2016 – год Леона Бакста

Автор:

В номере: 2017

s-1

Нынешний год объявлен ЮНЕСКО Годом Бакста — это год юбилея художника Льва Самойловича Бакста (1966-1924). В Пушкинском музее Москвы открыта выставка «Лев Бакст/Leon Bakst. К 150-летию со дня рождения». Так российская столица отмечает память славного соотечественника. Данное в названии выставки имя на латинице подчёркивает интернациональное значение Бакста: он прославился как театральный художник, оформлявший знаменитые постановки в Париже «Русских сезонов» Дягилева, был, можно сказать, законодателем парижской моды начала ХХ века. К тому же прекрасный портретист, пейзажист, график, иллюстратор, декоратор. Льва Бакста заслуженно называли мульти-художником.

Продолжение. Начало в № 9 (183)

Театральный художник 

Тесное сотрудничество художника с Дягилевым продолжалось до 1918 года. За это время было выпущено множество спектаклей, декораций и костюмов и все были блистательны, но наиболее шумный успех имели уже упоминавшаяся «Шехерезада», а также «Тамара», «Видение розы», «Синий бог», исполненные в духе «Мира искусства», с присущей ему декоративностью, яркостью, стилизацией. Оформлял Бакст и балеты труппы Иды Рубинштейн, создавал костюмы для Анны Павловой. Театральное творчество его резко изменило отношение публики и критики к сценографии. «Раньше на декорации и костюмы не обращали внимания. Главное было – искусство танца и пения. А Бакст и его единомышленники (Головин, Бенуа), по сути, совершили революцию, после которой публика, говоря о постановке, стала называть не столько композитора или хореографа, сколько художников. Балет Бакста такой-то», — рассказывает В. Счастный, куратор выставки «Время и творчество Льва Бакста», прошедшей к юбилею художника в Минске, Риге, Вильнюсе, Гродно.

В 1918 году Бакст ушёл от Дягилева. Называют несколько причин, но, полагают, что основная крылась в характере импресарио —  диктаторском, неровном, непостоянном, так что даже мягкий, вежливый, хорошо воспитанный Лёвушка не выдержал. После разрыва он продолжал оформительскую деятельность в различных парижских театрах. А в 1921 году состоялось примирение двух выдающихся талантов, знаменовавшееся созданием ещё одного шедевра — балета «Спящая принцесса», которое оценивают как лучшее творение художника. Но на этом закончился их творческий союз, расстались они с ещё большей неприязнью, чем раньше.

s-2

Дизайнер моды 

Впечатление, произведённое в Париже костюмами Бакста для балетов, привлекло к нему интерес домов моды. Первый заказ, прославивший его на поприще модельера, он получил от известного парижского кутюрье Жанны Пакэн. По эскизу художника в ателье сшили платье для супруги американского нефтяного магната Гертруды Вандербильд — Уитни. Появилась статья в американском журнале «Vogue» об авторе дизайна платья с портретом Гертруды в нём. Последовало заключение контракта с Пакэн, согласно которому две трети моделей для ателье будет разрабатывать Бакст.

Посыпались заказы от известного модельера Поля Пуаре, затем Коко Шанель и других. Пестрели газетные заголовки: «Пуаре и Бакст повлияли на новый стиль одежды для королев и балерин», «Бакст – новый русский дизайнер современной одежды», «Потрясающие восточные костюмы для наших женщин». После «Шахерезады» в моду вошли тюрбаны, шаровары, яркие краски и вообще восточный стиль. Максимилиан Волошин писал: «Бакст… сумел ухватить тот неуловимый нерв Парижа, который правит модой, и его влияние в настоящую минуту сказывается везде в Париже – как в дамских платьях…, так и на картинных выставках».

Дизайнер интерьеров

Работа в этом направлении началась в 1902-1903 гг., когда Бакст был дизайнером интерьеров и мебели в обществе «Современное искусство». В 1905 году оформил выставку «Мир искусства» в Таврическом дворце Петербурга, в 1906 —  выставку русского искусства, организованную С. Дягилевым в рамках парижского Осеннего салона. Мастерство его было оценено высоко: избранием действительным членом Салона, присуждением ордена Почётного легиона. Впервые в истории Франции столь высокой награды был удостоен русский художник.

Интересна работа по созданию интерьера особняка миллиардера Ротшильда в Англии. Роскошный дизайн, к сожалению, не сохранился, но остались прекрасные монументальные панно по мотивам «Спящей красавицы». Своеобразно их решение – персонажи сказки представляют портретное изображение членов дома Ротшильда, их друзей и слуг. Эти панно Бакст считал «самой важной своей работой», продолжавшейся с 1913 по 1922 годы. В настоящее время они экспонируются в Великобритании в музее «Уодесдон. Коллекция Ротшильдов».    

В 1922 году художник был приглашён семьёй Гэрреттов в США для оформления их домашнего театра. Расписал и гостиную друзей в русском стиле. В Америке, как всегда, много работал. Писал портреты местной знати, читал лекции по вопросам современного искусства: «Театр завтра», «Новые формы классического танца», «Искусство одежды». По заказу шёлкового короля Америки Артура Селига выполнял эскизы тканей с национальным орнаментом, пользовавшиеся огромной популярностью: эскизы появляются в «Вог», ткани раскупают по всей стране.

s-3

Живописец  

Участвовал Л. Бакст в выставках «Мира искусства», в мюнхенском «Сецессионе», где демонстрировали свои работы художники новых направлений. Позднее в Европе и Америке проходили с успехом его персональные выставки. Так, из сообщения художника узнаём, что на состоявшейся в 1911 году в Лувре его выставке практически все из 70 картин были приобретены европейскими музеями. В живописи Бакста находят отражения его театральные работы. Например, два панно на сюжет повести Лонга «Дафнис и Хлоя» очень приближаются по исполнению к декорациям одноименного балета. Выставлял он охотно раскупавшиеся этюды декораций и костюмов. Работы его пользовались таким спросом, что цена их поднялась выше, чем на произведения Матисса и Пикассо. Да и сейчас его полотна стоят весьма недёшево. Например, недавно была продана за миллион долларов картина «Купальщики на Лидо. Венеция», созданная художником в Венеции во время отдыха с  Вацлавом Нижинским, Сергеем Дягилевым и Айседорой Дункан.

В 1907 году вместе с давним другом В. Серовым Л. Бакст предпринял путешествие в Грецию. Вернулся с папками этюдов; на их основе создал серию пейзажей и впечатляющее полотно «Древний ужас». Картина была разноречиво принята критикой, но никого не оставила равнодушным. Путешествие ещё больше сблизило художников. Бакст теперь всегда останавливался у «Антоши», как называли Валентина Серова друзья, во время своих приездов в Петербург.

Бакст — признанный портретист. Его считают одним из наиболее ярких представителей этого жанра в России начала ХХ века. Выполняет заказы на портретирование членов царской семьи, создаёт прекрасную серию образов современных деятелей культуры – художников И. Левитана, Ф. Малявина, К. Сомова, антрепренёра С. Дягилева, поэта А. Белого, писательницы З. Гиппиус, философа В. Розанова, американской танцовщицы А. Дункан, французского поэта и художника Ж. Кокто и других.

Бакст-пейзажист также незауряден. Работы его декоративны, красочны, поэтичны. Как отмечают искусствоведы, «им присуще подлинно бакстовское радостное мироощущение…».

Иллюстратор

Прежде всего, конечно, назовём прославившую его работу в журнале «Мир искусства». Новаторство Бакста проявилось даже в дизайне шрифтов, что отмечал М. Добужинский: «Впервые он, Лансере и Головин стали делать художественные надписи для журналов, рисовать буквы и обложки – зародыш будущей целой области графики в расцвете книжного искусства». Талант друга отмечал и Александр Бенуа: «Бакст изумительный каллиграф … Его орнаментальная изобразительность неисчерпаема, и при твёрдом знании человеческой фигуры Бакст шутя справляется с самыми замысловатыми композициями». Его приглашали крупнейшие журналы, такие как «Нива», «Весы», «Сатирикон». Оформлял он и книжные издания, в частности, книги стихов А. Блока, М. Волошина, В. Иванова.

При перечне многочисленных талантов Бакста упомянем и литературный. Он публиковал статьи по вопросам искусства, педагогики, эстетики. Издал автобиографический роман «Жестокая первая любовь», путевые заметки «Серов и я в Греции».

Кончина 

Много талантов было отпущено великому художнику, но мало жизненного времени. Скончался он в Париже на 58 году жизни. Сказались психологические и физические перегрузки, вызванные необходимостью выполнения многочисленных заказов. А трудиться он вынужден был много: «У меня 14 человек родных живут целиком за мой счёт, и я обязан работать не покладая рук!», — писал он. Родными были две сестры и брат с семьями, бывшая супруга Любовь Павловна с двумя детьми – его падчерицей Мариной и сыном Андреем. Супруги и после расставания сохранили дружеские отношения. Родным человеком, нуждавшимся в его помощи, считал Бакст и свою кормилицу, поддерживал её в далёкой Новой Ладоге.

Полагают, что толчком к роковой развязке послужил нервный приступ, случившийся при подготовке балета «Истар» труппы Иды Рубинштейн. Бакст попал в больницу, последовали осложнения, и 27 декабря 1924 года он умер от отёка лёгких. Похоронен Леон Бакст на кладбище Батиньоль. Проститься с художником собрался весь художественный и театральный цвет французской столицы. М. Добужинский вспоминал: «Его признал и «короновал» сам изысканный и капризный Париж… Бакст оставался одним из несменяемых законодателей «вкуса»…Париж уже забыл, что Бакст иностранец… Леон Бакст стало звучать как наиболее парижское из парижских имён».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!