Лу Андреас-Саломе – удивительная незнакомка

Автор:

В номере: 2015

S-1

Немецкий писатель Курт Вольф писал о ней: «Ни одна женщина за последние 150 лет не имела более сильного влияния на страны, говорящие на немецком языке, чем Лу фон Саломе из Петербурга». Сегодня нам предстоит познакомиться с удивительной судьбой необыкновенного человека, многим — впервые. Её имя в России было известно, наверное, только небольшому кругу специалистов. А в Европе оно звучало.

Она была другом и последователем Зигмунда Фрейда, плодотворно занималась психоанализом. Ею написаны десятки статей и немало книг, наиболее нашумевшая из которых «Эротика» выдержала при жизни автора пять переизданий. Её поклонниками были Ницше и Рильке, она встречалась с Ибсеном, Вагнером, Толстым, Тургеневым и другими известными деятелями культуры.  Кто же она, Лу Саломе.

Петербургское начало

Родилась Лу в Петербурге в 1861 году. Собственно, имя «Лу» пришло к ней позднее, а при рождении ребёнка нарекли Луиза. В семье же её называли «Лёля» — распространённым тогда уменьшительным именем для девочек. Отец её Густав фон Саломе – дворянин немецко-французского происхождения, генерал русской армии. Мать — из семьи немецких фабрикантов. К рождению Луизы в семье уже было пять сыновей. Братья и отец боготворили младшую девочку. «Весь мир казался мне населённым братьями», — напишет она позднее в своих воспоминаниях. Исследователи и биографы Саломе находят одну из причин её ошеломляющего успеха у мужчин в укоренившейся с детства привычке видеть в них братьев, близких родных людей.

А страстных поклонников в жизни Луизы было немало. Первым из них стал пастор Гийо. Его проповеди она начала посещать в 17 лет. Это был период юношеской тоски и одиночества, которые испытывала Луиза, о чём она и написала пастору, ища его поддержки. Тайно от семьи Лёля стала встречаться с пастором, изучала с ним философию, историю религии, голландский язык. Пастор называл Луизу «Лу», так как ему трудно было произносить русское «Лёля». Так появилось имя, которое Луиза сохранила на всю жизнь. Встречи продолжались около года. Когда умер отец Лу, пастор, всей душой полюбивший свою ученицу, настоял, чтобы она рассказала об их встречах матери и сам просил у неё руки дочери. Но Луиза твёрдо отклонила его предложение. Она страшилась и не желала сексуальной близости, которую предполагает замужество. Более того, выйдя позднее замуж за учёного востоковеда Андреаса, она настояла на том, чтобы в брачном договоре было оговорено сохранение целибата. Исследователи на основании изучения переписки Луизы и других документов и фактов подтверждают: супружеская пара на протяжении всех 43 лет брака не имела сексуальных отношений. Загадку эту никто отгадать не может, в том числе и сама Андреас-Саломе.

После смерти мужа госпожа Саломе повезла Луизу учиться в Цюрих. Так закончился первый период жизни Лу – 20 лет на родине, в России.

Саломе и Ницше

В университете Цюриха Лу изучала философию, но здоровье её оставляло желать лучшего: у неё были слабые лёгкие, при ухудшении состояния возникало лёгочное кровотечение. Потому мать решила переехать с дочерью в Рим. Здесь Луиза стала посещать салон писательницы Мальвиды фон Мейзенбуг, друга Герцена и воспитательницы его дочерей.   В начале 1882 года у Мальвиды познакомилась Лу с немецким философом Паулем Рэ. Она воспринимала его как друга, но молодой человек был влюблён в неё. На его предложение руки и сердца она ответила отказом, но внесла встречный план: никакого секса, но жить они могут вместе. Экстравагантная воительница за эмансипацию женщин и свободу личности вполне отдавала отчёт в эпатажности своего поведения: «Сознаюсь честно: я была совершенно убеждена в том, что мой план – настоящее оскорбление общепринятых норм», однако он был продиктован  «необузданной потребностью в свободе», и в своей правоте она не сомневалась. Неординарный вариант совместного проживания был всё-таки осуществлён, что, естественно, шокировало окружающих. Ведь на дворе ещё ХIХ век!

Далее линия жизни Саломе пересеклась с судьбой ещё одного философа, тогда ещё малоизвестного Фридриха Ницше. С помощью Мальвиды фон Мейзенбух, которая была знакома с ним, видела, как с годами нарастает ощущение одиночества учёного и задалась целью познакомить его с энергичной Луизой. Может быть, девушка сумеет вдохнуть жизнь в тоскующего философа, а возможно, и станет его женой. Мальвида так рекомендовала Лу будущего знакомца: «Это очень суровый философ, но это самый нежный, самый преданный друг, и для всякого, кто его знает, мысль о его одиночестве вызывает самую острую тоску». Если мотивы мадемуазель фон Мейзенбух понятны, то поведение Пауля Рэ, горячо любившего Лу и, тем не менее, стремившегося познакомить её со своим другом Ницше, для меня, например, непостижимы.

Первое время Фридрих Ницше избегал встреч. Наконец, на очередное письмо Рэ ответил: «Передайте от меня привет этой русской девочке, если видите в этом смысл: меня влекут такие души…» И знакомство состоялось – романтическая встреча в соборе св. Петра. Фридрих был покорён Луизой: давно он не встречал такого вдумчивого и внимательного слушателя. А её поразила глубина и яркость мыслей Ницше. Закончилось это знакомство тем, что Лу предложила Фридриху присоединиться к их с Рэ интеллектуальной коммуне.

Три философа поселились вместе. Некоторое время обсуждали место общего пристанища: Вена, Берлин или Цеплице в Новой Силезии, где жили родители Рэ. Остановились на Париже. Так образовалась это удивительное единство, инициатором которого была Лу, самая младшая из троицы. Ей в это время только что исполнился 21 год, Рэ было 32, Ницше – 38. Новый член коммуны, истосковавшийся по общению, с удовольствием читает друзьям только что законченную книгу «Весёлая наука», в которой он предвещает явление Сверхчеловека. «Слабый» обыкновенный человек, «слишком человечный», не удовлетворяет  Ницше: «Иной идеал влечёт нас к себе, чудесный, искушающий, губительный, чреватый опасностями идеал…».  Лу под влиянием Фридриха  берётся за перо, создаёт поэму «Гимн жизни», которую тот переложил на музыку. Друг философа Петер Гаст решил, что поэму сочинил сам Ницше. Фридрих пишет ему: «Нет, эти стихи принадлежат не мне. Они производят на меня прямо-таки подавляющее впечатление,  и я не могу читать их без слёз… Стихи эти написала Лу, мой новый друг… Она дочь русского генерала, ей 20 лет, она резкая, как орёл, сильная, как львица, и при этом очень женственный ребёнок… Она поразительно зрела и готова к моему способу мышления…  Кроме того, у неё невероятно твёрдый характер, и она точно знает, чего хочет, не спрашивая ничьих советов и не заботясь об общественном мнении».

Как видим из этих восторженных оценок, Ницше восхищён Лу. Более того, он влюблён. Через месяц после знакомства он направляет матери Лу письмо с просьбой руки дочери. А с девушкой просит сначала поговорить их общего друга Рэ, затем и лично делает ей предложение. Как и прежним претендентам, Лу отвечает отказом, стараясь, однако, сохранить дружбу и проект «жизни втроём». Но проекту этому не суждено было существовать долго, хотя все трое искренне верили в создание новых надземных отношений – великую Идеальную Дружбу.

Ницше писал Мальвиде о своих отношениях с Лу: «В настоящее время эта девушка связана со мной крепкой дружбой (такой крепкой, какую можно создать на этой земле); долгое время у меня не было лучшего завоевания…» Поначалу союз троих действительно был творческим и продуктивным. Они много вместе читали, писали, обсуждали, путешествовали. В Италии появилась знаменитая совместная фотография троицы: два философа запряжены в повозку, Луиза погоняет их хлыстом. Хотя инициатором композиции был Ницше, почему-то именно Саломе обвиняли в появлении эпатажного фото. А между тем, она свидетельствует: «Мы жили втроём в Орта, на берегу озёр Северной Италии, где вершина Монте Сакро буквально околдовала нас. Тогда же Ницше заставил нас сфотографироваться втроём… В весёлом расположении духа Ницше не только настоял на своём желании, но и занялся этим лично, с усердием следя за всеми нюансами… к примеру, маленькая (даже слишком) тележка, претенциозная деталь – ветка сирени, закреплённая на хлысте и т.п.».

Это время можно назвать счастливым для троицы. Лу была в восторге от доверительного отношения к ней Фридриха: «Я никогда не забуду тех часов, когда он открывал мне свои мысли; он поверял мне их, как если бы это была тайна, в которой невыносимо трудно сознаться…» Под руководством Ницше она написала очерк о метафизике женского начала, начала записывать афоризмы. Но постепенно отношения стали осложняться. Ницше требовал полного подчинения и сочувствия каждой своей мысли. Лу, с её независимым характером, противилась этому, что раздражало философа. Кроме того, он стал ревновать Луизу к Паулю. И ещё одно осложнение: в отношения Ницше и Саломе вмешалась сестра Фридриха Елизавета. Она до умопомрачения любила брата и столь же страстно ненавидела Лу, хотя и отдавала должное её уму и характеру. Наконец, она добилась своего – разрыва отношений брата с Лу, написав ей резкое письмо. Луиза восприняла упрёки Элизабет как серьёзную обиду, и конец отношениям стал неизбежен. Фридрих тяжело переживал разрыв, обвинял Лу в эгоизме, называл её «абсолютным злом». Расставание было окончательным, но встреча не прошла для философа бесследно. Многие биографы и исследователи творчества Ницше считают, что именно в результате его общения с Лу возник величайший шедевр «Так говорил Заратустра»; в образе главного героя этого произведения нашли отражения черты девушки — её твёрдость, непреклонность, вдохновенность.

И после разрыва Ницше отдаёт должное необыкновенной подруге. В 1884 году он пишет матери: «Ты можешь говорить всё, что угодно, об этой девушке, добавляя к тому, что уже сказано моей сестрой… Я никогда не встречал личность более способную и более мыслящую. Даже если мы и были когда-либо не согласны, не чаще, чем я был не согласен с Рэ, мы оба были счастливы от того, что каждую минуту, проведённую вместе, мы узнавали всё больше и больше. Не случайно, что я завершил мою самую большую работу в последующие двенадцать месяцев». Так девушка из Петербурга повлияла на создание одного из величайших философских трактатов всех времён и народов.

После распада тройственного союза

Итак, Ницше вышел из троицы. Мечты о платоническом союзе втроём не осуществились, но оставили глубокий след в душе Лу. Позднее она опишет этот период свой жизни в книге «Опыт дружбы». В 1894 году уже состоявшаяся писательница, желая «способствовать пониманию фигуры Ницше, опираясь на свои объективные впечатления о нём», расскажет о друге молодости в книге «Фридрих Ницше в своих произведениях». А сейчас — распад тройственного союза. Дальше каждого ожидает своя судьба. Ницше после расставания с коммуной интенсивно работает, но его всё больше мучают головные боли, развивается тяжёлое психическое заболевание,  и в 1900 году он закончит жизненный путь.

Оставшись вдвоём, Лу с Паулем  жили вместе в Лейпциге, затем в Берлине, но по-прежнему лишь «как брат и сестра». Их окружала интеллектуальная элита, вокруг них образовался «кружок», по выражению Саломе, объединявший молодых учёных, в основном, университетских преподавателей. Тогда же Лу стала пробовать себя на писательском поприще. В 1885 году опубликовала под псевдонимом Генри Лу свой первый роман «В поиске бога». Автобиографический: рассказаны жизненные и духовные перипетии, пережитые писательницей – вера в бога и отказ от него, отношения с Гийо и Ницше. Критика была благосклонна. И вот, после пяти лет спокойной  жизни с Рэ – резкие перемены.

В 1887 году Лу внезапно вышла замуж за профессора берлинского университета учёного-востоковеда Фридриха Карла Андреаса. Рэ остался один, продолжая любить Лу, несмотря ни на что. Через пару лет он погиб в горах при загадочных обстоятельствах. Полагают, что это могло быть самоубийство.

А перед Лу Андреас-Саломе впереди ещё долгая и насыщенная жизнь.

Продолжение следует.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!