Лу Андреас-Саломе – удивительная незнакомка

Автор:

В номере: 2015

S-1

Продолжаем рассказ о судьбе неизвестной в России нашей соотечественницы, снискавшей славу в Европе. Талантливая писательница, философ, психоаналитик.  Друг Ницше, Рильке, Фрейда.

Продолжение. Начало в № 8(170)

Мы закончили повествование на распаде интеллектуальной коммуны, которую Лу Саломе пыталась создать вместе с философами Паулем Рэ и Фридрихом Ницше.

В 1886 году она встретила Фридриха Карла Андреаса, учёного-востоковеда. И он не избежал чар Лу, сделал ей предложение, а получив отказ, пытался покончить с собой. Во избежание трагедии Саломе дала согласие на брак, но при непременном жёстком условии: никакого секса.  Венчание состоялось на следующий год в Нидерландах. Служил пастор Гийо (помните первого мужчину в жизни Лу?). Луиза заранее договорилась с ним о совершении обряда и подредактировала текст священника таким образом, чтобы благословлён был фактически целибатный союз.

Так появилась Лу Андреас-Саломе. С мужем её объединяли дружба, общие научные интересы, но до самой смерти Андреаса за все 43 года брака собственно супружеских отношений между ними не было. Такова была воля Лу. В этой странной семье, связанной духовным родством, каждый жил самостоятельной сексуальной жизнью. У Андреаса появился ребёнок от служанки, которая умерла при родах. Девочку, названную в честь матери Мари, оставили в семье, удочерили. Лу наблюдала развитие ребёнка, записывая становление детской психики и свои реакции при этом. После смерти мужа, скончавшегося в 1930 году в возрасте 84 лет, ближайшим другом Лу станет Мари. Только она одна будет у смертного одра приёмной матери и станет её единственной наследницей.

У Лу, боровшейся за независимую личную жизнь, не было недостатка в поклонниках. Но, как пишут все биографы, первая настоящая любовь к ней пришла лишь в 30 лет. Это был Георг Ледебур, известный журналист, один из основателей Независимой социал-демократической партии Германии и марксистской газеты «Форвард», в будущем депутат рейхстага. И он влюблён, не согласен на роль лишь любовника, требует, чтобы Лу получила развод. Но муж  против, в отчаянии грозит самоубийством. И Лу страдает, у неё появляются депрессия и бессонница. Развода она не получила, но добилась полной свободы. Устав от борьбы, оставила обоих мужчин и уехала в Париж.

Теперь Андреас-Саломе не страшится и не сторонится сексуальных отношений. За десять лет, проведённых в Париже и в путешествиях, она имела множество возлюбленных. Но не будем в подробностях изучать её коллекцию мужчин. Не личности важны в данном случае, а её жизненные установки, направленные на утверждение свободы женщины, в том числе и в сексуальных отношениях. В книге «Эротика», написанной ею в 1910 году, она утверждает: «Ничто так не искажает любовь, как боязливая приспособляемость и притирка друг к другу… Один любимый человек «прививается» к другому, это позволяет одному паразитировать за счёт другого, вместо того чтобы каждый глубоко пустил широкие корни в собственный богатый мир, чтобы сделать это миром для другого». С такой категоричностью суждений можно сейчас и не соглашаться, но не забудем, что утверждались они на рубеже XIX-XX веков, когда происходила ломка вековых традиций и морали.

Как было сказано, рассматривать все жизненные перипетии и всех поклонников Лу Андреас-Саломе не входит в наши намерения. Но нельзя не остановиться на её встрече с немецким поэтом Райнером Марией Рильке (данное при рождении имя Рене по настоянию Саломе Рильке сменил на Райнер). Эта встреча сыграла решающую роль в становлении характера и мировоззрения поэта, сказавшего однажды: «Без этой женщины я никогда не смог бы найти свой жизненный путь».

 

S-2

С Рильке

Когда в 1896 году в Мюнхене встретились Саломе и Рильке, ей было 35, ему – 21. Она зрелая женщина, известная писательница, очеркист. Безупречное владение четырьмя языками: немецким, французским, русским, голландским, –  даёт ей возможность с лёгкостью ориентироваться в новинках литературы и вообще культурной жизни Европы. Она пишет о Толстом, Ибсене, Мопассане, Гамсуне, Ницше. Престижные европейские журналы публикуют её статьи на злободневные темы: эмансипация женщин и роль их в обществе, религия, цензура. Издан ряд художественных произведений: роман «Ма», повести «Руфь», «Феничка», сборник рассказов «Дети человеческие». Все они имели благосклонную критику.

А Рильке, хотя и публиковавшийся, пока лишь мечтательный юноша, страдающий от депрессий. Лу, в которой сказывался талант психотерапевта, поддерживала поэта, внимательно выслушивала и помогала анализировать и решать его проблемы, способствовала обретению им уверенности. Саломе пригласила его к себе в Шмаргендорф под Берлином. Здесь они и жили дружно втроём: Карл, Луиза и Рильке. «Райнер нередко помогал готовить, — вспоминает Лу, — особенно, когда варилось его любимое блюдо – русская каша в горшке или борщ… В синей русской рубахе с красным орнаментом он помогал колоть дрова и вытирать посуду». Уже проявлялась его увлечённость всем русским, в первую очередь, конечно, культурой: «Он, давно уже погрузившийся в мир русской литературы, изучал русский язык и русскую культуру, особенно после того, как мы всерьёз задумали большое путешествие в Россию».

Состоялись два путешествия — в 1899 и 1900 годах. Влияние этих поездок на жизнь и творчество Рильке настолько значительны, что имеет смысл посвятить им отдельный материал. А сейчас приведём лишь одно из его характерных высказываний на эту тему: «Решающим в моей жизни была Россия, потому что в 1899 и 1900 годах мне не только открылся ни с чем не сравнимый мир, мир неслыханных пространств, но и я – после встреч с её людьми – почувствовал свою братскую связь с человечеством… Россия… стала в определённом смысле основой моей жизни и восприятия».

Психоанализ

В начале 1901 года Лу Андреас-Саломе и Райнер Мария Рильке расстались. Ушла страстная и трудная любовь, но сохранились дружба и эпистолярное общение на всю жизнь. А пути их разошлись. Рильке вскоре женился; с переездом в Париж, со встречей и последовавшим сотрудничеством со знаменитым французским скульптором Огюстом Роденом прежние интересы отступили на второй план.

Новый этап и в жизни Лу. Следует вереница мужчин. Но не это ново, а то, что на основании своего богатого опыта она пишет знаменитую книгу «Эротика», в которой анализирует проблемы сексуальности мужчин и женщин. Изданное в 1910 году смелое  исследование имело шумный успех. Это один из первых шагов Саломе на пути к психоанализу.  Следующий – встреча со шведским врачом-психологом Полем Бьером. Ей 50 лет, но она не утратила привлекательности. По вспоминанием подруги, она являла собой «очаровательную смесь мужской серьёзности, детского ликования и женского горения». А Бьер, как и Рильке, намного моложе (ему 34), застенчив и не уверен в себе. И ему Саломе помогла избавиться от комплексов, стать увереннее. Бьер оценил помощь: «Исключительность Лу видна была сразу. Она обладала даром проникать в сознание мужчины, которого любила… На протяжении моей жизни я не знал никого другого, кто бы понимал меня так быстро, так хорошо и так абсолютно… общение с ней стимулировало меня. В ней чувствовалась искра  гения. В её присутствии я становился более значительным».

И Лу, видимо, всё больше ощущала в себе способности и стремление к анализу психики. «Когда я возвращаюсь к моему прошлому, у меня появляется ощущение, что я жила в ожидании психоанализа с самого детства», – записывает она. В это время публикуется всё больше статей о новой науке – психоанализе, основоположником которого являлся Зигмунд Фрейд. Саломе и Бьер с увлечением читают эти работы. А в 1911 году Луиза прибыла в Веймар на  конгресс психоаналитиков. Здесь и произошло знакомство с Фрейдом.

Лу, с присущей ей решительностью, сразу же заявила, что хочет изучать психоанализ. Поначалу Фрейд отнёсся скептически к такому порыву, но со временем поверил в талант Саломе. И она с головой погружается в освоение нового медицинского направления. Полгода самостоятельно штудирует труды основоположников новой науки. Наконец, отправляет Фрейду письмо с просьбой о разрешении посетить его знаменитые дискуссии и получает ответ: «Если Вы приедете в Вену, мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы показать Вам  то немногое, что можно показать в психоанализе. Уже Ваше участие в Веймарском конгрессе я истолковываю как благоприятное предзнаменование. С преданностью, Ваш друг…». В конце октября 1912 года Лу едет в Вену и остаётся там до начала апреля 1913. Посещает субботние лекция Фрейда и дискуссии по средам.

Учитель оценил по достоинству талант ученицы. Прислушивается к её мнению, особенно в вопросах женской психологии и сексуальности, заказывает ей статьи для своего журнала, приглашает на конференции. Лу публикует работы по различным аспектам психоанализа, в которых Фрейд отмечает «потрясающую чувственность восприятия, так же как способность перехода от исследования к синтезу». Эту способность к синтезу, к обобщению мастер особенно ценил. В одном из писем он даёт такую характеристику их интеллектуального сотрудничества: «Я начинаю мелодию обычно очень простую, Вы добавляете к ней более высокие октавы. Я отделяю одну вещь от другой, Вы соединяете в высшее единство то, что было разделено. Я молчаливо принимаю за данность пределы нашего понимания, Вы обращаете на них наше внимание. В целом мы понимаем друг друга и придерживаемся одного мнения, только я пытаюсь исключить все мнения, кроме одного, а Вы пытаетесь включить все мнения…».

Дружба учителя и талантливой ученицы крепнет. Фрейд познакомил её со своей семьёй. Особенно подружилась Луиза с его младшей дочерью Анной, с которой они вместе работали над созданием учебника по детской психологии. Когда Саломе бывала в Вене, она часто встречалась с Фрейдом; расставаясь, они обменивались тёплыми письмами, из которых сохранилось более 200. Биографы называют эти отношения, длившиеся 25 лет, «дружбой на грани с любовью».

В 1903 году Андреас получил кафедру в Гёттингенском университете, и  Лу с мужем переселяются в университетский город. В 1914 году,  перейдя  от теории к практике, она начинает применять метод психоанализа  в местной клинике. Успешное излечение пациентов окрыляло. Её уже не интересовала ни писательская деятельность, ни романы с мужчинами, только работа с больными. Прослышав о всепоглощающем увлечении Саломе, Фрейд пишет: «Дорогая Лу, с ужасом узнал из надёжных источников, что Вы каждый день до десяти часов вечера жертвуете себя психоанализу. Должен ли я это рассматривать как неудачно скрываемую попытку самоубийства, что меня удивляет. Насколько я знаю, Вы не отличаетесь невротическим комплексом вины. Умоляю Вас, прекратите…». Но Лу не прекратила и последние 25 лет жизни целиком посвятила психоанализу. Она была одной из первых женщин, применявших на практике теорию Фрейда.

Скончалась Лу Андреас-Саломе 5 февраля 1937 года. Погребена на кладбище Гёттингена, города, в котором прожила последние четверть века. Похоронить себя она завещала так же необычно, как и жила. Никаких торжеств, никаких речей. И даже никакой надписи на надгробной плите – ни имени, ни дат жизни. Почему? Загадка Саломе, как и вся её жизнь.

Но город не забыл талантливую семейную пару. На доме, где они жили, в 1974 году установлены памятные доски. Рядом с доской «Лу Андреас-Саломе/ писательница/ 1903-1937» (указаны годы, проведённые в гёттингенском доме, Е.К.) укреплена каменная панель с её четверостишьем: «О, святое небо надо мной,/ Тебе я хочу довериться./ Не дай восторгу и страданиям здесь/ Перекрыть мне взгляд наверх».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!