Порядок — это умение власти обезвреживать преступников

Автор:

В номере: 2015

© cunaplus - Fotolia.com

Мошенники, воры, грабители, обманщики, авантюристы и просто жулики, чьи действия попадают под статьи уголовно кодекса, идут на всевозможные уловки и ухищрения с  единственным во всех случаях намерением: где и как угодно  — от изощренного обмана без применения насилия до разбойного нападения с взломом частных владений и возможным нанесением увечий — «обчистить» жертву. Многие потерпевшие страдают впоследствии не столько от материальных потерь — украденное имущество часто не представляет значимой материальной ценности, сколько от морального ущерба.

Бесцеремонное внедрение в приватную сферу и циничное вторжение в личную жизнь человека разрушает его внутренний мир и наносит невосполнимые душевные утраты. Украденные дорогие сердцу вещицы или предметы ежедневного обихода часто имеют для владельца более существенную цену, нежели их материальный эквивалент. После ряда статей о разнообразных видах мошенничества и ограблении квартир с взломом, читатели задают один и тот же вопрос: куда и как сбывается краденое имущество, велика ли надежда на успешное проведение полицией розыскных мероприятий и возвращение похищенных вещей владельцу?

На эту тему я провела увлекательную беседу с управляющим комиссариата 32 (следственный отдел по раскрытию преступлений с нанесением ущерба чужому имуществу) криминального управления полиции Франкфурта Хармутом Альхайтом (Harmut Alheit).  Полицейский следователь много лет занимается расследованием преступной деятельности по части перепродажи и сбыта краденых вещей, поиском злоумышленников и владеет информацией, которая для наших читателей представляет особый интерес. Наверняка некоторые из вас знакомы с такого рода преступлениями не только как читатели, но и как потерпевшие: кражи, разбой и воровство — один из самых распространенных видов преступной деятельности.

S-1

За сбыт краденого — пять лет тюрьмы

Цель во всех ситуациях у грабителей, воров и мошенников одна —  побыстрее и ловчее сбыть похищенные вещи, не представляющие высокой художественной, промышленной или исторической ценности. Преступления, связанные с похищением и последующей перепродажей действительно дорогих и ценных предметов, готовятся заранее и скрупулезно планируются, потому как произведения искусства, ценности и эксклюзивные предметы сбыть с рук намного сложнее и занимает много времени. Владельцы дорогих вещей предусмотрительны и применяют меры особой предосторожности и противодействия кражам. Наученные не только чужим, а нередко и своим горьким опытом, собственники ценных предметов — при нынешнем уровне развития рынка охранных устройств и мероприятий по обеспечению безопасности — вовремя заботятся о сохранности имущества.

Взлом частных домов с заранее известным богатым содержимым осуществляется не спонтанно в отличие от случайных грабежей в спальных районах, где всегда найдется, чем поживиться рядовым взломщикам и мелким бандам. Поэтому уверенность: «У меня нечего красть» — ошибочна. Многочисленные банды, промышляющие кражей квартирного имущества, берут все, что можно мгновенно и без проблем сбыть. В основном, на стандартных кражах квартир промышляют выходцы их Румынии, Польши и Литвы — люди малообразованные, живущие за счет постоянных краж и дальнейшего сбыта награбленного. Национальность посредников не поддается четкой статистике в связи с небывалой сложностью раскрытия преступлений. Можно лишь предполагать, что ими являются мошенники с территорий Восточной Европы, где скупают все, и чем быстрее исчезают вещи неизвестного происхождения — тем спокойнее преступникам.

Кто, куда и как тратит вырученные за сбыт краденого деньги — это уже второй вопрос. Ведь быстрая реализация похищенных вещей — достаточно сложный процесс, требующий наличия установленных связей, известных путей, наработанных каналов и разветвленной сети посредников и помощников. При этом сделка с ворованной частной собственностью — успешна она или нет — возможна лишь при тщательно продуманных мелочах и является ничем иным, как частью организованной преступности при участии банд. Не помешает упомянуть параграф § 259 УК ФРГ «Сбыт краденого», по которому злоумышленнику в роли посредника, помощника, участника или напарника, осуществляющего продажу присвоенного преступным путем имущества, грозит до пяти лет лишения свободы. И не имеет значения — сам он украл или только пособничал в процессе продажи. Акт неправомерного присваивания чужих вещей, независимо от мотива содеянного и дальнейших действий, трактуется как преступление.

Полиции известно о наличии притонов и неофициальных скупок, но их хозяева настолько опытные и ушлые мошенники, что раскрыть схему и поймать преступников с поличным возможно лишь при детальной разработке операции и точной информации от осведомителей. Но даже при достоверных сведениях процесс этот очень трудоемкий и не всегда результативный. У полиции мало шансов, даже при известных точках сбыта в неблагополучных кварталах, доказать причастность к преступлениям находящихся там пособников. Врываться  в чужое жилище без законных на то оснований и, более того, производить самочинный обыск, чревато для полиции за произвол и самоуправство нежелательными последствиями.

Проведение оперативных мероприятий заключается не только в мгновенной реакции сотрудников соответствующего оперативного отделения полиции, но и таком же — для полномочного вторжения на чужую территорию — предварительном оформлении всех необходимых санкций. Исключение возможно только при явной угрозе жизни человеку. А за это время преступники уже успеют не только сбыть товар, но и пустить его в оборот. Теперь представьте, что значит разыскивать, например, стандартные ювелирные изделия без высокой художественной ценности и особых примет среди потоков похищенного? Безвозвратно потерянное время, бессмысленно приложенные усилия, бесцельно брошенные на поиск оперативные силы. Носильные вещи и бытовая техника исчезают в eBay или на блошиных рынках. Десятки сотен продавцов, десятки тысяч покупателей, где вещь теряется в одну минуту. Поэтому, совет многим, кто имеет в своем домашнем арсенале ценные на их взгляд предметы и изделия: обязательно сфотографируйте ваши ценности, причем, старайтесь взять более крупным планом характерные особенности: царапины, вмятинки, сколы, гравировки и другие приметы. По таким признакам у полиции намного больше шансов разыскать ваше имущество, чем проводить розыск  ничем не примечательного кольца из проданной в магазинах партии в 10 тыс. экземпляров.

© guukaa - Fotolia.com

Ломбарды, аукционы, комиссионные магазины…

Многие из вас, помня из прошлых времен связанную с криминальным миром деятельность ломбардов, аукционов и комиссионных магазинов, проводят параллель с местными заведениями, не владея сведениями о формальных и документальных сложностях, сопряженных с открытием подобных точек. Для получения разрешения будущему владельцу скупки-продажи или же ростовщику необходимо предоставить в ведомство по оформлению и контролю за частным предпринимательством такое количество  документов, включая доказательство финансовой обеспеченности, выписку из полицейского регистра и SCHUFA (лица, имеющие судимость или находящиеся в состоянии негативной  финансовой задолженности, не имеют права к открытию коммерческих структур), что вряд ли кто-либо из предпринимателей в этой сфере коммерции рискнет пойти на явное правонарушение. То же касается аукционов и точек скупки-продажи как художественных или ювелирных изделий, так и товаров бытового назначения. Но мы с вами рассматриваем ситуации, когда украденное или похищенное имущество попадает в ломбарды, на аукционы или в скупку-продажу стандартным путем, а владелец бизнеса не имеет ни малейшего понятия о его предыстории.

Частные предприниматели в сфере легальной перепродажи ценных изделий меньше всего заинтересованы в популярности в криминальном мире и пособничестве в совершении преступлений — тем более, никто из них не знает, какое темное дело может скрываться за дорогим и выдающимся, но непонятного происхождения изделием. Соблюдение предписанных инструкций при общении с населением и содействие органам полиции является не только делом чести предпринимателей, но и их личным обязательством. Для начала никто не может сдать вещь в ломбард без предоставления паспорта. Не исключена попытка заключения договора о предоставлении залоговой суммы при наличии чужого паспорта, но владельцы точек настолько опытные люди, что при любом подозрении в подлоге отказывают в сделке, взяв визави на заметку. Проблемы с криминалом не нужны никому. Тем более, вещь оставляется под залог на три месяца, где при желании ее может найти полицейский следователь. В дальнейшем, если предмет не выкуплен, а договор сдатчиком не продлен, вещь официальным путем поступает на аукцион. Путь абсолютно прозрачный и менее всего выгоден посредникам, орудующим в тени и стремящимся избавиться от вещи быстрее и незаметно.

Кроме того, все коммерческие точки перепродажи ценных изделий регулярно контролируются полицией — не с целью выявления незаконной деятельности их владельцев (предполагается, что они законопослушные коммерсанты, не заинтересованные в проблемах), а как раз для проведения оперативных мероприятий: возможно, где-либо всплывет ценность из полицейских сводок. Владельцу торговой точки в этом случае рекомендовано сотрудничество с полицией. Рекомендация не является обязанностью — это уже вопрос совести. Как правило, если вещь действительно ценная — владелец скупки всегда требует паспорт у хозяина, поставленного перед выбором: хочешь продать — предоставь свои данные.

Стремление к прибыли — одна из предпосылок к совершению преступлений

Жертвами краж становятся не только физические, но и юридические лица. В последнее время получило широкое распространение мошенничество с дорогими электронными товарами — смартфонами и планшетами. И мы опять сталкиваемся с представителями Восточной Европы, прочно занявшими в Германии нишу мошенничества, краж, взлома жилищ и жульничества. Схема проста и не требует особой изобретательности. Но до тех пор, пока получение прибыли и рост капитала являются самой сильной мотивацией в жизни человека, а материальный достаток — показателем личностной успешности, признаками чести и достоинства, мошенники будут процветать, а производители и продавцы — терпеть убытки. Обычно кто-либо из клана восточно-европейской мафии, владея немецким языком, пристраивается в Германии на малооплачиваемую, но легальную работу, имея постоянное место проживания.

Предлагая наивным и доверчивым, коих всегда в изобилии, «безобидные гешефты» или промышляя карманными кражами, мошенники, пользуясь похищенными паспортами, приобретают по договорам до 10-15 смартфонов последней модели. Стоимость каждого не менее 700, а то и до 1000 евро. Благо в каждом супермаркете с глобальным выбором электрических и электронных товаров предлагают услуги до пяти-шести мобильных провайдеров, не считая представительств в онлайн-магазинах, где нужны лишь данные паспорта и реквизиты банковского счета. Сегодня насчитывается не менее двух десятков различных фирм и компаний мобильной связи — конкуренция настолько высока, что сами владельцы не успевают отслеживать собственный бизнес. Десять дорогостоящих гаджетов сдаются мошенником в расположенные практически на каждом углу восточные лавки по продаже электронной техники. Вот там точно никто не спрашивает паспорт. За несколько часов мошенник собирает урожай в 7-10 тыс. евро и… исчезает. Договоры с провайдерами заключены, требования по договорам выставляются на не имеющих об этом понятия лиц, телефоны похищены, фирмы мобильной связи несут убытки. Полиция располагает методами расследования подобных преступлений, и в конечном итоге следственному отделу удается выйти на исходную точку длинной цепочки мошеннических операций. Вы можете лишь догадываться сколько усилий и средств затрачивает полиция, чтобы обезвредить очередного мошенника.

Нужно лишь заметить, что на сегодняшний день вся система коммерческого мира и рынка сбыта построена по такому образцу, что преступнику очень легко войти в доверие к продавцам и производителям, ставящим перед собой главной целью получение прибыли. Стоит любому, даже праздному посетителю затронуть в разговоре возможное приобретение дорогой вещи, как продавец окружит его таким вниманием, что опытному жулику не нужно прилагать особых усилий, дабы усыпить его бдительность. Зато полиция никогда не останется без работы — за 2014 год по Франкфурту удалось раскрыть 260 подобных преступлений, но это не означает, что все они были совершены в 2014 году. Иные цепочки состоят из 15 звеньев по перепродаже, а некоторые похищенные вещи всплывают в течение десяти лет. Реальность жизни такова, что потерпевшим в результате остается ни о чем не подозревающий и несведущий покупатель, потому что по закону даже честно приобретенная, но первоначально украденная вещь безоговорочно возвращается ее законному владельцу — ГК ФРГ § 935 (1). Поэтому подумайте, стоит ли приобретать дорогие по сути, но дешевые по факту продажной стоимости товары в подозрительных лавках и у непроверенных продавцов.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!