Прокофьев – 125

Автор:

В номере: 2016

s-1

Так назван концерт Мариинского театра, данный в ознаменование юбилея русского композитора: Сергей Сергеевич Прокофьев родился ровно 125 лет назад. Запланировано проведение 1200 мероприятий, связанных с этим знаменательным событием. В память о С.С. Прокофьеве в российском посольстве в Германии был дан концерт, присутствовали немецкие гости, в том числе Лотар де Мезьер, сопредседатель форума «Петербургский диалог», бизнесмены, деятели культуры. Прокофьев – выдающийся композитор, дирижёр, пианист. Оставил человечеству славное  наследие: 11 опер, 7 балетов, 7 симфоний, 8 концертов для сольного инструмента с оркестром, кантаты, оратории. Писал музыку для кино и театра. Деятельность его отмечена званиями и наградами: народный артист РСФСР, лауреат Ленинской и шести Сталинских премий. Но судьба мастера была непростой. Вспомним о ней в этот юбилейный год.

Вундеркинд 

Родился Сергей Прокофьев 24 апреля 1891 года в семье агронома, управляющего имением Сонцовка Екатеринославской губернии (ныне село Красное Донецкой области). С четырёх лет начали проявляться музыкальные способности мальчика. Девятилетним он сочинил оперу «Великан». Родители повезли ребёнка в Москву на прослушивание к Танееву. Маститый музыкант и педагог признал выдающуюся одарённость мальчика и  рекомендовал серьёзно заняться его музыкальным образованием. Для этого в  Сонцовку в 1902-1903 годах приглашают выпускника консерватории, будущего знаменитого музыканта Р. Глиэра. Под руководством преподавателя 11-летний ученик пишет оперу, симфонию, несколько инструментальных пьес. В 13 лет вундеркинд был принят в Петербургскую консерваторию, где учился у Н. Римского-Корсакова и А. Лядова. В 1909 году юноша завершил обучение по классу композиции, в 1914 – по классам фортепьяно и дирижирования. Выпускной экзамен сдал блестяще: получил «пять с крестом» и премию имени А. Рубинштейна – рояль фирмы Шрёдера.

s-2

Начало пути

Со студенческих лет Прокофьев много писал и с увлечением исполнял свои произведения. Рано стал знаменит. Авангардистская музыка его вызывала яростные споры, восторги и неприятие. Например, в мемуарной литературе сохранились рассказы о реакции Глазунова на исполнение Первого фортепьянного концерта. Маэстро выбежал из зала, схватившись за голову, приговаривая: «По черепу! По черепу! По черепу!» Так он выразил свой ужас от новаторской музыки талантливого ученика. Один из рецензентов того времени так и оценил творчество композитора: «Прокофьев, как известно, автор сочинений, бьющих по черепу». Совсем иначе воспринял этот концерт Сергей Кусевицкий, известный музыкальный издатель и дирижёр, сказавший Прокофьеву: «Ваша вещь привела меня в экстатическое состояние. Это настоящая, прекрасная музыка!»

На премьере «Скифской сюиты» автор требовал от оркестра столь неистового исполнения, что лопнула кожа на барабане, половина присутствующих покинула зал, а у оставшихся – грандиозный успех. Любил и высоко ценил композитора новатор поэзии Маяковский: «Воспринимаю сейчас музыку только Прокофьева – вот раздались первые звуки и – ворвалась жизнь, нет формы искусства, а жизнь – стремительный поток с гор или такой ливень, что выскочишь под него и закричишь – ах, как хорошо! Ещё, ешё!»  Бурлюк, один из основателей русского футуризма, так описывает выступление Сергея Сергеевича в «Кафе поэтов»: «Рыжий и трепетный, как огонь, он вбежал на эстраду, жарко пожал нам руки… Блестящее исполнение, виртуозная техника, изобретательная композиция… Ну и темперамент Прокофьева! Казалось, что в кафе происходит пожар, рушатся пламенеющие, как волосы композитора, балки, косяки, а мы стояли готовыми сгореть заживо в огне неслыханной музыки».

По окончании консерватории Прокофьев посещает Францию, Англию. В Лондоне он знакомится с С. Дягилевым, знаменитым импресарио, основателем «Русских сезонов» в Париже. Завязалось плодотворное многолетнее сотрудничество.

Наступил 1917 год, революция в России. А с ней, по словам Прокофьева, «победы и вандализм большевиков».

В Америке

Музыкант решил бежать от этого хаоса. В 1918 году он уезжает в США. Но заокеанская страна, далёкая от революционных гроз и музыкального новаторства, приняла Прокофьева неласково. Его считали «музыкальным большевиком», хотя от большевизма-то он и уехал. Прокофьев записывает в дневнике: «Глядя на небоскрёбы, я с холодным бешенством думал… о критиках, грубо лягавших новизну. Я слишком рано сюда попал: дитя-Америка ещё не доросла до новой музыки».

В США произошло важное событие в личной жизни Сергея Прокофьева. В 1921 году он познакомился со своей будущей женой Каролиной Кодина. Встреча произошла в Нью-Йорке, где она впервые услышала музыканта во время исполнения им Первого фортепьянного концерта в Карнеги Холл. Девушке было тогда 21, Сергею – 27. Каролина, или Лина, родилась в Мадриде в музыкальной семье: отец – барселонский тенор, мать – певица из России. От отца Лина взяла испанский, от матери – русский, кроме того владела ещё четырьмя европейскими языками. От обоих родителей унаследовала музыкальный дар, выступала как певица под псевдонимом Каролина Любера. Добавим, что Лина была ослепительно красива и обаятельна. Прокофьев не устоял перед её чарами, она стала прототипом принцессы Линетт в опере «Любовь к трём апельсинам», написанной им в Америке. По характеру композитор был неукротимый оптимист, и, несмотря на все трудности американского пребывания, эта опера искрится весельем.

В Европе

Отсутствие безусловного признания в Америке тяготило честолюбивого музыканта, да и средств к существованию недоставало. Весной 1920 года после неудачных попыток утвердиться в США Прокофьев отправляется в Европу. В Париже он с Дягилевым работает над постановкой балета «Сказка про шута, семерых шутов перешутившего». Сюда, наконец, приехала из России мать Сергея, затем прибыла из Америки и Линетт, как называл он свою возлюбленную.

Премьера «Шута» состоялась в Париже в мае 1921 года. Дирижировал сам  композитор, декорации Ларионова. Как обычно, при оценке творчества Прокофьева, да и постановок Дягилева тоже, мнения разделились. «Публика пришла в некоторое замешательство, так как это было совершенно ново для неё, но у … музыкального Парижа балет имел огромный успех», — вспоминает Лина. А музыкант записал после выступления: «Равель сказал, что это гениально, Стравинский – что это единственная современная музыка, которую он слушает с удовольствием». В декабре того же года прошло первое представление оперы  «Любовь к трём апельсинам» в Чикаго. Оптимист  Прокофьев счастлив, записывает в дневнике 31 декабря 1921 года: «Хороший год. Начался весело в Калифорнии, затем… постановка «Шута»,  «Апельсинов». Чего же лучше!»

Бракосочетание в Германии

Каждый год на лето Прокофьев выезжал за город, «снимал дачу» на природе, которую очень любил. Вообще, он был жизнелюб: общество, приёмы, прогулки, обеды, путешествия, конечно, концерты, театры – всё радовало и привлекало его. Обладал хорошим вкусом, всегда был элегантно одет, хотя и склонен к эпатажу в одежде, да и в поведении.

Но вернёмся к загородным дачам, одна из которых сыграла особенно важную роль в его жизни.1922 год Прокофьев намеревался провести в окрестностях Мюнхена, в Баварских Альпах. Именно там происходит действие «Огненного ангела», оперы, над которой он работал в то время. Наконец, «после отчаянных поисков нашли очаровательный дом в высоких горах близь Тирольской границы. Вид вокруг великолепный, воздух как мёд, рядом большой монастырь… тишина изумительная», — пишет он Линетт, настойчиво приглашая её приехать в Этталь из Милана, где она брала уроки музыки. Естественно, Лина приехала. Молодые люди путешествуют по окрестным горам, совершают с друзьями автомобильную поездку в Шварцвальд и Эльзас. Но отношения с Линой Прокофьев не торопился оформить, его больше устраивала свободная жизнь свободного музыканта. Однако спутницу незаконная связь тяготила. Она настаивала – законный брак или разрыв. Сергей не хотел расставания – и уступил. 8 октября 1923 года в  Эттале брак был зарегистрирован. Биографы полагают, что не последнюю роль в этом решении сыграла и беременность Лины.

В Париже 

Вскоре молодая семья перебралась в Париж, где 27 января 1924 года родился первенец Святослав. В 1928 году появился второй сын Олег. Быт их в Париже нельзя назвать устроенным, они часто меняли квартиры, и эти постоянные переезды нервировали.

Прокофьев работал теперь главным образом с Дягилевым, стал его основным русским композитором. Антрепренёр задумал поставить балет «Стальной скок» на тему современной революционной России. Композитор блестяще справился с задачей. «Фабричные будни, уханье молотов, свист гудков, марш красноармейцев, — всё это с небывалой яркостью передаёт музыка Прокофьева», — пишет биограф. В 1927 году балет поставлен в Париже. Затем последовал «Блудный сын» — самое значительное произведение этого периода. Премьера состоялась в мае 1929 года, а в августе в Венеции неожиданно скончался Дягилев. Без импресарио творческая жизнь во Франции становилась проблематичной. И без того она была непростой: его опера «Огненный ангел» не была поставлена в Париже, так же, как и «Любовь к трём апельсинам».

Прокофьев всё чаще задумывается о возвращении в Россию. Но об этом в следующем номере.

Продолжение в следующем номере.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!