Иран и ближневосточный конфликт

Автор:

В номере: 2017

© boldg - Fotolia.com

Кровавый конфликт на Ближнем и Среднем Востоке по схеме «все против всех» отражается на Европе самым непосредственным образом. Народы огромного, далекого от нас только по расстоянию, региона  убивают друг друга при каждой удобной и не удобной возможности. Разобраться в этой кровавой каше непросто, экспертное сообщество предлагает диаметрально противоположные объяснения.

Проблематика представляется многовековой и не поддающейся пока решению. Возлагаются надежды на то, что новый американский президент Д. Трамп сможет в определённой степени изменить «правила игры» в регионе в сторону улучшения. Надежда умирает последней. Каковы же эти «правила игры», в чём базовый конфликт региона? Кто они «все против всех»? Вдумавшись в глубинную суть конфликта, можно понять логику игроков и попытаться создать иную, более приемлемую логику развития.

Глубинная суть конфликта

Базовым конфликтом региона я считаю арабские и турецкие завоевания, в результате которых возникли современные арабские страны и сегодняшняя Турция. Эти завоевания не стали бледным фактом очень далекой истории, они и сегодня во многом определяют вектор развития региона. Прежде проживавшим на этой территории народам пришлось уступить место более сильным завоевателям. Побежденные народы не исчезли, не забыли ни одного дня в изгнании, ни пяди земли, некогда принадлежавшей их предкам. Это греки, армяне, курды, берберы, персы, копты, ливийские племена, религиозные не исламские меньшинства, ассирийцы, халдеи. Важнейшим игроком из «памятливых» старых, до арабских народов является Иран-Персия. Особняком стоит государство Израиль.

На пике своего могущества великая Персидская империя простиралась от Египта и Кипра до Индии и Китая, контролировала очень большие территории и значительную часть тогдашнего мирового населения. Сегодняшний Иран занимает меньшую часть некогда великого государства. Персидская империя вела затяжные, изнурительные войны со своим главным противником Византийской империей. Результатом имперского конфликта стало взаимное ослабление обеих тогдашних великих держав средиземноморского и средневосточного пространства. Тяготы войны спровоцировали многочисленные внутренние распри, что привело к дальнейшему снижению обороноспособности тогдашних великих держав.

Ослабленные империи не смоги сдержать арабский натиск, начавшийся под зелёным знаменем пророка где-то после 610 года. С 620-х годов Арабский халифат жестоко бил древних персов. В 642 году персы проиграли арабскому халифату решающую битву при Нехавенде, великая империя прекратила своё существование. После многолетних скитаний по остаткам своей страны последний шах древней, доисламской Персии из династии Сасанидов Йездигерд III был убит алчным мельником в сторожке мельницы, где некогда великий шах остановился на ночлег.

По своему характеру персы народ имперский, государственный, воинственный, это помогло им сохранить сердцевину своей страны, язык и культуру. Персы были постепенно исламизированы арабами, но в отличие от арабо-суннитского большинства развились в сторону шиитской ветви ислама. Арабские завоевания проложили путь к последующему удачному вторжению турецких племен в это стратегическое пространство.

Ближне- и средневосточный регион знал и других завоевателей: монголы, Тимур, европейские державы. Эти завоеватели когда-то, по каким-то причинам ушли, из крупных игроков остались турки, персы, арабы, курды.

Со времен битвы при Нехавенде персы находятся в резком антагонизме с арабами и в меньшей степени с турками. Все прошедшие столетия Иран, как и сегодня, был слишком слаб для взятия реванша за Нехавенд.

Иран повсеместно поддерживает военизированных арабов-шиитов. Для чего? Для того чтобы шииты стреляли по суннитам, а сунниты по шиитам: Сирия, Йемен, Ирак, Ливан. Арабы убивают арабов: ведь одни арабы-сунниты, а другие арабы-шииты.

Если каким-то чудным образом арабы-сунниты перестанут быть действующими лицами истории, мир и счастье в регион не придут. Иран скажет оставшимся арабским братьям по вере шиитской, что персы арабам совсем не братья, пора восстанавливать историческую справедливость и прежнюю Персидскую империю. А арабов надо отправить обратно в Аравийскую пустыню, неважно, сунниты они или шииты. Этот глубинный и многосотлетний вектор движения Ирана не может быть изменен парой соглашений или увещеваний. Война за империи и их территории ведется, как известно,  без белых печаток.

И не друг, и не враг…

Такая трактовка событий и глубинных течений региона позволяет понять роль Израиля в тактике и стратегии иранских мулл. Иран Израилю, конечно, не друг, но совершенно не наследственный враг. Шахский Иран поддерживал позитивно- стабильные отношения с Израилем. У Израиля нет общих границ, нет и никогда не было конфликта интересов с Ираном. Яростные тирады Тегерана в сторону Иерусалима предназначены для арабской улицы. Дорога в Иерусалим, вроде, прокладывается в Тегеране. Поэтому арабы должны и дальше убивать арабов, это, якобы, поможет борьбе с Израилем. Для этой же борьбы Тегеран, якобы, должен получить ядерное оружие. Обзаведется Иран собственной ядерной бомбой, первыми под угрозой иранской экспансии окажутся арабы, особенно Саудовская Аравия, а вовсе не стратегически несущественный для Ирана Израиль. Позже Иран, конечно, может приняться и за Израиль, но не в первую очередь. Сначала надо восстановить Персидскую империю и отомстить арабам за многосотлетние унижения и поражения.

Аналогичную тактику массивных угроз в сторону Тегерана практикует и Израиль. Многолетний премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху грозит Ирану карами земными в виде израильских вооружённых сил. Эта риторика предназначена для арабских правительств, где Израиль позиционирует себя защитником арабских государств залива. По каким-то причинам США проводят всё более слабую и невнятную региональную политику на Ближнем и Среднем Востоке. Израиль пытается частично заполнить вакуум в результате ухода США — главного союзника арабских стран залива (дотрамповский период). Увертками в сторону арабов-суннитов можно считать и массивную критику Израилем сирийского шиитского президента Б. Асада. Для Израиля Асад не хуже других локальных игроков региона. Мне неизвестны реальные попытки Израиля сместить Асада. Израилю вполне достаточно громкой критики Асада, которую слышат арабские уши.

Многие региональные игроки арабской команды верят, что единственно Израиль обладает ядерным оружием и может военно-технически противостоять Ирану. Другим антииранским фактором силы многие арабские страны считают террористическую группировку «Исламское государство». Этим и объясняется более или менее скрытая поддержка этой террористической группировки некоторыми арабскими странами и суннитской Турцией.

Массивная конфронтация Ирана с арабами более вероятна, чем открытый ирано-израильский конфликт. Когда-нибудь израильский туз в рукаве сработает в арабском пространстве. По заявлению израильского премьера Б. Нетаньяху уже работает. Израиль должен серьёзно принимать иранские угрозы и «держать порох сухим». Но и не надо впадать в панику.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!