Двор милосердия в Висбадене

Автор:

В номере: 2017

S-1

«Мы в ответе за тех, кого приручили» — Антуан де Сент-Экзюпери

Говоря о милосердии, мы подразумеваем сопереживание и жалость к родственникам, близким, даже посторонним на чью долю выпали страдания и лишения. Мы рассуждаем, как это благородно — сочувствовать и сострадать, а тем более что-либо предпринять, чтобы облегчить их душевную или физическую боль. Не задумывались ли вы о том, что подобные чувства заслуживают и те, кто не могут постоять за себя сами?

К ним относятся не только дети, старики или немощные люди. К ним относятся те, кого принято называть нашими младшими братьями по разуму. А такие ли уж они младшие? Согласитесь, что их подведение и поступки столь часто продиктованы разумом, благодарностью и любовью к ближним, что нам всем не мешает у них поучиться.

Я не намерена вызывать у вас над прочтением этого материала умильные слезы. Я хочу лишь продемонстрировать вам, какими бывают нормы морали и нравственности, если смотреть на них под разными углами зрения. Задача нравственного воспитания — формирование этичной личности. Человек может чувствовать ответственность за свои действия и не нарушать интересы окружающих, если он еще будучи ребенком был способен к сопереживанию, к восприятию чужой боли. Для маленького ребенка слабейшим и нуждающимся в доброте может быть только животное. В отличие от взрослого, для ребенка контакты с животными гораздо более важны, потому что уровни восприятия и поведение тех и других носят черты сходства. Ведь ребенок познает мир через себе подобных и сам знает, как тяжело отразить нападение более сильного.

S-3

Милосердие — норма жизни

В Германии животные обладают таким же правом на уважение достоинства, как и люди, и это право отражено в специальном кодексе об их охране «Tierschutzgesetz». Собаки и лошади наравне с людьми служат в полиции, а собаки, кроме того что ловят преступников, дежурят на границе, предотвращают теракты и помогают освобождать заложников, работают еще на таможне и в пожарных подразделениях — помогают обнаружить наркотики и участвуют в спасении людей. И главное — делают все это бескорыстно.

Мы можем не волноваться за их судьбы по окончании срока службы. При выходе «на пенсию» они остаются в надежных и любящих руках — у государства находятся средства на обеспечение их старости. Собаки живут у наставников, с которым они долгие годы работали в паре, а лошади — на полицейской конюшне, где за ними по-прежнему осуществляется уход и профессиональный надзор. Воспитанные в уважении животные-артисты добросовестных цирков отправляются в старости или по состоянию здоровья на Двор милосердия, где живут до конца своих дней в окружении заботящихся о них людей. Вы не увидите на улицах Германии знакомых нам по прежнему местожительству сцен с бродячими собаками и кошками, по прихоти владельцев безжалостно выброшенными на улицу. Но человеческая жестокость была, есть и будет.

В Германии достаточно безжалостных заводчиков, разводящих последующие поколения только из финансовых соображений и пускающих в расход тех, кто не отвечает коммерческим требованиям. В нищих бродячих цирках в жутких условиях содержатся беспощадно эксплуатируемые четвероногие артисты. Они нужны пока приносят прибыль. Погибает один — находят следующего. Такие заведения постоянно попадают под прицел ветеринарного департамента, прессы и полиции — их лишают лицензий, штрафуют, но на место одних приходят другие. «В отношении к животным не хватает милосердия, а их самый первый враг — безжалостный человек, упивающийся властью над беззащитным», — так считает Регина Вебер (Regina Weber) — одна из владелиц Двора милосердия, основанного родителями ее мужа 50 лет назад.

S-5

Раскинувшийся на 18 тыс. квадратных метров Двор расположен в живописном местечке Аукаммтал в окрестностях столицы Гессена города Висбаден. Для многих питомцев, проживающих под покровительством семьи Вебер, Двор милосердия оказался единственной и счастливой возможностью остаться в живых. Местные жители называют его оазисом добродетели, где нашли кров и любовь никому не нужные, брошенные, избиваемые, приговоренные к смерти наши «младшие» братья по разуму. Двор — не приют с тесными клетками, а пансионат для животных с их проживанием в практически естественных условиях. Каждому предоставлен большой участок земли и у каждого за спиной своя нелегкая судьба.

Иной раз семья Вебер даже не знает истории животных, потому что находит многих привязанными к забору угодий или подброшенными во двор. Сюда приходят на прогулку родители с детьми, школьники с учителями и пациенты расположенных в округе многочисленных санаторно-курортных клиник. Но без нарушений не обходится нигде. Хотя на каждом вольере висит категорический запрет к кормлению, многие все же подбрасывают неразрешенный корм, что приводит к печальным последствиям. «Уже два раза в этом году у двух пони были тяжелые желудочные колики, едва не закончившиеся смертельным исходом. А для нас это громадный убыток, связанный с внеочередным вызовом ветеринарной службы, приобретением лекарственных препаратов вплоть до оплаты медицинских процедур. Мы просим не кормить питомцев, потому что нам регулярно поставляют питание две большие фирмы по производству и продаже корма для животных», — говорит госпожа Вебер. И хотя у Двора достаточно приватных спонсоров, непредвиденные расходы создают пробелы в бюджете.

S-2

Уважение не зависит от количества ног 

Мы обошли с Региной всю территорию, и каждый четвероногий постоялец встречал нас радостным мычанием, мяуканьем, лаем, блеянием и даже похрюкиванием. «Хэлло!» — приветствовал меня большой в ярком оперении попугай, сидя за проволочной сеткой на перекладине качелей. Когда-то он стал раздражать прежних владельцев, и семья Вебер спасла его буквально за считанные дни. Белая ласковая пони Сара с шелковой гривой была выкуплена основательницей Двора госпожой Вебер у хозяина бродячего цирка, использующего животных в качестве доходного средства. За жестокое обращение на цирк периодически поступали жалобы, но каждый раз владельцу удавалось вовремя скрыться. Пони Сара была абсолютно изможденной, агрессивной и дергающейся от каждого окрика лошадью. Сейчас это уравновешенное и доброе создание, не забывшее, кто спас ее от неминуемой гибели. Дочка Регины с самого детства принимала участие в жизни Двора, но в силу детского возраста не всегда могла отличить уважение к животным от жестокой эксплуатации. «Мама, пойдем в цирк, посмотрим на зверюшек», — просила она неоднократно Регину. Но мама отказывалась под любым предлогом. Теперь она и сама не хочет смотреть с каким бездушием бродячие дешевые цирки относятся к бессловесным «воспитанникам». Регина уверена, что посещением подобных действ зрители финансируют и поддерживают издевательство над животными.

Мы перемещались с Региной Вебер от загона к загону, и я шаг за шагом и слово за словом узнавала истории жизни ее подопечных, не уступающие по трагичности судьбам человека. Старый ослик Мишель почти старожил Двора и проживает здесь 35 лет. Прежде он работал тягловой силой, хотя с рождения страдает заболеванием костных суставов. Когда он перестал справляться со своими обязанностями, его перевезли на скотный двор для списания. Сейчас у него тяжелая форма артроза, и он находится под постоянным наблюдением ветеринара.

Маленький пони Мерлин очень восприимчив к инфекции, а его приятель 26-летний Вилли постоянно нуждается в медицинской помощи. Трое других были спасены буквально в последнюю минуту. Заводчик отсеял их, как бракованных, — с их короткими ногами пони не вписывались в кондиции и не интересовали покупателей. На коммерческом языке это называется перепроизводство, излишки которого подлежат утилизации. Ведь многие воспринимают четвероногих как предмет антуража, часть домашнего хозяйства или рабочий инструмент, которые со временем теряют рабочие формы и подлежат списанию как расходный материал. Скажете — жестокость? Мы не обращаем  внимания на уже ставшие рутинными ситуации, пока не сталкиваемся с ними лицом к лицу.

S-4

Ангелика Вольферт (Angelika Wolfert) — вторая совладелица Двора — когда-то привезла из Франции двух молодых и здоровых собак. Французские приюты не столь милосердны к бездомным животным, как немецкие, и служат лишь кратковременной — не больше недели — передержкой. Хозяйка местного приюта дала объявление в Интернете, что у собак есть на спасение одна неделя. Тоже «бракованные», они не соответствовали экстерьеру. Всех остальных щенков из помета продали, а эти  оказались ненужными. Сейчас они уже старые и не могут жить друг без друга. Они научились верить людям и стали преданными помощниками Регины и Ангелики — собаки никогда не забывают, кто спас им жизнь.

Две взрослые козочки, «с пеленок» вскормленные из соски, были приобретены с крестьянского двора маленькими новорожденными козлятами, которых не приняла их мама. У крестьян были свои проблемы, и у них не было времени нянчиться с каждым теленком, козленком, поросенком или щенком. О кошке Сильвии Регине сообщили из хосписа, где уходила из жизни старая дама. Ее и так тяжелое состояние усугублялось постоянными мыслями о любимой кошке, с которой она прожила более десяти лет. Оказавшись никому не нужной, кошка Сильвия оставалась на улице, пока не попала к Регине и Ангелике.

Я могу и дальше рассказывать об истории жизни каждого питомца, которому посчастливилось оказаться в заботливых руках семьи Вебер. Ведь дело не в этом конкретном дворе, а в людях, у которых нормами морали служат бескорыстная забота о ближних, милосердие и любовь. Спасет ли красота мир? А может нам всем не хватает доброты?..

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!