К своим – на чужом самолете

Автор:

В номере: 2017

S-2

Побеги из вражеского плена военнослужащих разных стран в ходе Второй мировой войны не были редкостью. Но побег, произошедший ровно за три месяца до победы, аналогов не имеет. 8 февраля 1945 года со строго охраняемого ракетного полигона вермахта в Пенемюнде группа из 10 советских военнопленных во главе с летчиком Девятаевым, совершив угон фашистского бомбардировщика, вырвалась из плена.

Девять побед Михаила Девятаева

Родившийся в Мордовии в крестьянской семье Михаил с детства мечтал о полетах. Окончив Оренбургское летное училище, он встретил войну пилотом истребительного полка Западного военного округа. В бой вступил 23 июня 1941 года, а на следующий день в небе над Минском сбил немецкий бомбардировщик. Затем Девятаев сражался под Москвой. В одном из воздушных боев его «Як» получил повреждения, а сам Михаил оказался в госпитале, но не задержался там — сбежал в свой полк.

Потом были новые бои, победы и ранения, но каждый раз, наскоро подлечившись, он вновь занимал место в кабине истребителя. Всего за время войны гвардии старший лейтенант Девятаев сбил 9 вражеских самолетов. 13 июля 1944 года в воздушном бою в районе Львова Девятаев был ранен в ногу, его самолет горел. В последний момент летчику удалось покинуть машину на парашюте, но, приземлившись на территории противника, он оказался в плену.

S-3

В плену

В лагере Михаил, собрав группу надежных товарищей, сразу же начал готовить побег. Ночами с помощью мисок и ложек они рыли подкоп под проволочным ограждением. Когда до воли оставалось несколько метров, их выдал предатель. После допросов и пыток беглецов отправили в лагерь смерти Заксенхаузен (Sachsenhausen).

И тут Девятаеву сказочно повезло: санитар заменил на его робе бирку смертника на бирку погибшего в лагере солдата. Так Михаил под чужим именем в числе других 1500 заключенных был отправлен в Пенемюнде (нем. Peenemünde) на острове Узедом (нем. Usedom), где с 1938 года размещался ракетный полигон Третьего рейха. Отсюда уходили в небо опытные образцы ракет, в том числе первая в мире боевая баллистическая ракета Фау-2. Для работ на строительстве и для обслуживания объектов полигона сюда доставляли тысячи военнопленных. Если принять во внимание сверхсекретный характер зоны, в которой они оказывались, было ясно, что вряд ли кто-нибудь из них выйдет отсюда живым.

В начале 1945-го восточный фронт стремительно приближался к полигону. 31 января началась его эвакуация. Для задумавшего побег Девятаева и примкнувших к нему других пленных настал решающий момент.

Наряду со многими заключенными Михаил выполнял различные работы на аэродроме. Как только он впервые оказался здесь, сразу же возникла дерзкая мысль о побеге на одном из немецких самолетов. Но сначала следовало изучить управление незнакомой машиной.

Девятаев и его соратники незаметно снимали таблички с приборных досок поврежденных самолетов. По ночам в бараках их изучали и распределяли роли между участниками побега. А немцы и не подозревали, что один из пленных — первоклассный летчик, поэтому особого надзора за ним не было.

S-1

Полет

Действовать решили 8 февраля. По пути на аэродром беглецы ударом припасенного ломика убили конвоира. Надев его шинель и взяв винтовку, один из беглецов изображал охранника, ведущего на работу группу пленных. Когда немецкие техники, обслуживающие самолеты, отправились на обед, беглецы подобрались вплотную к бомбардировщику «Хейнкель-111». Забравшись на крыло, Девятаев проник в пилотскую кабину, другие расчехлили моторы, мигом подкатили к самолету аккумуляторную тележку и подключили кабель. Взревели моторы, и когда вся группа разместилась в бомбардировщике, Девятаев вывел его на взлетную полосу. Но взлетать самолет почему-то не хотел. Докатившись до конца полосы, Девятаев развернул машину. Он понял, что взлету мешают триммеры руля высоты (от англ. trim — приводить в порядок — небольшая отклоняющаяся поверхность в хвостовой части руля летательного аппарата), установленные в посадочный режим. Тем временем на полосе собрались немецкие солдаты, не понимающие, что происходит. Девятаев направил самолет прямо на них. Те мигом разбежались.

При второй попытке взлета Девятаеву с помощью товарищей удалось силой оттянуть штурвал, после чего машина, наконец, оторвалась от земли. Часы показывали 12:15. После взлета самолет стал резко набирать высоту, теряя при этом скорость, но Девятаеву удалось с помощью штурвала триммера руля высоты стабилизировать полет. Об угоне уже был оповещен штаб ПВО полигона. Поднятые по тревоге зенитчики и летчики получили приказ сбить захваченный самолет. К «Хейнкелю» приблизился возвращавшийся с боевого вылета истребитель, но, к счастью для беглецов, у него уже был израсходован боезапас, да и бензин был на исходе. А Девятаев, уйдя в облака, оторвался от преследования. Летели на север, затем, убедившись, что в баке бомбардировщика достаточный запас горючего, отвернули восточнее. Но, рассудив, что лететь на самолете, украшенном свастикой, над советской территорией рискованно, повернули на юг, чтобы приземлиться сразу же за линией фронта.

Самолет приблизился к береговой линии примерно в 350 км восточнее Пенемюнде и сразу же был обстрелян советскими зенитчиками. И те не промахнулись — «Хейнкель» загорелся. Бросив самолет вниз со скольжением, Девятаев сумел сбить пламя и сразу же направил машину на посадку, которая получилась весьма жесткой. Часть беглецов была ранена. Приземление произошло примерно в 8 километрах за линией фронта. Прибывшие красноармейцы (поначалу принявшие их за немцев) доставили беглецов в расположение части, откуда их переправили в госпиталь. Так закончился этот уникальный полет.

В марте 1945 года в Пенемюнде вошли советские войска. Вскоре туда для ознакомления с немецкой ракетной техникой прибыла группа специалистов.  Был среди них и Сергей Павлович Королев, выступающий под псевдонимом Сергеев. Уже после завершения войны он попросил доставить в Пенемюнде Девятаева, который мог помочь специалистам разобраться в структуре полигона.

Несмотря на совершенный им героический побег, спасший жизни десятку советских солдат, на Михаиле еще долго висело несмываемое клеймо «военнопленного», не позволяющее ему занять достойное место в послевоенной жизни. Все изменилось после того, как по представлению Королева, к тому времени достигшего высот на ракетно-космическом поприще, 15 августа 1957 года Девятаеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Сегодня память о его подвиге хранят стелы и обелиски во многих городах России, а также и в Пенемюнде, откуда начинался этот единственный в своем роде полет.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!