Есть ли организованная преступность в аэропорту Франкфурта?

Автор:

В номере: 2016

s-2

Мы с вами возвращаемся к работе федеральной полиции в аэропорту Франкфурта и преодолению организованной преступности в подведомственной полиции территории. Моим собеседником по-прежнему остается первый криминальный главный комиссар полицейской службы аэропорта Кристиан Альтенхофен (Erster Polizeihauptkommissar Christian Altenhofen).

Специально для «Neue Zeiten»

Как мы уже отмечали — основная задача полиции заключается в обеспечении безопасности полетов и контроле внешних границ ФРГ для пресечения попыток незаконного вторжения на территорию Германии. По вопросам преодоления организованной преступности в границах аэропорта основную ответственность несет Земельная полиция — Landespolizei, но офицеры Федеральной полиции, численным составом в аэропорту в 2400 служащих, столкнувшиеся с фактами нарушения общественного порядка или свидетельствами преступной деятельности на не подведомственной территории — в секторах с камерами хранения, в примыкающих к вокзалу залах ожидания, комнате матери и ребенка, ресторанах и других пассажирских помещениях, принимают соответствующие меры борьбы, но расследование передается  в отдел Земельной полиции.

По сравнению с центральным вокзалом, пропускающим через себя ежедневно 450 тыс. человек, общий пассажиропоток аэропорта существенно ниже — лишь 125 тыс. человек в зимнее время и 220 тыс. в летнее время. Учитывая же запрет на ночные полеты количество ежедневно улетающих пассажиров еще меньше — 80 тыс. человек. Этому есть причины — обслуживание пассажиров происходит значительно медленнее, чем на вокзале, потому что каждый должен пройти через контроль — как безопасности и пограничный, так и на предмет провоза запрещенных вещей — в целях безопасности — полномочия Федеральной полиции, и для предотвращения провоза контрабанды и партий контрафакта — задача таможни.

Представьте, сколько уходит времени на служебные процедуры, особенно если кто-либо из пассажиров попадает под подозрение — и ни один подозрительный случай не может быть оставлен без внимания. Только за последний год служба безопасности, осуществляющая контроль пассажиров при проходе в «накопитель», пресекла 61352 попытки провоза неразрешенных предметов, среди которых были взрывчатые вещества, огнестрельное и холодное оружие, включая пистолеты и кастеты. Несмотря ни на какие объяснения: «Забыл вынуть огнестрельное оружие из заднего кармана брюк», «Пистолет оказался за ремнем моих брюк случайно», «Перепутал взрывчатку с порошком от головной боли» — подобные вещи конфискуются параллельно с подачей заявления в Земельную полицию. Отговорки  не снимают вины с правонарушителя и не освобождают от ответственности. Тем более, если огнестрельное оружие не было снабжено официальным разрешением на его ношение. Наличие зажигалок, в том числе бензиновых, маникюрных ножниц, дамских перочинных ножиков и прочей атрибутики не относится к правонарушениям, но предметы у пассажира изымаются. Или он отдает их провожающим, или они остаются в службе контроля. Ценные предметы, например, золотые зажигалки, инкрустированные перочинные ножики, дорогие маникюрные ножницы поступают в камеру хранения, где в течение короткого срока владелец может получить их назад.

Поэтому существенные для вас личные вещи упакуйте предварительно в багаж. Если пассажир ни под каким видом не желает расстаться с подлежащей изъятию вещью, он может оставить ее себе, но будет отстранен от полета. Компромиссы при таких эксцессах исключаются: у безопасности полетов высший приоритет перед фетишистскими наклонностями. К провозу допускается предъявленное с соответствующим разрешением на ношение оружие, например, спортивное, охотничье, культурно-массовое для проведения праздника, профессиональное — для горных и других взрывных работ, которое в любом случае в соответственной инструкции упаковке сопровождает владельца только в багажном отсеке.

Аэропорт — целевая замкнутая структура

Аэропорт — замкнутая социальная целевая инфраструктура, живущая по своим внутренним законам, и отличается от Центрального вокзала тем, что на его территорию попадают целевые группы людей. Вряд ли кто-то, пренебрегая развлекательными мероприятиями в городской черте, отправится в аэропорт посидеть за чашкой кофе или же пройтись по многочисленным терминалам, дабы хорошо провести досуг и скоротать время. Тем более ночью, в связи с запретом на ночные полеты, аэропорт не функционирует. Поэтому типичных для вокзала криминальных сцен в аэропорту нет — нет такого скопления ночующих бездомных, какое предстает нашим глазам на вокзалах, а есть лишь незначительная часть выходцев из определенной социальной среды, которые пользуются  многочисленными бесплатными туалетами. Нужно заметить, они одеты намного опрятнее, чем привычный нам городской контингент, и часто неопытным глазом их не отличить от других пассажиров.

Франкфуртский аэропорт является международным узловым пересадочным центром, расположенным на пересечении множества международных авиалиний. Во Франкфурт воздушным путем прибывают люди со всего мира — от простых туристов до пассажиров престижных рейсов. Служба управления не допустит присутствия лиц, компрометирующих имидж аэропорта. Полеты стоят намного дороже железнодорожных поездок, и к целевым пассажирам относятся преимущественно состоятельные и респектабельные люди, не желающие терпеть по соседству асоциальных элементов. Тем более, быть бездомным в Германии — не означает в действительности не иметь крыши над головой. Таким образом конкретная социальная группа лишь выражает протест против благ цивилизации.

Ограничен размах промышляющих кражами — при обозрении пространства в 360 градусов и круглосуточном патрулированием в связи с требованиями к более тщательному контролю за безопасностью, подобные правонарушения встречаются редко. За 2015 год было зарегистрировано 418 краж по сравнению с 2300 на Центральном вокзале Франкфурта. Торговля наркотическими препаратами тоже сокращена — такие контакты строятся на доверительных отношениях и постоянной клиентуре. Так зачем тратить время, преодолевать расстояние, встречаться инкогнито, как агенты в шпионских фильмах, узнающие друг друга по тайным знакам, если намного проще купить или сбыть наркотик в привычных условиях и соответствующей обстановке возле Центрального вокзала? Более того, основная наркоклиентура не владеет собственными автомобилями, да и парковка нынче не дешевая, как и проезд на городском транспорте, значит, наркоторговля в аэропорту прежде всего связана с затратами и высоким риском, нежели с успехом предприятия, а попасться на глаза патрулю не входит в планы наркодиллеров. Движение туристов в пределах аэропорта не столь активное, как на вокзале, и каждый праздношатающийся, кто без видимой причины перемещается по залам более двух часов, сразу же бросается в глаза. Нужно признать, в аэропорт приезжают собиратели пустых бутылок, но их нельзя причислить ни к организованной структуре, ни к организованной преступности.

На простака не нужен нож — ему два слова напоешь…

Организованная преступность в аэропорту существует, но местом действия в основном являются не терминалы, а подведомственная федеральной полиции территория — примыкающие к аэропорту вокзалы поездов регионального и дальнего следования. Если случаи мошенничества, воровства, обмана происходят не в районе вокзалов, но на глазах офицеров федеральной полиции, противоправные деяния также немедленно пресекаются, а расследование передается в Земельную полицию. На Центральный вокзал может зайти каждый мимо проходящий, но заходить бесцельно в аэропорт смысла нет — он удален от города, здесь нет привычной городской толчеи или средоточения большого количества людей, пришедших поразвлечься или хорошо провести время. Но это не значит, что вы можете расслабиться и позволить себе быть вовлеченным в авантюру — модель поведения и род деятельности злоумышленников в аэропорту иные и намного более изощренные, нежели в городской черте, городском транспорте или на Центральном вокзале.

В привокзальной территории аэропорта процветают определенные виды организованной и хорошо структурированной преступности, представленной ее постоянными исполнителями, причем в разных ролях. Несколько групп по семь-восемь участников от 20 до 55 лет, выходцев из Восточной Европы, прибывают в небольшом автобусе и проводят в аэропорту два дня. И здесь есть различия между видами мошенничества и обмана, в рамках которых они и «работают».

Diebstahl — отвлечение внимания жертвы с целью кражи без применения насилия. Жертвами преступлений чаще всего становятся туристы из азиатских или восточных стран, где шрифт или вязь не имеют ничего общего с латиницей. Выбрав наиболее растерянных туристов и нацепив на лицо выражение полного отчаяния и мольбы, злоумышленник с картой города в руках выясняет у прибывших гостей «как пройти в библиотеку» или просит указать дорогу до ближайшего Макдональдса. Неуверенные в себе люди, как правило, отзывчивы на чужие проблемы. И пока незнакомые со стилем и укладом жизни в европейских странах туристы пытаются сориентироваться, второй подельник весьма ловко уменьшает их багаж на пару единиц или облегчает их карманы от излишнего веса портмоне и сотового телефона.

Злоумышленники — опытные в своем профиле знатоки, прекрасно владеющие техникой исполнения и психологическими навыками поведения, и отличить их от туристов не всегда просто. Если полицейский увидит  бегущего с кофром и нервно оглядывающего по сторонам человека, дальше двух метров тот не пробежит. Преступникам хватает выдержки и умения спокойно прогуливаться с украденным имуществом по терминалу, изображая из себя путешественника. Пособники немедленно подключаются к делу, и через несколько минут украденные вещи оказываются в автобусе.

Trickdiebstahl — кража с применением мошеннических уловок, к которым относится трюк со «случайно оброненным золотым кольцом». «Это не вы обронили кольцо?», — участливым тоном осведомляется мошенник у потенциальной жертвы. С жадным блеском в глазах человек подтверждает — это его кольцо. «Порядочный встречный», поднявший оброненную драгоценность, просит лишь о небольшом вознаграждении. Жертва собственноручно достает кошелек, отсчитывая пару евро, после чего кошелек непонятным образом растворяется в воздухе. Возможно, человек не сразу заметит пропажу, и пока он под влиянием стресса с трудом вспоминает в полицейском отделении внешность мошенника и пытается восстановить события, и кошелек, и сами преступники уже будут очень далеко.

Trickbetrug — третий вид краж. Это уже чистой воды мошенничество, при котором жертва под давлением вымышленных обстоятельств со стороны и последующим собственным волеизъявлением отдает ценные вещи или деньги сама. Классический пример — участие в сиюминутных, предлагаемых по пути следования туристов розыгрышах и попадание под влияние видоизменившихся за последние 20 лет наперсточников.

Betrug — обман, совершаемый в зонах с автоматами по продаже билетов на общественный вид транспорта. На что нужно обратить особое внимание. Пассажиру предлагают проездной месячный билет за его одну пятую настоящей стоимости. Особо нестойкие мгновенно заглатывают наживку, а позже при контроле выясняется, что проездной фальшивый. Мало того, что пассажир обязан оплатить штраф за безбилетный проезд, он еще привлекается к уголовной ответственности за содействие и участие в сделке по изготовлению фальшивых документов. Пассажир привлекается в качестве непосредственного участника: у кого приобрел, где, когда, как выглядел продавец, были ли рядом похожие личности… Вряд ли суд поверит, что фальшивка распечатана в автомате или продана сотрудником транспортного предприятия.

За последний год в аэропорту было зафиксированы 42 кулачных столкновения между туристами и, что особенно прискорбно, 41 случай нападения на сотрудников служб безопасности и полицейских. Чаще всего нападают на представителей правоохранительных органов хулиганы-мизантропы — из ненависти к любому виду власти, ассоциирующейся по их понятиям с монополией насилия.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!