветцларе. Трое коллег погибли в 2010 в Геттингене. Все знают, на что идут и какой принимают на себя риск. С этой целью перед началом операции должны быть обсуждены все малейшие подробности и возможные нюансы, вплоть до непредвиденных или коварных неожиданностей. И после составления подробного плана действия саперы приступают к работе. Но это лишь теория. А насколько она отличается от практики —  знает каждый.

Многим интересно, где саперы получают образование и приобретают практический опыт. Дитер  Шветцлер — руководитель службы, получил образование в бундесвере, где он служил и одновременно обучался профессии в течение 12 лет. Фундаментальное образование и интенсивный обучающий курс позволили ему приступить к столь рискованной для жизни работе опытным и немало испытавшим на профессиональном пути специалистом. Германия – страна эмансипации и гендерного равноправия, поэтому утверждать, что саперами могут быть исключительно мужчины – идти против правды. В земле Северный Рейн-Вестфалии в аналогичной службе работают женщины. А поскольку в бундесвере служат также бойцы женского пола, образование доступно каждому. Другой вопрос: насколько каждому соискателю удастся выдержать тест на профессиональную пригодность, заключающийся не только в безупречной общеобразовательной и спортивной подготовке, хорошем состоянии здоровья – работать приходится и под проливным дождем, и снегопадом, в жару, в холод, не имея при этом длительное время ни капли воды, ни крошки хлеба. А также в устойчивости к стрессам, умению концентрировать внимание, сохранять спокойствие, и, конечно, скорости реакции – иногда на принятие решения отпускается десятая доля секунды.

И на войне, и в мирное время у каждого свое предназначение и свои задания. Но без саперов, как выяснилось, не обходятся нигде. Они всегда приступают к выполнению задачи первыми: на войне прокладывают путь, в послевоенное время устраняют смертельные помехи и выполняют задания по боевому обеспечению. Стоя лицом к лицу со смертью, они должны победить, хладнокровно и без суеты доводя свое дело до успешного завершения. И при этом не ошибиться…

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!