Мать и дитя… в немецкой тюрьме

Автор:

В номере: 2017

S-3

Кирпичное приземистое здание с решетками на окнах, сплошной высокий деревянный забор, массивные металлические ворота с эмблемой учреждения юстиции и бросающейся в глаза шокирующей надписью: «Женская тюрьма. Отделение матери и ребенка». Вы удивлены? Не удивляйтесь. Хотя со стороны звучит ужасающе. Но только со стороны.

Нет такого закона в Германии, согласно которому можно разлучить маму с ребенком лишь потому, что мама оступилась: если совершенное ею преступление никоим образом не касается благополучия ее чада, ребенка от мамы, как правило, не отнимают. Мой собеседник – Клаус Херннес (Klaus Hernnes), начальник отделения «Мать и ребенок» женской тюрьмы Пройнгесхайма в интервью на беспрецедентную тему «Мать и дитя в немецкой тюрьме» еще раз подчеркнул – на развитие ребенка сказывает влияние не только личность мамы, но также и философия общества, впрямую заинтересованного в душевном здоровье подрастающего поколения. Мне стоило немалых трудов получить разрешение на фоторепортаж в стенах подобного отделения.

В сопровождении начальника обхожу территорию и все относящиеся к тюрьме помещения. На моем пути оборудованная детская площадка, похожая на ту, что перед моим домом: горка, качели, избушка, песочница. Далее по курсу – контрольно-пропускной пункт или, говоря специальным языком, – КПП. На посту из-за пуленепробиваемого стекла меня приветствует вахмистр-охранница. Разрисованные зайчиками и медвежатами стены меньше всего соответствуют цели заведения. Перед входными дверями составлены коляски для прогулок. Обходим игротеки, комнаты отдыха, кухню-столовую, заглядываем в группу детского сада, ничем не отличающегося от обычного, что на воле.

Мы попали на завтрак – мамы на работе, воспитательницы в кругу детишек принимают непосредственное участие в важном процессе. Поднимаемся на второй этаж. Антураж тюремного коридора – единственное место, обозначающее профиль учреждения. Я осматриваю камеру, где размещены заключенная мама с ребенком. Детская кроватка, мамина постель, стол, стул, шкаф, холодильник. На детской кроватке игрушки. Чисто, уютно, умиротворенно. Комната абсолютно не похожа на камеру… если не смотреть на решетки на окнах.

S-1

«Выживает сильнейший»

Пенитенциарная система в Германии направлена не на испытание осужденного жестокостью  и заключение в нечеловеческих условиях, а на изоляцию от внешней среды в качестве меры воспитательного воздействия. Исправление, согласно немецкой теории перевоспитания преступника, означает полную реасоциализацию и возвращение в социум, что не отрицает предоставления в местах лишения свободы бытовых условий согласно нормам цивилизованной жизни. Злоба и ненависть провоцируют в ответ агрессию, но только в сто крат сильнее, превращая еще не потерянного для общества правонарушителя в обозленного и утратившего человеческий облик зверя. Сторонники радикальных мер критикуют гуманные методы, заявляя о невозможности перерождения преступника и бессмысленности человеческого отношения. Тем не менее, нельзя отрицать очевидные результаты работы с правонарушителем, за основу которой взят возврат в точку отсчета  – хотя эта идея в различных кругах признана утопической. Распад личности лежит в основе неверного выбора и фатальной ошибки, а далее уже включается механизм воздействия на подсознание силою собственных заблуждений. Но несмотря на скепсис, комплекс исправительных мероприятий с индивидуальным подходом функционирует, в основном, исправно, а уровень преступности в Германии не соизмерим с другими странами. Поэтому немецкое правосудие не лишает  надежды мамы с ребенком, ставшей жертвой ее же ошибочного мировоззрения: «У каждого должен быть шанс». Задача наделенных государственными полномочиями исправительных учреждений строгого режима — не отнимать его, а предоставить.

S-2

Закон о защите материнства не имеет границ

Социальная общность «Мама – ребенок» поставлена в Германии на единственную в своем роде законодательную платформу с переходящей из поколения в поколение идеологической концепцией. Цель и идея концепции отражены в статье 6 (4) Конституции ФРГ «Каждая мама вправе рассчитывать со стороны государства на защиту и гарантию благополучия ее и ребенка». Поэтому проводимая в жизнь федеральным министерством семьи политика ставит в центр внимания социума семью, придавая ей значение фундамента немецкого общества. И чем теснее связь и лучше взаимопонимание между мамой и ребенком, тем выше моральное здоровье нации. Еще в 1952 году для обеспечения прав матери и ребенка Бундестаг принял закон о защите материнства, который так и называется Mutterschutzgesetz, имеющий силу на всей территории страны. И не имеет значения, где находятся мама и ее рожденный или находящийся в утробе ребенок – у себя дома, в клинике, в санатории или… в тюрьме. Как показала практика – это абсолютная реальность, а не философская утопия. Но даже при четкой формулировке ни один закон не трактуется однозначно. Во-первых, речь идет о проживании в тюрьме ребенка до шести лет – с семилетнего возраста дети обязаны посещать школу, где с первых дней познают мир во всем его многогранном разнообразии и уже могут отличить тюрьму даже с безупречным «сервисом» от санатория. Во-вторых, не каждая женщина по своему внутреннему укладу характера соответствует роли матери, что служит одной из причин для принятия решения не в ее пользу.

Льготы есть даже в тюрьме

Отделение матери и ребенка внутри меньше всего похоже на тюрьму. Идеально – учитывая профиль заведения, благоустроенные помещения и забота государства о заключенных женщинах с детьми или беременных ничуть не удивительны, а скорее тщательно продуманы — дети не могут и не должны нести ответственность за проступок мамы. Вместе с тем, ни один чиновник не имеет права лишать ребенка нормальных условий развития и органичного существования лишь потому, что его мама попала в тюрьму – разлучить их можно, если с ее стороны ребенку угрожает опасность. Разлука с любящей мамой, какой бы она ни была в глазах общественности, сказывается разрушительно на психике ребенка и соответственно лишает его нормального развития. И все же, у работающей на практике теории есть ряд категоричных исключений, при которых ребенок в принципе не может быть оставлен с мамой — план исправительных мероприятий предусматривает одновременный выход мамы и ребенка из тюремных стен.

Может быть и так, что срок заключения превышает допустимый для детей возраст до шести лет, но если мама действительно способна к социализации и осознает допущенную ею ошибку, администрация ходатайствует перед прокуратурой о переводе на льготный режим и уменьшении срока наказания. Но как быть, если малышу четыре года, а мама приговорена к лишению свободы на пять или шесть лет? Решение принимает ведомство по делам детей и юношества, подключенное к судьбе ребенка с момента оглашения приговора. Маленький Петер четырех лет от роду был отдан на дальнейшее воспитание бабушке – за сбыт крупных партий наркотиков его мама получила пять лет лишения свободы. Подумайте, в какую форму выльется для мальчика будущее, если через два года даже более тесной, чем в мирской жизни — бок о бок, связи с мамой, его придется отнять и еще найти слова, чтобы все это объяснить. Не лучшим образом скажется разлука и на маме – за решеткой шкала ценностей претерпевает изменения.

Осужденной с большим сроком заключения лучше сразу смириться с раздельным от ребенка проживанием, чем позже резать по живому, отрывая его от себя. Ребенка при таком раскладе размещают у отца, ближайших родственников или в опекунской семье, но мама по-прежнему имеет право принимать участие в его жизни. Более тяжелая перспектива ожидает женщину, приговоренную к пожизненному сроку заключения – при позитивных прогнозах срок заключения сокращается до 15-20 лет. Сложно представить, как сложатся в будущем отношения ребенка с мамой, отделенной от него минимум на четверть жизни тюремной стеной.

S-4

Беременность не освобождает от ответственности

Жизнь в тюремной камере начинается для некоторых детей еще с внутриутробного периода развития. Не всегда можно установить, что толкнуло будущую маму на преступление, но оказавшись на скамье подсудимых, она уже обязана решать за двоих. Не менее сложная задача стоит и перед выносящим окончательный приговор судьей. При незначительных правонарушениях суд принимает в качестве смягчающего вину обстоятельства беременность, но тяжкое преступление не только не снимает вины с будущей мамы, более того, оно накладывает на нее строгую ответственность – первый луч солнца проникнет в комнату к новорожденному сквозь зарешеченное окно. Поэтому встречает будущую маму на пороге тюрьмы сотрудник социальной службы, сразу же ставящий в известность о ее положении детское ведомство.

С первых дней пребывания за решеткой за будущей мамой ведется тщательное наблюдение – к сожалению, не каждая беременная женщина отвечает выбранной ею самой социальной роли. И еще неизвестно, как бы сложилась жизнь ребенка, родись он никому не нужным на воле. В последнее время немало женщин оказываются в тюрьме из-за злостного употребления и сбыта наркотиков, а сильная наркотическая зависимость – не лучшая составляющая внутриутробного развития плода. По характеру женщины, ее криминальной истории и последующему поведению не сложно установить, готова ли она в принципе стать матерью и не использует ли свое положение с продуманной выгодой. Случайная и нежеланная беременность не способствуют пробуждению материнских инстинктов и возникновению нежных чувств по отношению к будущему ребенку. Психологи стараются вытащить из подсознания заключенной упрятанные на самое дно внутренние конфликты и противоречия, чтобы с ее же помощью найти некогда совершенную и оказавшуюся впоследствии роковой ошибку. Ребенок в глазах прозревшей женщины приобретает совсем иной смысл – Бог подарил ей маленького человека, для которого она навеки остается примером для подражания и жизненным ориентиром.

И все же, при неблагоприятном комплексном прогнозе представитель детского ведомства принимает на себя ответственность за судьбу будущего ребенка — скорей всего, сразу же после родов он попадет в заботливые руки приемных родителей. А женщина остается в заключении, но уже на общих основаниях и без дополнительного комфорта.

Забота о детях – прежде всего

Рожающей за решеткой с самыми искренними намерениями будущей маме предоставляются все привилегии щадящего тюремного режима. В период кормления, как бы долго он ни продолжался, мама освобождается от обязательной работы, пользуется помощью детской воспитательницы и обслуживающего персонала – мы не имеем право забывать, что центром внимания абсолютно во всех критических ситуациях, даже косвенно касающихся детей, является ребенок, а все действия правоохранительной системы нацелены на обеспечение его благополучия. Поэтому заключенные мамы с детьми более старшего возраста могут всегда рассчитывать на соучастие государства – во время рабочего дня дети находятся под присмотром квалифицированных воспитательниц в тюремном детском саду.

Дети ни в чем не нуждаются, не обделены заботой и вниманием, не чувствуют себя обездоленными — условия их содержания действительно безупречны. И в этом немалая заслуга принадлежит коммерческим структурам – мир спасет не только красота, но и милосердие. Детское отделение тюрьмы спонсируется и поддерживается частной корпорацией на совершенно бескорыстной основе. Последнее же слово остается за мамой – не каждая женщина решается признаться и открыть ребенку правду. В основном дети уверены, что проживают в санатории. Воспитательницы не поддерживают мамину версию, но и не опровергают – жизнь покажет…

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!