Перед референдумом не надышишься

Автор:

В номере: 2016

© jamdesign - Fotolia.com

Через 4 месяца, 23 июня 2016 года, в Великобритании должен состояться референдум: жители Соединенного Королевства решат — оставаться ли им в Евросоюзе или уходить в «свободное плавание».

Тема так называемого «грексита» — то есть возможного выхода Греции даже не из ЕС, а только из еврозоны — оставалась актуальной для европейцев ровно столько, сколько продлился финансовый кризис в Европе. А тема «брексита» — то есть возможного выхода из Евросоюза Великобритании — продолжает оставаться ключевой ровно с того момента, как лидер консерваторов Дэвид Кэмерон, победив на выборах, стал премьер-министром Ее Величества и вынужден был подтвердить свое предвыборное обещание: начать подготовку к проведению в стране референдума, на котором британцам предстоит решить — уходить им из Евросоюза или все-таки остаться.

«Хочешь сладких апельсинов?»

Именно «брекситом» и угрожал руководитель британского правительства своим коллегам-европейцам, собравшимся 19-20 февраля на внеочередной экстренный саммит в Брюсселе. Именно таким образом он, по его собственным словам, добился от Европы неслыханных уступок — настоящего «особого статуса» для Великобритании. Этот самый особый или, как пишут сегодня некоторые издания, «специальный» статус означает весьма многое: к примеру, британцев более никто не обязывает расстаться со старым, добрым фунтом стерлингов, заменив его на общеевропейскую валюту — евро. По идее, это должно было произойти уже давно, но все британские правительства последних лет, что консерваторы, что лейбористы, выказывали явное нежелание вводить в Соединенном Королевстве евро, всеми силами отнекиваясь, открещиваясь и устраивая целый парад проволочек. В конце концов, Лондон просто сказал «ноу» — Британия останется с фунтом.

«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!»

Тем не менее, все эти уступки не отменяют того факта, что предвыборное обещание тори остается в силе: референдум по вопросу членства Великобритании в ЕС, несмотря ни на что, состоится, он назначен, как уже упоминалось, на 23 июня этого года. И теперь Дэвид Кэмерон оказался перед лицом совершенно иной угрозы: статус-то он выторговал, а вот как выторговать у сограждан согласие остаться в ЕС и воплотить этот статус в жизнь? Ведь статистика утверждает, что приверженцев и противников «европейского пути» в Великобритании — примерно поровну, так что исход голосования на данный момент вряд ли кто-нибудь в состоянии предсказать.

Сам Кэмерон, похоже, уходить из ЕС не очень-то желает: по его словам, это было бы «шагом во тьму», так что теперь тот самый британский премьер, который грозил соседям-европейцам уйти и хлопнуть дверью, готов сделать все, от него зависящее, чтобы этого не произошло.

Правда, как это сделать — пока не понятно: не успели тори начать громкую кампанию в пользу проевропейского выбора, как их усилиям был нанесен мощнейший удар изнутри. Ближайший соратник Кэмерона, министр юстиции Великобритании Майкл Гоув, решил «сменить лагерь» и во всеуслышание высказался за то, чтобы его страна ушла в свободное плавание. Дня не прошло, как его поддержал еще один известный и влиятельный политик: мэр Лондона Борис Джонсон. Так что, несмотря на то, что британское правительство выдало официальную рекомендацию гражданам проголосовать «за Европу» — целый ряд руководящих политиков, наоборот, выступает против. Вот и разберись, как в такой ситуации убедить сограждан проголосовать «правильно».

«Уже уходите?»

Так что теперь, в течение ближайших четырех месяцев, не только Британию, но и всю Европу ожидают довольно напряженные деньки: «предреферендумная» кампания только набирает обороты, противников и приверженцев Евросоюза на данный момент примерно поровну. Правда, некоторые моменты говорят, скорее, в пользу британского «да» Евросоюзу. Во-первых, шотландцы, проводившие не так давно свой собственный референдум по поводу продолжения существования в составе Соединенного Королевства, недвусмысленно дали понять, что уж они-то желали бы остаться в ЕС в любом случае. Так что, мол, если британцы проголосуют за выход — они, шотландцы, в свою очередь, отделятся от Британии и останутся в составе ЕС в качестве совершенно самостоятельного государства.

Во-вторых же, подобные «колебания» для Великобритании — не новость. Эта страна на протяжении всего своего членства сначала в Европейском Экономическом Сообществе, а потом — в Евросоюзе, не раз и не два грозила уйти и хлопнуть дверью. Вступив в объединенную Европу сравнительно поздно, в 1973 году, Лондон уже в 1975 инициировал точно такой же референдум. Тогда британцы проголосовали за то, чтобы остаться.

Тем не менее, большинство комментаторов приходит в данный момент к выводу, что исход нынешнего голосования решат те примерно 20% избирателей, которые еще не определились по этому вопросу. Как бы там ни было, а даже сам факт, что у приверженцев «брексита» появились шансы на победу, уже сейчас привел к резкому обвалу курса фунта стерлингов. Что ж, зато у Европы есть повод гордиться: похоже, в этом году не одни лишь президентские выборы в США займут первые полосы в газетах и новостных лентах.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!