Юрий Стоянов: «Цена смеха высока!»

Автор:

В номере: 2017

S-2

Юрий Стоянов, актер театра и кино и виртуоз комического жанра, — о программе «Для своих», умении дождаться своего звездного часа и многих других, не менее интересных вещах.

— Юрий Николаевич, то, кем Вы себя представляли в детстве и кем являетесь сейчас — эти две картинки совпадают или различаются?

— Конечно, различаются! Неужели я мог представить в детстве, что буду седым, толстым и старым (смеется)? Вот актером хотел быть, причем знаменитым, вернее, я представлял себе, что иду по улице, и все меня узнают, просят автографы…

— Бабель утверждал, что «в Одессе каждый юноша, пока он не женился, хочет быть юнгой на океанском корабле», — а как дело обстояло с Вами, Вы же тоже одессит?

— Юнгой я никогда не хотел быть, я всегда хотел быть капитаном! Таким, знаете, настоящим капитаном: умным, ловким и отважным. Как из анекдота, сейчас вам расскажу: группа канала «Дискавери» снимает фильм о сложной профессии моряка и берет интервью у матросов, мотористов, боцманов, которым задают вопрос: «Знакомо ли вам чувство страха?». Те отвечают, что да, конечно, но вот есть у них на судне капитан, которому это чувство неведомо, вот просто он никогда ничего не боится. Журналисты находят этого капитана и спрашивают у него: «Действительно ли не было такого случая, чтобы Вам было реально страшно?». Капитан отвечает: «Ну, почему, был. Перевозили мы как-то груз — 10000 кукол из Китая. И попали в шторм. И вот когда корабль накренился вправо, то все эти 10000 кукол хором сказали «Мама». Вот тут-то я испугался по-настоящему…».

— Что было самым сложным на Вашем пути к успеху?

— Ожидание. Успех — это результат, к нему идти легко и просто, а вот дождаться возможности действовать — совсем другая история. Знаете, наверное, это самое важное в актерской профессии — уметь дождаться своей роли, своего звездного часа, не теряя достоинства. По-моему, Кристофер Вальц сказал такую гениальную фразу: «Сыграть главную роль легко. Вот получить главную роль трудно…».

— В Вашем творческом багаже — более чем успешная карьера на эстраде, в кино и в театре. В какой из этих ролей — киноартиста, театрального актера, юмориста, человека, стоящего у истоков телевизионного юмора в России, — Вы чувствуете себя наиболее комфортно?

— Я универсал (смеется), мне всюду хорошо. А вот самая сложная профессия из перечисленных Вами — юморист. Цена смеха высока, заставить людей смеяться гораздо труднее, чем плакать. И не зря говорят, что самая высшая похвала для артиста — услышать искренний смех в зале.

S-1

— Ваша авторская программа «Для своих», с которой Вы приезжаете в марте в Германию, — это микс из монологов, пародий и музыкальных композиций. Как проходил процесс выбора номеров для нее?

— Очень просто: это все — истории моей жизни! Все, что происходило со мной с 1957 года, когда я родился, по сегодняшний день, я даже хотел назвать эту программу «Авто­биогра­фический стенд ап». «Для своих» — истории о прожитом и обо всем веселом и грустном, что за это время случалось.

— Есть роль, которую Вы непременно хотели бы сыграть? А режиссер, у которого Вы бы хотели сняться?

— Конечно, есть такие роли, и есть такие режиссеры… Я бы хотел поработать со Скорсезе, Тарантино, Иньяриту, есть в моем списке желаний и несколько российских имен. Жалко только, что, скорее всего, эти мои мечты так и останутся мечтами, потому что в моем возрасте эти роли мне уже не сыграть.

— По долгу службы Вы шутник и весельчак. А каков Юрий Стоянов вне сцены?

— Не хохмач. Ну, или в пределах нормы. Я люблю тишину, спокойствие, домашний уют.

— Вы по гороскопу — Рак. Какие «рачьи» качества Вам помогают двигаться вперед? А какие мешают?

— Я не верю в гороскопы и не разбираюсь в зодиакальных знаках и присущих им качествам. Но качество, определяющее мою жизнь, есть. Это лень. Я по природе своей очень ленивый человек. Поэтому всю жизнь строю таким образом, чтобы у меня для лени не было ни минуты, иначе мне с ней не справиться (смеется).

— Есть ли у Вас «патентованный» способ достижения гармонии с собой?

— А вообще возможно достичь гармонии с собой? С миром, с окружающими — это я понимаю, а вот с собой… Обрести внешнюю гармонию гораздо проще, чем внутреннюю. Особенно артисту! Мне кажется, в тот момент, когда я буду полностью доволен собой и всем, что я делаю, я перестану существовать. Поэтому ну ее, эту гармонию.

— У Вас растет дочка Катя. Если она решит пойти по Вашим стопам и стать актрисой, Вы будете этому рады? Будете ее поддерживать или, наоборот, постараетесь отговорить от карьеры в шоу-бизнесе?

— Я искренне надеюсь, что Катя не выберет актерскую профессию. Но если уж такое случится, а это вполне вероятно, потому что у Кати есть художественные и артистические способности, и в этом есть намек на будущее, я буду ее поддерживать и помогать ей. Не связями, ни в коем случае, а советом. У меня ведь достаточно опыта, чтобы им делиться…

— Как Вы видите себя через, скажем, 20 лет?

— Худым, лысым и спортивным, как Познер (смеется). А если серьезно, то подвижным и неравнодушным, небезразличным, не потерявшим интереса к жизни.

— Так наверняка и будет! Спасибо, Юрий Николаевич, за разговор, и до встречи в Германии!

Интервью и фото предоставлены фирмой Kontramarka.de

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!