Вспомним тех, кто нам жизнь сохранил

Автор:

В номере: 2017

© alexkich - Fotolia.com

Мы помним, как наши мамы, бабушки при любой возникающей трудности говорили: «Лишь бы не было войны». Они пережили то страшное время, знали не понаслышке, что это такое. И молили бога, чтобы их дети и внуки не столкнулись никогда с подобными ужасами. А мы, живущие в век ядерного оружия, понимаем, насколько губительным и непоправимым может стать в реалии это слово из пяти букв — война.

Прошло  уже 72 года с тех пор, как фашистская Германия подписала акт о полной и безоговорочной капитуляции. Солдат, которые участвовали в сражениях (с обеих сторон), в живых осталось совсем немного, и те уже совсем старенькие.  Но День Победы для нас до сих пор – праздник священный. Это знак благодарности всем, кто в годы военного лихолетья выстоял и победил.

Мы всегда говорили, что наши сражались с фашистской Германией, не задумываясь о том, что почти половины европейских стран совместно с Германией вступили в войну с СССР, послав на Восточный фронт свои вооруженные силы. 30 июня 1941 года Гитлер с воодушевлением констатировал: «Европейское единство в результате совместной войны против России». Геополитические цели войны 1941-1945 годов фактически осуществляли, вместе с немцами, более 300 млн. европейцев, объединенных на различных основаниях — от подчинения до содружества, — но действовавших в одном направлении.

Трудный путь к победе

Война не стала историей, память о ней передается у нас из поколения в поколение. Потому что это не только великая боль, но и гордость за наших дедов и отцов, мам и бабушек. Не случайно эта война получила название в СССР – Великая Отечественная.

1418 дней и ночей бушевал огонь войны, убивая людей и уничтожая все, что было создано их трудом. Нет семьи, которой бы не коснулась война. Чем измерить глубину утраты и силу скорби?

Не «военное счастье», не случайности привели Красную армию к блистательной победе. Как мы учили в школе на уроках истории, нападая на Советский Союз, гитлеровская Германия делала ставку и на то, что советское многонациональное государство не выдержит суровых военных испытаний, в стране активизируются антисоветские, националистические силы. Однако этого не произошло. Лишь очень незначительная часть населения на оккупированной врагом территории в силу различных обстоятельств в той или иной степени сотрудничала с гитлеровцами.

В годы войны героизм стал нормой поведения. Как-то в канун Дня Победы я спросила папу (он с первого курса университета ушел на фронт, вернулся с войны капитаном, с целым «иконостасом» орденов): неужели не было страшно? Я, допустим,  даже мысленно не могу себя поставить в те условия. «Мы очень любили свою Родину, она была в опасности, мечтали победить врага, любой ценой. И это были не высокопарные понятия, а истинный патриотизм. Мы верили в нашу победу и потому победили». До сих пор помню папины слова, и думаю, не забуду никогда, дочкам своим рассказывала, и внукам буду рассказывать, когда они подрастут.

За героические подвиги в Великой Отечественной войне звания Героя Советского Союза удостоены свыше 11 тыс. человек (часть – посмертно). И многие, как мой папа, вернулись с фронта с «иконостасом» орденов и медалей. А миллионы не вернулись с полей сражения.

© JackF - Fotolia.com

Дети войны

Их счастливое детство уничтожила война. Дети Ленинграда… Дети концлагерей… Сироты войны… Что может быть ужаснее? А «сыновья полка»? Пионеры-герои сражались и гибли наравне с взрослыми. За боевые заслуги (представьте, это ведь, по сути, дети) награждались орденами и медалями. В боевых действиях принимали участие до нескольких десятков тысяч несовершеннолетних. Пятеро из них были удостоены высшей награды — званий Героев СССР. Все — посмертно, оставшись в учебниках и книжках детьми и подростками.

Вот один из них — Марат Казей, мы, конечно же, слышали  еще, будучи сами детьми, о его подвиге, но только с годами, став взрослыми, стали осознавать, насколько это все страшно.  До войны он успел окончить только 4 класса сельской школы. В 1941 году, когда Белоруссия стала оккупированной территорией, Анна Казей, мать маленьких Марата и Ариадны, прятала у себя раненых партизан, за что была казнена немцами. А брат с сестрой ушли в партизаны. Ариадну впоследствии эвакуировали, но Марат не соглашался ни в какую и остался в отряде. Наравне со старшими он ходил в разведку — и в одиночку, и с группой. Участвовал в рейдах. За бой в январе 1943 года, когда, раненый, он поднял своих товарищей в атаку и пробился сквозь вражеское кольцо, Марат получил медаль «За отвагу». А в мае 1944-го, возвращаясь с задания вдвоем с командиром разведки, они наткнулись на немцев. Командира убили сразу, а Марат, отстреливаясь, залег в ложбинке. Уходить в чистом поле было некуда, да и возможности не было — подросток был тяжело ранен. Пока были патроны, держал оборону, а когда магазин опустел, взял последнее оружие — две гранаты — с пояса. Одну бросил в немцев сразу, а со второй подождал: когда враги подошли совсем близко, взорвал себя вместе с ними (пишу эти строки и, не стыдно в этом признаться, плачу, представляя этого, по сути,  мальчика в тот страшный момент).

© IRINA - Fotolia.com

В моем журналистском архиве…

Я много раз делала интервью с реальными участниками тех далеких страшных событий, писала очерки о ветеранах Великой Отечественной. И каждую судьбу пропускала через сердце. Разве могу я забыть державший в своих руках пожелтевший от времени (более семидесяти лет ему), потертый на сгибах (миллион раз читался-перечитывался) фронтовой треугольник. А эти слова, идущие от сердца, а потому задевающие душевные струны. И жгучее желание – жить. Этот фронтовой треугольник просто кричит о желании увидеть свою единственную дочурку Ларочку, которой было лишь девять месяцев, когда уходил в сорок первом добровольцем на фронт. Обнять, поцеловать красавицу жену, Женечку, любовь всей его жизни. Недолгой жизни. Она тоже хранила их любовь всю жизнь (долгую жизнь). И когда ее спрашивали, почему такая красивая женщина не выходит снова замуж, она отвечала одно: «Я люблю его одного». А уж как он любил… и сердце его рвалось к ним, самым дорогим, жене и дочке.

«И вот я пришел, пришел и сказал, ты видишь, я цел. Да, я бы с радостью полетел к вам, делить с вами и радость и горе. Но пока по нашей земле ходит немец, топчет нашу землю, глумится над нашим народом, это — неисполнимо. Но придет час освобождения, и мы с вами встретимся».

Не встретились.

«Ох, как не хочется сейчас погибнуть, когда чувствуется, что войне приходит конец. Когда фашисты проклятые откатываются из нашей земли, оставляя город за городом».

Шесть раз горел в танке танкист, лейтенант Леонид Горловицкий. Седьмой оказался роковым.

Страшное проклятье войны — похоронка пришла в Харьков, куда только что после эвакуации вернулись Евгения со своей дочерью. Читала, перечитывала, а смысл слов не доходил до ее сознания: «… в том, что ваш муж, лейтенант Горловицкий Леонид Самойлович, в бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 18 августа 1944 года и похоронен с воинскими почестями. Польша, Варшавское воеводство».

Быть такого не может, ведь ему только двадцать пять, а ей и того меньше. Ведь совсем недавно он ей написал: «Милая Женя! Сбереги Лару, чтобы она была хорошей, здоровой девочкой для моей радости в старости лет».

А Евгения Мульевна каждый год 9 мая встречала со слезами на глазах. Это были слезы о любимом муже, которого отняла война, о вдовьей доле, жизни длинной, обделенной женским счастьем. Она знала, таких,  как она, – не один миллион. И это тоже итог войны.

Но они, лейтенант-танкист Леонид Горловицкий и другие погибшие и оставшиеся в живых, теперь уже совсем старенькие ветераны, они выстояли и победили. Даже ценой своей жизни.

Не стало уже милейшей Евгении Мульевны. А Лариса Леонидовна и ее дети с семьями живут в Германии. Семья стала большой, такой как мечталось тогда Леониду и его Женечке. Последнее письмо с фронта хранится как семейная реликвия и сохраняется память об отце, дедушке и прадеде, которого у них отняла война.

Цена Победы

Цифры всегда красноречивее слов. Но за этими страшными цифрами – люди. Гибель каждого человека, бесспорно, трагедия. А миллионов? Всего во Второй мировой войне погибло более 50 млн. человек. Самые большие потери приходятся на долю СССР – около 27 млн. человек, Германии – 13 млн. США потеряли 300 тыс. человек. Ущерб от прямого уничтожения и разрушения материальных ценностей на территории СССР составил почти 41% потерь всех стран, участвовавших в войне. 25 млн. человек в СССР остались без крова.

Известно, что в нашей стране нет семьи, в которой не было бы жертв войны. Это и есть настоящая цена Победы.

Ключевая дата 

День победы над фашистской Германией в большинстве стран мира, участвовавших во Второй мировой войне, отмечается 8 и 9 мая. Это связано с тем, что Акт о капитуляции Германии был подписан в 1945 году дважды: 7 мая во французском городе Реймс (о чем было официально объявлено в Европе и США 8 мая) и 8 мая в пригороде Берлина Карлсхорсте (о чем в СССР объявили 9 мая).

8 мая 1945 года — ключевая дата для Германии. За более чем 70 лет изначальное ощущение конца света сменилось совсем иным восприятием. «Это для всех нас был день освобождения от человеконенавистнической системы национал-социалистского террора», — так однозначно сформулировал значение этого дня в то время президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер в 40-ю годовщину окончания Второй мировой войны в Европе.

Сегодня, в отличие от первых десятилетий, 9 из 10 немцев разделяют эту оценку. Как отмечает пресса ФРГ, немцы после национал-социализма получили новый шанс. Шанс быть не оккупированной колонией, а самостоятельным государством. Жестокость войны в собственной стране остается национальным кошмаром, который надолго переживет последних свидетелей событий.

А  мы, дети и внуки тех, кто победил фашизм, отдаем дань памяти тем, кто нам жизнь сохранил. «Что такое День Победы? Это значит — нет войны».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!