Слуга трех господ

Автор:

В номере: 2017

S-1

110 лет со дня рождения Манфреда фон Арденне (Manfred von Ardenne) — выдающегося немецкого ученого и изобретателя

Среди созвездия великих немецких физиков и изобретателей ХХ века (А. Эйнштейна, В. Рентгена, М. Планка, В. Гейзенберга, К. Бенца, Р. Дизеля, В. фон Брауна) Манфред фон Арденне, или, как его называли, «немецкий Эдисон», выделяется, прежде всего, разносторонностью своих интересов и уникальностью судьбы. Он, не окончив среднюю школу и не имея даже высшего образования, стал автором 600 патентов в области телевидения, электронной микроскопии, медицины и ядерной технологии.

Последнее обстоятельство во многом определило его уникальную судьбу. Он был востребован и обласкан при всех властях: Гитлером — за участие в «уран-проекте», Сталиным – за работу в атомной программе СССР, Генсеком СЕПГ Хонеккером – за работы в области медицины рака. Его вклад в эти проекты отмечен двумя Сталинскими премиями СССР и двумя Национальными премиями ГДР.

Путь наверх 

 Манфред родился в 1907 г. в Гамбурге, в аристократической семье. Отец, барон Эдмунд фон Арденне, имел звание правительственного советника (Regierungsrat), мать Адела (урождённая Mutzenbacher) — потомок рода великого князя Ольденбургского, а бабушка Elisabeth Edle und Freiin von Plotho была прототипом героини романа Теодора Фонтане (Theodor Fontane) «Effi Briest».

В школе Манфред имел хорошие оценки только по математике и физике. Учёба тяготила его, и он, получив свой первый патент в 16 лет, оставил школу. Этот патент на лампу-усилитель он продал фирме Loewe, производившей радиоприёмники. На полученные средства и взятые кредиты фон Арденне покупает в берлинском пригороде Лихтенфельд большую виллу с лабораторией. Когда ему было всего 24 года, он представил на берлинской промышленной ярмарке действующий прототип телевизора. Было это в 1931 году! А разработанная им тогда же трехкаскадная электронная лампа считается первой в мире интегральной схемой. Не менее важным изобретением ученого-энциклопедиста является электронный растровый микроскоп.

Третий рейх

 «Урановый проект» Гитлера не прошёл мимо всеядного барона. Во время Второй мировой войны в берлинском пригороде Лихтенфельде, прямо рядом с виллой Арденне, под охраной полка СС, 700 заключённых построили в его научном институте бункер для циклотрона и урановой центрифуги, которые должны были создать начинку для атомной бомбы фюрера. Что, к счастью, не удалось. Однако то, что успели, пригодилось победителям.

Война еще не окончилась, а США и СССР уже начали охоту за немецкими атомщиками и ракетчиками. Много оборудования и специалистов во главе с руководителями немецких атомного и ракетного проектов нобелевским лауреатом Вернером фон Гейзенбергом и Вернером фон Брауном успели вывезти США.

Берией тоже были посланы спецгруппы для поиска физиков, инженеров, техников, которые могли бы помочь СССР в разработке ядерного оружия. Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел генерал Иван Серов.

8 мая 1945 года Курчатов представил Берии список немецких ученых, которых желательно было бы заполучить. Среди них был и фон Арденне. Когда машины с особистами подъехали к его институту, их встретил большой плакат с надписью по-русски: «Добро пожаловать!» Командир группы, генерал Иван Серов, в докладе на имя Берии подчеркивал: «Желательно срочно принять решение о вывозе оборудования из института фон Арденне и его сотрудников для работы в СССР».

S-2

10 лет в СССР 

Всё оборудование института,15 тонн металлического высокоочищенного урана вместе с сотрудниками было переправлено в СССР. Туда же эшелонами едет самое лучшее и свежее оборудование берлинского Кайзеровского института.

В Москве на Октябрьском поле для института фон Арденне построили специальный объект строгого режима – НИИ Главмосстроя №9. Теперь там Курчатовский институт. Сам барон размещён в двухэтажном особняке вместе с женой, любимым роялем, картинами и мебелью.

Затем группу фон Арденне перебросили в Сухуми, где на берегу бухты был создан в корпусах бывшего санатория «Синоп» Сухумский физико-технический институт с центрифугой для очистки изотопов урана.

Группа Арденне образовала лабораторию «А» советского атомного проекта и входила в систему 9-го управления НКВД. Под руководством Манфреда фон Арденне работало более двухсот человек. Немцы вместе с советскими коллегами разрабатывали новые методы разделения изотопов урана электромагнитным способом, а попутно исследовали возможности применения ядерных излучений в биологии и медицине. И делали это так успешно, что фон Арденне стал даже лауреатом Сталинских премий СССР. А в 1947 году, после успешного пуска первого реактора, в котором был получен оружейный плутоний, специальным постановлением Совмина СССР отметили и немецких специалистов. Манфред фон Арденне тоже был в числе главных награжденных: его премировали 50 тысячами рублей. Огромные по тем временам деньги.

Он был, кстати, не единственным известным ученым «третьего рейха», который после войны разрабатывал советское ядерное оружие. Всего по атомному проекту в СССР работало 7 тысяч немецких специалистов и еще 3 тысячи — по ракетному проекту. Немало ученых и инженеров, связанных в прошлом с ядерной физикой и радиохимией, нашлось в советских лагерях для немецких военнопленных. Макса Штейнбека, будущего советского академика и вице-президента АН ГДР, нашли, когда он по прихоти начальника лагеря изготовил солнечные часы. Большинство из них работали в «шарашках» — НИИ и лабораториях тюремного типа. Но и «свободные» ученые, которых доставили из Германии в специальных эшелонах, хотя и жили вполне комфортно, были практически полностью отрезаны от внешнего мира. Им были созданы все условия, организовано прекрасное по тем временам снабжение, но контроль был жестким. Об этом позаботился лично Берия, курировавший атомный проект.

Огромную роль в этом проекте сыграли корифей в области металлургии урана Николаус Риль (Nikolaus Riehl), директор института «Г» в Сухуми, получивший в СССР после испытания первой советской атомной бомбы на Семипалатинском полигоне даже звание Героя Социалистического Труда вместе с Курчатовым, Зельдовичем и Харитоном, лауреат Нобелевской премии Густав Герц (Gustav Hertz), будущий президент Академии Наук ГДР Макс Фольмер (Max Volmer), Роберт Дёпель (Georg Robert Döpel), разработавший аппаратуру для измерения кинетики ядерных взрывов.

Интересная деталь. Н. Риль вместе со Сталинской премией и 350 тыс. руб. получил ещё и автомобиль «Победа» и дачу в Жуковке в придачу, которую он перед отъездом из СССР продал Мстиславу Ростроповичу. Именно на этой даче писал свой «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицын.

В середине пятидесятых годов фон Арденне разрешили вернуться в Германию, разумеется — в Восточную.

Работа в ГДР 

Ещё будучи в СССР, фон Арденне покупает на заработанные в советском атомном проекте деньги участок земли в Дрездене для своего будущего частного института. А в 1956 г. триумфально возвращается в ГДР. Ему были возвращены и доставлены обратно в Дрезден все приборы, конфискованные в 1945 году. А денег из СССР в ГДР барон привез столько, что сумел открыть и оборудовать в Дрездене первый в социалистическом мире частный научный институт, где под его руководством 500 сотрудников успешно работали над проблемами на стыке физики и медицины. Здесь была разработана многоэтапная системная терапия рака с помощью гипертермии (воздействия высокой температуры на отдельные участки тела), спасшая жизнь многим людям, создан эндорадиозонд для исследования желудочно- кишечного тракта.

В 1970-х годах ученого постигла тяжелейшая болезнь – он оказался прикован к постели с диагнозом «общее истощение организма». Врачи отвели ему не более двух лет жизни. Но фон Арденне не сдался. Он на больничной койке разработал и испытал на себе многоэтапную кислородную терапию (Sauerstoff-Mehrschritt-Therapie): несколько раз в день дышал чистым кислородом по определенному графику. Сегодня эта методика используется во всем мире. А сам Манфред фон Арденне встал на ноги буквально за несколько дней, к полному изумлению «приговоривших» его медиков.

Барон и в ГДР сумел найти общий язык с Генсеком Хонеккером. Карьера его развивалась успешно. Власти ГДР не жалели для него почетных званий и привилегий. Хотя в партию и в ГДР барон не вступал, он стал депутатом Народной палаты.

Умер барон-изобретатель в 1997 году, уже после объединения страны. Его дело принял его сын Александр (рождённый ещё в СССР). Он теперь возглавляет «Von Ardenne Institut für Angewandte Medizinische Forschung», продолжающий дело отца в области гипотермии. А концерн «Von Ardenne» известен на всех континентах.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!