Национальная идентификация российских немцев

Автор:

В номере: 2017

S-1

Поздние немецкие переселенцы как группа этнических немцев, а в обиходе — российские немцы в Германии, составляют уникальную категорию русскоязычных иммигрантов. Их сложности, как и у любой мигрантской группы, заключаются не только в интеграции в иную социально-культурную среду, но и в собственной идентификации: «В России мы были немцами, здесь нас называют русскими».

Российские немцы по официальным заявлениям политиков не относятся к российскому комьюнити в Германии, хотя и образ мышления, и менталитет, и социальная принадлежность характеризуют их полную причастность к русскому ментальному пространству. Тем не менее, как заявившие о своем желании вернуться на историческую родину, должны в полной мере соблюдать ее конвенции и жить в соответствии с ее требованиями.

Репатриация как политическое движение стартовала в 1953 году. Основой для возвращения российских немцев на историческую Родину послужил Феде­ральный закон о переселении, принятый 22 мая 1953 года (Bundes­vertriebenen­gesetz). В 70-е годы поток переселенцев стал возрастать, но пик репатриации приходится на середину 90-х — с началом в России глобального экономического и государственного кризиса. В 1993 году в силу вступает закон, изменяющий официальный статус просто переселенцев на поздних немецких переселенцев — Spätaussiedler. И через некоторое время, когда первые попытки не принесли ожидаемого результата, перед политиками встала новая проблема: для успешной адаптации этнических немцев, возвращавшихся, как декларировали многие, не из экономических соображений, а с целью сохранения национальной идентификации, необходим пересмотр существовавших доселе интеграционных мероприятий. И в первую очередь — концентрация усилий по созданию и введению в жизнь специальных организаций, помогающих на первых жизненных этапах с привлечением в роли активного участника самого мигранта.

Как показала практика, не все переселенцы в состоянии правильно оценить сложности при внедрении в чужую ментальную среду. А многие дети мигрантов, приехавшие по воле родителей и в силу подросткового возраста не осознавшие неизбежных трудностей, оказываются в весьма затруднительном положении. И если на пути молодого поколения репатриантов не встанет энергичный и инициативный человек, взявший в свои руки координацию всего процесса в целом, многим проживание на своей исторической родине покажется совсем не в радость.

S-2

Первые этапы большого пути

Альбина Нацаренус-Феттер родилась в 1974 году в Алтайском крае в одной из немецких колоний, образовавшихся в 20-х годах прошлого столетия. В семье разговаривали на немецком диалекте, который смогли пронести через несколько поколений ее предки, прибывшие в Россию еще во времена Екатерины Великой. Привнести свежее дыхание в укоренившиеся за века национальные традиции и обычаи не позволяла политическая цензура тех лет — немецкий язык разрешался на уроках в школе и в домашнем обиходе, но социальная среда требовала отказа от национальной идентификации, а социальный статус, как у многих национальных меньшинств, обозначался емким словом «и прочие».

В начале 90-х страна вошла в полосу экономического и политического кризиса. Настало время становиться взрослой. Проучившись три года в Московском государственном лингвистическом университете на кафедре германистики, Альбина принимает решение репатриироваться в Германию. И в 1994 году, ступив на землю Берлина, 20-летняя, но уже тогда целеустремленная и цельная девушка сразу же поставила перед собой задачу утвердиться на Родине предков и, несмотря на ряд очевидных по началу трудностей, стать полноценным и полноправным членом немецкого социума.

Западная часть Берлина 1994 года, слившегося после объединения двух Германий в одно целое и универсальное пространство, все же резко отличалась от бывшей восточной части, коренные жители которой долгое время не могли избавиться от ксенофобии и неприятия всего, что напоминало о советском прошлом. Альбину встретил дружелюбный открытый город, распахнувший перед ней все двери. Главной движущей силой в ее жизни была, есть и остается мотивация — качество, которого так отчаянно не хватает многим иммигрантам из бывшего СССР.

Уровень полученного в лингвистическом университете Москвы образования оказался громадным подспорьем в Германии, но шесть российских семестров, или как говорят в России — незаконченное высшее образование, Аль­бине в Германии не признали. Обучение в Берлинском университете имени Гум­больдта на кафедре германистики и славистики пришлось начинать заново.

S-3

Чужой среди своих

Мы с вами знаем, с какими бытовыми и душевными трудностями связана начальная пора проживания в чужой стране, где приезжий естественным образом сталкивается лицом к лицу с местными реалиями, но в силу объективных обстоятельств оказывается без практических навыков. Альбина — человек открытый, дружелюбный, отзывчивый, готовый всегда прийти на помощь — сразу обратила внимание на соотечественников, не владевших в достаточной степени языком, дезориентированных в быту, а оттого замкнутых, беспомощных и растерянных. «Если тебе что-то не нравится — не упрекай, не осуждай, не жалуйся, а возьми в свои руки ситуацию и измени», — так воспитывали Альбину родители. И вместо того, чтобы критиковать и возмущаться, как поступают 90 процентов неустроенных иммигрантов, Альбина сразу же вступила в землячество российских немцев в Германии. «Немецкий дом», оказывавший ряд стандартных услуг из области адвокатуры и нотариата, кроме того собирал под своими сводами всех, кто желал примкнуть к движению немецких переселенцев.

Официальная деятельность перемежалась с добровольной, а коммер­ческие услуги переплетались с культурной, но весьма ограниченной жизнью — на тот момент не существовало управленческого органа, взявшего на себя функции оказания репатриантам централизованной поддержки. Приехав из страны, где на протяжении долгих лет умалчивался факт проживания этнических меньшинств, где не поддерживались национальные традиции для сохранения культурного наследия и дальнейшего развития языка, где ассимиляция была принудительной и пресекались любые попытки создания национальных автономий, люди не могли в одно мгновение перестроить сознание и протянуть друг другу руки. Страх быть отвергнутыми передавался через поколения уже на генном уровне.

Альбина, приняв на себя обязанности добровольного консультанта по освоению начальных шагов интеграции и социализации, оказывала не столько официальные услуги, сколько дружеские: как заполнить необходимые документы, где найти подходящего врача, как устроить ребенка в детский сад и школу. Волей-неволей ей самой пришлось заняться дополнительным образованием, изучая законы и выясняя упорядоченность внутренних политических и общественных органов. Тогда и пришла Альбине впервые идея о создании организации, состоящей из детей и юного поколения российских немцев.

По привычке, укоренившейся в стране рождения, многие взрослые полагали, что обязанность по воспитанию их собственных детей принадлежит школе. В Германии им приходится перестраиваться на новую политику семейных отношений — именно на родителей возложена ответственность за первые шаги детей в социуме. И хотя дополнительные сложности по прибытии создавало отсутствие у многих немецкого языка, главная проблема заключалась в признании у молодых людей национальной принадлежности, уважении самостоятельности и социальной независимости. Альбина поставила целью ввести в социум новое поколение, имеющее голос, умеющее формировать и озвучивать собственное мнение, самостоятельно выбирать цели в жизни и преодолевать неизбежные препятствия.

Толерантность нынче в дефиците

Пример российских немцев в Германии дает наглядное представление обо всей сложности и неоднозначности процесса адаптации. Помощь лишь государства не может быть достаточной. Необходима поддержка местного населения, для чего нужны пропаганда развития межнациональных отношений, предоставление коренным жителям развернутой информации о культурных особенностях различных наций и необходимости взаимопонимания. Если Германия проводит политику миграции и репатриации, то, прежде всего, государственные структуры должны оказывать достаточное влияние на общество, поясняя положительные аспекты принятия на немецкую землю новых жителей.

Основополагающим принципом должна быть толерантность. Толчком для столь энергичной общественной деятельности Альбины послужил инцидент со студентом исторического факультета, высмеявшим ее за убежденность о наличии в ее крови немецких корней. Защита чести и достоинства соотечественников явилась стимулом для создания первой в истории Германии молодежной билингвической организации. Так в Берлине появилась федеральная ассоциация «Немецкая молодежь из России», вдохновителем которой стала Альбина Нацаренус-Феттер.

Deutsche Jugend aus Russland e.V.

Тем временем шли годы. Благодаря своим искренним идеалам и дальнейшим усилиям в оказании помощи многочисленным соотечественникам, Аль­бина продолжала уверенно подниматься по служебной лестнице. И в 1999 году уже в качестве непосредственного организатора и исполнителя она добивается превращения созданной на добровольных началах ассоциации в государственную финансовую структуру Deutsche Jugend aus Russland e.V., а в 2003 году становится ее директором. Сегодня Альбина с семьей — мужем и двумя сыновьями — проживает во Франкфурте-на-Майне. Консоли­дируя вокруг себя людей, она по-прежнему возглавляет ставшую влиятельной организацию, членами которой являются уже не только подростки из среды немецких переселенцев, но и местное молодое поколение, нашедшие между собой точки соприкосновения и общие интересы.

«Родители — тормоз, родители — мотор» — приняв этот постулат за основу, она находится в тесном контакте не только с молодежью, но и родителями, объясняя им незаменимое значение пап и мам в личностном формировании детей. Будучи в недавнем прошлом членом президиума городского собрания Франкфурта, Альбина как член лидирующей фракции ХДС (CDU) в настоящий момент состоит в правительстве города и продолжает активную деятельность на поприще воспитания молодежи. Не останавливаясь на достигнутом, Альбина баллотируется от ХДС в члены Бундестага, выборы в который состоятся 24 сентября 2017 года. Оставаясь преданной идее, Альбина сумела в состоявшейся в мае личной аудиенции у Ангелы Меркель привлечь внимание федерального канцлера — впервые за 12-летний срок ее правления — к проблемам российских немцев в Германии.

Пожелаем ей успеха в дальнейшей столь важной и плодотворной работе по поддержке и оказанию помощи проживающему в Германии землячеству.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!