Игровые автоматы и — криминал?

Автор:

В номере: 2017

© Tomasz Zajda - Fotolia.com

В июле 2012 года в большинстве федеральных земель Германии вступил в силу новый закон об азартных играх (Glücksspieländerungsstaatsvertrag), согласно которому владельцы залов игровых автоматов получили право самостоятельно вести бизнес. С одной стороны, закон лишил государство монополии на игорный бизнес, а с другой — наложил на деятельность казино и залов игровых автоматов жесткие ограничения.

И хотя новые положения развязывают руки владельцам салонов, категорические требования, нацеленные на борьбу с игровой зависимостью, оказывают негативное влияние на сам бизнес. Сокращение часов работы игорных клубов, обязательное расстояние между соседними казино, а также ограниченное количество игровых автоматов в одном зале вряд ли освободят одержимых игроков от зависимости, зато поспособствуют росту безработицы. Если все положения закона вступят в силу – владельцам придется сократить до 50 тысяч рабочих мест. Иначе подавляющее число небольших казино обанкротятся – они существуют только за счет большой посещаемости и высокого денежного оборота. И, тем не менее, игровые автоматы, как индустрия психологической обработки населения, по-прежнему связана с криминалом.

На тему борьбы с организованной преступностью, тем или иным путем связанной с залами игровых автоматов, я провела содержательную беседу с пресс-атташе земельной криминальной полиции Гессена, старшим полицейским комиссаром Максом Вайсом (Polizeioberkommissar Max Weiß).

S-1

Люди, которые играют в игры 

Нам всем неизбежно приходится сталкиваться со сложными проблемами, решение которых сопряжено с мобилизацией душевных сил. Но находиться в постоянном напряжении невозможно – нужно хотя бы на время дать мозгу отдых. Интернет, мобильный телефон, компьютерные игры – типичный способ разрядки — затягивают людей глубоко, но еще не отбирают у социума. Но более радикальные способы релаксации — алкоголизм, наркомания и, стоящая в одном ряду, игромания притягивают к себе посильнее любой социальной сети. Игры сами по себе, как форма альтернативного образа мышления, помогают людям расслабиться, но лишь до той поры, пока человек контролирует ситуацию, а не ситуация берет верх над человеком. И тогда, будучи когда-то адекватным, он быстро превращается в поверженное пагубными страстями существо. К одной из самых сложных зависимостей от игр относится маниакальная страсть к игровым автоматам. Люди понимают, что оказались в замкнутом кругу, и ведут непрестанную внутреннюю борьбу с чувством стыда, вины и осознанием своей никчемности. Превратившись в зависимую от случайной комбинации на автомате особь, человек сам уже не может разорвать замкнутый круг.

Преступность в индустрии игровых автоматов не связана, как полагают многие, с их настройками в пользу заведения. Во-первых, залы находятся под бдительным контролем департамента по контролю за общественным порядком (Ordnungsamt). Во-вторых, владельцы салонов за год превратятся в миллионеров, уклоняющихся от налогов. Но государство, имея представление об источнике незаконной прибыли, не будет молча закрывать глаза на неуклонный рост преступности и связанные с ним побочные явления. Преступность,  распространенная среди страдающих зависимостью людей, для которых игровой автомат становится единственной целью в жизни, базируется на необходимости постоянных финансовых вложений. А откуда они могут появиться, если игрок, одержимый идеей громадного выигрыша, не работает, не получает никаких доходов и все свободное время и деньги просаживает в пользу равнодушного к его судьбе автомата?

Во Франкфурте основное количество игровых залов расположено в центре города, в самой его исторически проблемной части напротив Центрального вокзала. Высокая концентрация всевозможных с сомнительным бизнесом заведений лишь на руку полиции – таким образом специальным полицейским нарядам удается отслеживать перемещение подозрительных личностей в пределах замкнутого круга — бордель, игровой зал, дешевые закусочные, пивные, наркопритоны. Несчастным где-то нужно брать деньги. И тут «на помощь» приходят действующие городские банды, опытные главари которых мгновенно по нездоровому блеску в глазах и рабскому взгляду определят в толпе очередного кандидата на успешное членство в преступной группировке. Как показывает практика, к наиболее подверженным тлетворному влиянию соблазнов относятся молодые люди от 16 до 25 лет  – недолюбленные или обделенные вниманием дети превращаются со временем в сорняк на обочине, прорастающий как и где попало.

Полиция всегда знает, где искать, но не всегда располагает реальными инструментами борьбы. Состав преступления чаще всего заключается в карманных кражах, в сбыте краденного, в краже дешевой косметики из парфюмерных магазинов и продаже с рук уличным проституткам. Если у молодого человека не респектабельного вида, явно что-то сбывающего с рук, находятся в сумке до 200 предметов женской декоративной косметики, полиция успевает захватить торговца с поличным.

Игры, которые играют в людей 

Чтобы разобраться в причинах появления зависимости, нужно сначала понять, что же является предметом зависимости. В игромании притягательной силой служат не игры и не игровые автоматы, а деньги и кажущийся на поверку незатруднительный способ их получения. Оказавшийся один на один со своей бедой, но изначально обладая заниженной самооценкой, молодой человек не обращается за помощью, будучи уверенным, что его оттолкнут или поднимут на смех. По мнению таких людей, еще с детства обделенных вниманием близких, выход может быть связан только с появлением дополнительных финансов. А тут и реклама поспела — многочисленные азартные игры и розыгрыши пропагандируют легкий и беспроблемный способ обогащения. Сделаем поправку – до поры, до времени. И если игры в тотализатор при букмекерских конторах требуют от игроков хоть каких-то специальных знаний в спорте, скачках или большой политике, а выигрыш прибавляет гордости за собственную компетентность, пристрастие к игровым автоматам базируется только на безоглядной вере в удачу.

Игромания овладевает человеком не сразу, а проходит через три фазы. В начале, если игроку «повезет», и он выигрывает, наступает эйфория – он уверен, что избран судьбой, намеренной покровительствовать и дальше. Вторая фаза связана со значительным и неизбежным проигрышем, но уверенностью, что фортуна вот-вот повернется к нему лицом. Третья фаза – заключительная, когда человек впадает в абсолютное отчаяние – он проиграл, долг огромен, отыграться, вероятно, не удастся, так будь, что будет. Депрессия, фрустрация, ощущение безысходности – это еще только начало. Одержимые мыслью во чтобы то ни стало взять реванш, люди не замечают ни семейного, ни социального, ни профессионального краха: они одержимы идеей «бесплатного сыра». Сама обстановка в зале игровых автоматов внушает посетителю уверенность о его влиянии на ход игры и не оставляет места для раздумий: «Делайте ставку, нажимайте на рычаг автомата – доли секунды, и он разом решит все ваши проблемы». Начальная инвестиция не превышает стоимости чашки кофе, зашкаливает в крови адреналин, напряженное ожидание удачи лишает последнего разума. Игрок отключается от внешнего мира и теряет ощущение реальности. И хорошо бы, он доверился кому-либо из близких, что случается редко: втянувшиеся игроманы – это люди с абсолютно расстроенной психикой и всепоглощающим страхом спугнуть удачу.

Близкие и могли бы помочь, но сложность в том и состоит, что раннюю стадию зависимости опознать практически невозможно. У игроманов не остается следов на коже от инъекций, от них не пахнет перегаром алкоголя или курительной травы, у них не расширены зрачки, не трясутся руки, не заплетается язык. Они лишь выглядят уставшими, угнетенными, иногда чрезмерно возбужденными, но всегда находят оправдательные аргументы. Поэтому у членов семьи практически нет возможности заметить первые признаки болезни, пока из дома не начинают пропадать ценные вещи или игроман не попадется на краже, потому как легального способа найти новые финансовые вложения у него не предвидится. Наделавший нереальные к погашению долги, замкнувшийся и оказавшийся в тупике молодой человек, откуда при своевременном вмешательстве еще можно было бы вывести, нередко идет на суицид, потому что видит выход только в сведении счетов с жизнью. И лишь тогда дамокловым мечом обрушивается на головы родственников вердикт «ПОЗДНО».

Категорический запрет – не метод борьбы, а грубая провокация 

Автоматы сгенерированы таким образом, что переиграть их невозможно — иначе нивелируется сама идея бизнеса. Какой смысл открывать игорное заведение, имеющее шанс обанкротиться в самом ближайшем будущем? Но, если игорный бизнес так разрушительно влияет на личность, почему государство его не запретит? Ответ напрашивается сам собой. Вспомните все запреты, касающиеся неизбежных явлений в жизни общества – алкоголь, проституция, азартные игры. Скажите, алкоголь вышел из употребления? Перестали пользоваться услугами проституток? С лица земли исчезли игорные заведения? И вы сами три раза ответите: НЕТ, НЕТ, НЕТ.

Категорический запрет привел к самым ужасным последствиям: рост продажи некондиционного алкоголя, от которого умирали, загнанная в нелегальные притоны проституция с бесправными в статусе рабынь женщинами и подпольные казино без уставов, ограничения в возрасте с полным отсутствием гарантий не поплатиться жизнью или свободой за проигрыш. Поэтому для контроля государства за криминогенным бизнесом и с целью предотвращения новых, но еще более тяжелых преступлений, казино с игровыми автоматами лицензированы к открытию, но ограничены жесткими правилами работы. В частности, с первого апреля 2014 года в игорных заведениях был установлен внутренний регламент с обязательным ограничением доступа игроков к автоматам. Изменилась налоговая политика – гораздо большую пользу обществу принесет налогообложение заведений по самой высокой процентной ставке с целевым вложением громадных денежных сумм в государственный бюджет. Только за 2014 год финансовый оборот земли Гессен по игровым казино составил 18 миллионов евро, а из общего числа зависимых 71 процент имеет долги до 50 тыс. евро, а девять процентов – до 100 тыс. евро и выше. Общий оборот по стране в игорном бизнесе составил 33,433 миллиардов евро, а сумма налога исчисляется 3,1 миллиардами. Несмотря на весьма печальные факты, это более разумно, нежели ушедшие в подполье и неограниченные рамками закона дельцы безнаказанно будут наживаться на свойственных человеку страстях и пороках.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!