Александр Рар об истории как оружии

Автор:

В номере: 2015

S-1

Пять лет назад в нашем журнале было напечатано интервью с известным политологом Александром Раром о германо-российских отношениях. Наш корреспондент снова побеседовал с Александром на актуальные темы современной политики и экономики.

— Александр, когда и из-за чего, по-Вашему, началось похолодание отношений между Западом, Германией и Россией?

— Мне кажется, что это похолодание началось не сейчас и не связано, как многие считают, с украинским и крымским кризисом, а оно длилось практически с приходом к власти Владимира Путина. Ожидания, которые были на Западе, связанные с Россией, не оправдались: Российская Федерация начала создавать своё сильное национальное государство, в то время, когда на Западе – в Европе и в Евросоюзе – считали, что Россия должна становиться неким партнёром с Западом по модернизации, учиться у него демократии и рыночной экономике и играть по правилам, которые поддерживал западный мир. Когда Россия начала отклоняться от этого курса, а это произошло с приходом к власти Путина, и стали приниматься другие законы, то на Западе с каждым годом стали смотреть на российскую политику всё критичнее.

Информационная война

— Сейчас между РФ и Западом идёт настоящая информационная война. В ней может кто-то победить?

— Когда я был молодым человеком и работал на радиостанции «Свобода», то в эти времена с обеих сторон – коммунистического «лагеря» и капиталистического – шла война пропагандистскими методами, но, слава Богу, не военными! Если же одна из сторон в медийном пространстве сможет другую «загнать в угол», морально осудить, то тогда можно говорить о неких успехах той или иной стороны, но в нынешней войне пропаганды победителей не будет: у каждой стороны есть своя правда. Можно сказать, что в своё время Советский Союз проиграл  Западу в пропагандистской войне, это нужно честно признать, потому что советская система уже сгнила, а экономическая жизнь в СССР, по сравнению с западной, настолько ухудшилась, что люди стали ощущать эту разницу. Кроме того, Советский Союз был закрытой страной, а люди хотели ездить за рубеж и чувствовать свободу, поэтому давление на советскую систему и другие восточноевропейские страны соцлагеря усилилось.

Сейчас ситуация выглядит совсем по-другому: в России есть сплочение вокруг нынешней власти, несмотря на санкции, люди живут лучше, чем жили до этого. Они могут ездить за границу, и им дорогу закрывает не российское правительство, а западные страны, так что я не вижу причин, по которым западная точка зрения сможет нанести российской существенный удар: каждая сторона будет отстаивать свою правду!

— В освещении событий на Юго-востоке Украины западными СМИ преобладает однобокость и предвзятость.  Вы согласны с этим?

—  Я соглашусь с тем, что сейчас на Западе очень мало и весьма плохо понимают жизнь в России. В предыдущие  времена на Западе были очень развиты школы славистов, изучение восточноевропейской истории, а интерес к самой России – очень глубок. В то время существовала школа понимания Советского Союза и России, а сейчас всего этого нет: славистские и университетские кафедры изучения восточноевропейской истории были закрыты, и очень мало людей, занимающихся Россией, говорят и пишут по-русски. Это – главная проблема, которая заключается в том, что на Западе Россию видят так, как её представляют в западной литературе, которая  сто и двести лет назад не могла до конца понять и прочувствовать жизнь и интересы России. С этим, прежде всего, связано непонимание российской действительности, её политики и той правды, которую видят сами россияне. Второй момент связан с тем, что после крушения коммунистической системы Восточной Европы и падения Берлинской стены Запад себя чувствовал большим победителем в «холодной войне», считая, что победила западная точка зрения и западная политика, правда и западные идеалы, поэтому Западу не интересно, как и о чём думают в России: он на это смотрит своими глазами.

— Возможна ли альтернативная точка зрения освещения украинских событий в т.н. «свободных» западных СМИ, идущая вразрез с официальной?

— Это возможно: Вы посмотрите, что, например,  высказывает Маттиас Платцек  и все бывшие канцлеры Германии – Шмидт, Шрёдер, Коль. Но 90% мейнстрима негативно и очень критично относятся к России, а западная экономика – против неё.

— Насколько отличается мнение рядовых граждан ФРГ по отношению к России от представителей официальной власти?

— Я понимаю, почему этот вопрос всегда задают: в надежде получить на него ответ, что население Германии думает по-другому, чем правительство ФРГ, но я так не считаю. Я знаю, что есть такая точка зрения, но по моим наблюдениям и, к сожалению, я должен Вам сказать, что в общей массе и в общественном сознании имидж России очень испортился и напоминает тот образ, который существовал во времена «холодной войны». Конечно, есть отдельные организации или группы людей и населения, которые всё видят по-другому и ни в коем случае не хотят новой «холодной войны» с Россией и во многом винят именно американскую позицию, которая содействовала обострению этого конфликта вокруг Украины, но, по моему ощущению, такие люди есть. В Германии их, может быть, больше, чем в других европейских странах, как, например, в Польше, но, в любом случае, это – меньшинство.

Когда проигрывают все

— Насколько эффективны и целесообразны экономические санкции против РФ? Ведь не секрет, что от них страдает не только Россия, но и сам Запад. Получается, что это – бумеранг, который рикошетом ударяет по западным странам. Нет ли тут какой-то «ловушки»?

— Западная экономика, в первую очередь, страдает от санкций, которые ввела Россия против него…

— Но это же была ответная мера!

— Да, ответная мера, но санкции усугубили положение с той и другой стороны. Я думаю, что санкции – это ужасная вещь, потому что проигрывают все, если санкции не будут отменены в ближайшие месяцы, то тем западным фирмам, которые представляют средний бизнес и полностью ориентировали своё производство на российский рынок, придётся закрываться. Это – большая  и ужасная проблема, т.к. восстановить эти связи с каждым годом, проходящем в санкционном режиме, будет всё труднее и труднее. И эти плацдармы, которые западный бизнес в хорошем смысле завоевал в российской экономике, будут заняты турецкими и азиатскими, в частности, китайскими производителями, которые с удовольствием пойдут на российский рынок, потому что в отношении их нет санкций…

Американское «плечо»

— Западные страны ведут одинаковую политику с США. Возможно, что Европа будет действовать автономнее, без оглядки на Белый дом?

— Я думаю, что сейчас в нынешнем мире, в котором мы живём, в ближайшие десять лет Европа скорее будет сближаться с США, чем расходиться. Для европейских стран было идеально, если бы она могла «облокотиться» на американское и российское «плечо», это бы привело к экономическому расцвету Европы. Вопросы безопасности и сотрудничества с Россией ей бы не помешали, например, в борьбе с международным терроризмом, но сейчас украинский кризис, конечно, будет больше разъединять Европу и Россию. Я не знаю, что будет даже через пять лет, но Европа под давлением тех стран, которые внутри неё просто не видят другой альтернативы, сблизится с Америкой и пойдёт на Запад, а не на Восток. Может быть, даже в конце этого года будет подписан некий рамочный договор о свободной экономической зоне между Евросоюзом и США, что можно рассматривать как некую «свадьбу» двух гигантов.

— Сегодня активно заговорили о создании т.н. вооружённых сил Европы. Для чего они понадобились?

— В этом вопросе ничего нового нет, т.к. он уже поднимался пятнадцать лет тому назад. Я тогда работал в германском совете внешней политики, и у нас был целый ряд конференций с российскими делегациями на эту тему. Я думаю, что ничего нет плохого в том, что Европа создаст свою армию, но этому будет препятствовать Америка, которая не заинтересована в том, чтобы у НАТО появился альтернативный проект.

Интерпретация истории

— 9 мая исполнилось 70 лет со дня победы СССР и его союзников в Великой Отечественной войне, однако и это событие сегодня является предметом т.н. политического торга и своеобразной «лакмусовой бумажкой». Неужели возможен пересмотр итогов Второй мировой войны?

— Да, сейчас есть попытка определённых сил в рамках этой медийной войны пересмотреть итоги Второй мировой войны, но для меня в этом нет ничего нового. Я учил историю на Западе, и мои дети тоже ходят в западную школу. Если оглянуться и посмотреть, то  на протяжении последних семидесяти лет история Второй мировой войны тут изучается иначе, чем в СССР и в РФ. По версии, которую можно проследить в западной историографии, победители Второй мировой войны – американцы, это так преподносится, и с таким сознанием уже выросло несколько поколений западников. Историки знают всю правду, но история Второй мировой войны политизирована, а в России на эти события смотрят наоборот и мало знают, например, о высадке в Нормандии или о том, как велась война в западной части Европы, хотя главные жертвы, конечно же, были на Востоке – на Восточном фронте. Но тут нет ничего принципиально нового: просто в преддверии праздника 9-го мая идут споры отдельных историков, журналистов. Это, как вы верно заметили, «горячая тема», и тут можно «пободаться», помахать кулаками, но я не думаю, что что-то изменится после 9-го мая: каждый будет смотреть на результаты Второй мировой войны, исходя из интересов своей страны.

… и мировоззренческий конфликт

— Каковы, по-Вашему, ближайшие перспективы развития отношений между РФ и ФРГ? Возможно ли сближение между этими странами?

— По моему твёрдому убеждению это сближение будет происходить, может быть не сразу, но в перспективе – через пять лет, когда  мы с Вами опять будем беседовать, когда актуальным станет опасный вызов со стороны арабского мира, перед которым будет стоять Европа и Россия совместно. Исламский терроризм, передел карты Ближнего Востока, возникновение новых государств с атомным оружием, – это всё гораздо страшнее и опаснее – существование самой Европы и России, чем нынешний конфликт в Украине, который всё-таки является достаточно ограниченным и региональным. Но в любом случае всё будет проходить с трудностями, потому что помимо этого, как я его назвал, регионального украинского конфликта, между Западом и Россией существует серьёзный мировоззренческий конфликт, который не только связан с Украиной!

— Большое спасибо, Александр, за этот интересный разговор!

— И Вам тоже, Евгений!

Беседовал Евгений КУДРЯЦ

S-2

Краткая биография:

Александр Рар (2 марта 1959, Тайбэй, Тайвань) – германский журналист-международник.

1980-1988 – учёба в Мюнхенском университете (история Восточной Европы, новейшая история, политология).

1977-1985 – руководитель проектов в исследовательском проекте о советских руководителях при Федеральном институте восточноевропейских и интернациональных исследований в Кельне.

1982-1994 – научный сотрудник Исследовательского института Радио Свобода (Мюнхен).

1986-1994 – консультант, RAND Corporation (Санта-Моника).

1990 – исследовательская работа в Совете народных депутатов СССР в Межрегиональной группе.

1990-1991 – исследовательская работа в East-West Institute (Нью-Йорк).

1994-2012 – научный сотрудник, Исследовательский институт германского совета внешней политики DGAP.

С 2013 – вице-председатель Совета российской экономики в Германии.

2003 – награжден высшей наградой ФРГ (Bundesverdienstkreuz) за вклад в развитие немецко-российских отношений.

С 2004 – член координационного комитета «Петербургского диалога».

2004 – почётный профессор МГИМО.

2004 – член Совета директоров YES.

С июня 2012 по 2015 гг. – старший консультант компании Wintershall и старший советник президента германо-российской Внешнеторговой палаты.

С 2012 – директор программ Германо-российского форума.

Автор биографии М. Горбачева (1986), В. Путина («Немец в Кремле», 2000). Автор книги «Россия жмёт на газ» и «Путин после Путина. Капиталистическая Россия на пороге нового мирового порядка» (2008).

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!