Кот по имени Брексит

Автор:

В номере: 2017

© destina - Fotolia.com

Умом Великобританию не понять: после того как, пусть и совсем небольшим, но все же большинством голосов, британцы проголосовали за выход из Евросоюза, они же вдруг стали демонстрировать явное нежелание из него выходить. В то время как правительство Терезы Мэй определило сроки для подачи заявления о выходе – парламент страны через суд добился права это решение заблокировать.

Со стороны кажется, что поведение Великобритании напоминает поведение кота у дверей: он требует открыть ему двери и выпустить, но стоит дверям открыться – садится на пороге и глубоко задумывается о чем-то важном, всем своим видом показывая, что выходить он, вообще-то, никуда и не собирался. Но стоит опять закрыть дверь – и вновь начнется возмущенный мяв и активное царапанье… Похоже, что многие жители Соединенного Королевства, проголосовавшие за выход их страны из ЕС, на самом деле вовсе не хотели побеждать и выходить – они просто желали, чтобы «дверь» была всегда открыта и можно было бы торговаться с неуступчивыми брюссельскими еврочиновниками, выбивая для себя преимущества и угрожая этим самым выходом.

А парламент вы решили не спрашивать? 

Впрочем, к числу таких британцев явно не принадлежит новая глава британского правительства Тереза Мэй – уж она-то настроена весьма решительно. Как минимум, госпожа премьер Ее Величества успела определить четкий план: самое позднее в конце марта будущего года заявление Великобритании о выходе из Евросоюза должно лечь на стол председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, после чего в течение двух лет будут вестись переговоры о процессе этого выхода. Однако же британский парламент вдруг почувствовал себя обойденным и даже подал в суд на Кабинет министров, требуя, чтобы любые подобные действия должны были бы сначала получить одобрение законодателей.

Лондонский суд в начале ноября вынес свой вердикт в пользу парламентариев. Приговор таков: без одобрения парламента правительство не имеет права подавать заявку о выходе из Евросоюза. Естественно, что сама Тереза Мэй назвала во всеуслышание это решение «разочаровывающим» и даже решила с ним не согласиться – Кабинет министров подал апелляцию в Высший суд Великобритании. Ее аргументация: большинство британцев проголосовало на референдуме за выход – значит, следует подчиниться воле большинства, о чем тут еще спорить?

На самом же деле корень конфликта заключается именно в том, что Нижняя палата британского парламента, Палата общин (а именно она является более действенной, более влиятельной в британской политике, причем, в отличие от Верхней, Палаты лордов, именно она избирается всенародным голосованием), буквально переполнена противниками «брексита», которые желают во что бы то ни стало если не пересмотреть результат референдума, то уж, во всяком случае, максимально – хоть на десятилетия – затянуть процесс выхода страны из ЕС. Тереза Мэй последовательно отказывалась выносить вопрос о сроках выхода на обсуждение парламента, но теперь, если она проиграет свою апелляцию, ей придется это сделать. А в этом случае «брексит» и в самом деле может затянуться, как говорится, «до морковкина заговения».

«Кое-кто любит погорячей»

Примечательно, что как сторонники, так и противники «брексита» из числа британских политиков не увязывают этот вопрос со своей партийной принадлежностью. И те, и другие могут быть хоть консерваторами, хоть лейбористами, а хоть либералами (хотя, в рядах последних противников выхода из ЕС все-таки значительно меньше). Теперь же, когда правительство попыталось взять исполнение этого решения исключительно в свои руки, его действиями возмутились все. Бывший шеф оппозиционной партии лейбористов Эд Миллибэнд заявил: «Никто не уполномочил Терезу Мэй на тайные переговоры», — имея в виду не только ее решение о дате подачи заявки на выход, но и ее претензии на единоличное «выстраивание» этого выхода.

В свою очередь депутаты-консерваторы также настаивают на том, что они называют «мягким» выходом – хотя, откровенно говоря, их предложение следовало бы, скорее, назвать «бесконечным выходом». По их мнению, так называемый «жесткий» выход означал бы полную потерю для Великобритании внутреннего рынка Евросоюза. Понадобилось бы перезаключать великое множество контрактов и считаться с гигантскими дополнительными расходами. С другой стороны, пришлось бы ужесточать законодательство о европейских иностранцах, живущих и работающих в Великобритании, и смиряться с тем, что в отношении подданных Ее Величества, живущих и работающих в Европе, также перестало бы действовать общеевропейское законодательство. А вот если «выходить вечно», то можно ничего не менять и проявлять свое «кошачье» упрямство, вечно сидя на пороге и ничего при этом не теряя…

Летят «утки» 

Британские газеты также вновь устроили по этому поводу самую настоящую словесную баталию, обгоняя одна другую в выдаче на-гора «черных вестей». В то время как «Times» предостерегает о возможности экономического коллапса Великобритании в связи с брекситом, «Financial Times» сообщает об уходе из страны первого крупного банка – российского «Внешторгбанка». Впрочем, последнее сообщение оказалось «уткой», но поволноваться заставило многих.

Апокалиптические сценарии брексита множатся на глазах – даже если непонятно, насколько они реальны. Та же «Times», ссылаясь на некое «внутреннее исследование» правительства, сообщает, что в течение ближайших 15 лет экономика Великобритании «похудеет» почти на 10%, что, по данным министерства финансов, соответствует недобору налогов в размере 66 млрд. фунтов стерлингов (около 73 млрд. евро) в год.

Насколько остры все эти «пост-референдумные» дебаты – демонстрирует и ошибка, допущенная «Financial Times»: газета сообщила, что ВТБ переносит свою европейскую штаб-квартиру из Лондона, в то время как эта самая штаб-квартира располагается вообще-то в Вене. Собирались, правда, переносить ее из Вены во Франкфурт-на-Майне, но к Лондону это уж точно не имеет отношения.

На самом деле, ни один банк до сих пор не сообщал о своем уходе с Британских островов, правда, это не значит, что таковой уход вовсе не планируется. Как банки, так и крупные международные концерны, имеющие свои европейские штаб-квартиры в Великобритании, просто заняли выжидательную позицию: если брексит все же состоится, они уйдут, ибо эти самые штаб-квартиры, в конце концов, задумывались именно в качестве европейских, вне Евросоюза они теряют смысл. А вот если выход Британии из ЕС затянется, то и уходить никуда не придется.

На фоне всей этой, весьма масштабной, истории следует заметить, что на сегодняшний день не одни лишь британцы хотели бы если и не выйти из состава ЕС, то уж всяко ослабить центростремительные тенденции внутри Евросоюза – иными словами, приостановить либо прекратить вовсе превращение ЕС в некое «надгосударство» с централизованным управлением, а вместо этого ввести в действие своего рода «Евросоюз-лайт», где государства-члены получили бы обратно значительную часть своих государственных прерогатив, делегированных ими при вступлении Брюсселю. За это ратует Голландия и Италия, Бельгия и страны так называемой «Вышеградской четверки» — Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Именно поэтому европейцы особенно удивлены даже не «еврооптимизмом», а самым настоящим «евроэнтузиазмом», проявляемым государствами вне пределов Евросоюза, которые стремятся туда попасть. В первую очередь – Сербии и Украине, где, как показывают статистические опросы, идею вступления в ЕС по-прежнему поддерживает большинство.

Впрочем, и в этом случае, похоже, желание вступить в Сообщество медленно, но верно заражается «кошачьей психологией»: вступлению – да, но вот когда именно – это вопрос отдельный. Нам и на пороге неплохо, лишь бы дверь оставалась открытой…

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!