А далее на свет родятся внуки…

Автор:

В номере: 2014

© Markus Bormann - Fotolia.com

Проблема «отцов и детей» во все времена занимала пытливые умы человечества. Ей посвящены многие десятки (сотни, тысячи?) научных трактатов и художественных произведений. И наиболее известное из них буквально так и называется… А вот о взаимоотношениях дедушек и внуков почему-то практически никто не задумывался. Впрочем, бабушек тоже. Хотя им, все-таки, повезло чуть больше: нет-нет, да и встречаются в некоторых повестях, романах и художественных фильмах. Однако сама проблема «старых и малых» все еще ждет своих исследователей. При этом все более и более обостряясь. Особенно в начале третьего тысячелетия новой эры.

Я от бабушки ушел…

Так уж случилось, что с начала 90-х годов прошлого века на Земле началось очередное «великое переселение народов». Точнее – смешение. Четверть века массовой эмиграции практически не оставили на карте мира мононациональных государств. За исключением, наверное, совсем уж «экзотических» и совершенно непривлекательных в плане выбора нового места жительства. Причем разноязычные потоки иммигрантов зачастую просто «вытесняют» из страны часть ее коренных жителей, тем самым «искусственно» увеличивая процент иностранцев.

Так одно дело, когда с насиженных мест снимаются сразу целыми кланами: от дедушек и бабушек до совсем уж дальних (в каком-то там колене) родственников. А то ведь родители и их взрослые дети часто оказываются в совершенно разных странах, порой лежащих друг от друга на многие тысячи километров. И родившиеся на «чужбине» внуки – хотя для них-то она как раз уже родина – с первых дней жизни впитывают в себя иные традиции, устои и привычки. Хорошие или плохие – это вопрос скорее философский. А вот то, что жизнь коренного населения они видят часто в «кривом зеркале», но считают это истиной в последней инстанции, рано или поздно дает о себе знать.

Плюс к этому, с близкими родственниками (бабушки, дедушки, дяди, тети) видятся, так сказать, вживую, в лучшем случае раз в год. Обычно – реже. И всего лишь на пару недель. Да, сейчас практически у всех есть в доме интернет и по скайпу можно общаться часами хоть каждый день. Можно… Только в реальности это получается раз в неделю и на полчаса максимум. За очень редким исключением. Так и общаются в основном дети со своими с каждым годом не молодеющими родителями. Или с живущими в другой стране сестрами и братьями. А внуки (племянники) в лучшем случае на минутку подбегут к камере, чтобы поздороваться и дежурно сказать, что у них все в порядке.

Когда же заграничные внуки все-таки приезжают погостить, то порой выявляются совсем уж неприятные моменты.

© GordonGrand - Fotolia.com

Они-то – наши внуки, но…

Мы для них – практически чужие люди. Которых, как сказали родители, нужно называть дедушка и бабушка. Вот только названием все и ограничивается. И не надо сейчас вспоминать о некоем «голосе крови». Многого, разумеется, можно достичь соответствующим воспитанием, но для этого у родителей, как минимум, должны быть желание, время и… силы. А когда постоянно разрываешься между работой и домом, когда даже в выходные нельзя «подкинуть» детей бабушке и дедушке, любая из трех выше указанных составляющих вряд ли будет иметь место. Дети сыты, здоровы, одеты и обуты – вот и замечательно. И для них только родители – истина в последней инстанции.

Когда же «вдруг» оказывается, что их бородатый и уже начинающий седеть папа для этих «стариков» — сын, со всеми вытекающими отсюда последствиями, это – шок. И воспринимать сию «коллизию» адекватно предварительно неподготовленный детский ум отказывается напрочь. Как может быть, что мнение этих людей, знакомых в основном по картинке на экране монитора, в ряде случаев оказывается весомее родительских наставлений? Да и знают они «почему-то» о жизни больше. И многое могут объяснить и рассказать. Только оно нам надо? Все равно ведь через пару недель вернемся домой, и все пойдет по-старому. Вечно занятым и всегда уставшим (часто – раздраженным!) родителям можно будет и дальше в большинстве случаев «вешать лапшу» на уши, и большинство проблем просто не будут возникать.

До поры, до времени, разумеется.

Так кто в пять или десять лет отроду всерьез задумывается о том, что случится через год? А это «занудство» бабушки и дедушки по поводу воспитанности, вежливости, умения держать себя за столом, в магазине, ресторане и на улице? Вон, друзья в родной стране обращаются ко всем незнакомым людям на «ты», и – нормально. Прекрасно себя чувствуют и хорошо выглядят. И какая разница, как нужно правильно держать вилку: мимо рта ведь не проносим? А то, что на скатерть иногда падает, так не нам же ее стирать. Или новую покупать. И крошки на полу дедушка пылесосом или щеткой уберет. Не развалится, чать. Да и движение в его возрасте только на пользу.

Бабушка целыми днями на кухне? Готовит, посуду моет. Потом стирает, по магазинам бегает… Так внуки же в гости приехали! За сердце иногда держится? Ничего: таблетку выпила и можно с ними на игровую площадку сходить. Или на озеро, лебедей покормить.

И, может, ей за все это каждый раз «Спасибо!» говорить? Или обнять и поцеловать, прощаясь в аэропорту?

© sakkmesterke - Fotolia.com

Я – немец!

К счастью, не у всех внуки живут где-то за тридевять земель. Правда, для некоторых счастье это тоже весьма сомнительное. Потому как определенная часть третьего поколения иммигрантов из бывшего СССР (как правило, родившаяся уже в Германии) в одночасье заявляет: «Я – немец!». Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как им это по молодости лет и житейской неопытности представляется.

То есть в самом утверждении нет ничего противоестественного. С одной лишь маленькой оговоркой: «А что, собственно, имеется в виду?». Если речь о месте (стране) рождения и гражданстве – никаких возражений. Если же о чем-то другом – извините! И даже не будем сейчас рассматривать всю разношерстную русскоязычную диаспору современной Германии, а возьмем лишь ее наиболее многочисленную (и – «однородную»!) часть – поздних переселенцев. Приехавших, как известно, на родину своих предков…

Дальше развивать эту мысль или и так все понятно? Но, так называемая «чистота крови» — всего лишь одна (и далеко не основная) составляющая национальной самоидентификации. Есть еще семейные традиции, привычки, слой общества, в котором преимущественно приходится вращаться. И большинство из перечисленного, извините, советское. В той или иной степени. А ведь ученые мужи давно пришли к выводу, что бывший сельский житель становится полноценным горожанином лишь в пятом поколении. В лучшем случае.

Но у этой «медали» есть еще и другая сторона. Общаясь со сверстниками коренной нации, наши внуки и внучки, вместо того, чтобы иногда задать уточняющие вопросы, сразу делают выводы. Сами! Мол, если друг ничего не рассказывает о своих дедушках и бабушках, значит, он с ними и не общается. Если же таких друзей-подруг набирается несколько – это уже тенденция. Преобладающий среди молодого поколения стиль поведения. Соответственно, и мы будем ему следовать.

А ведь причины могут быть совершенно иными. Например, друг считает регулярное общение с дедушками и бабушками чем-то само собой разумеющимся и не видит смысла об этом специально говорить. То есть если бы спросили – ответил. А так…

Только не подумайте, что автор этих строк задался целью идеализировать молодое поколение коренных (?) жителей Германии. В противовес, так сказать, русскоязычным и всем другим иммигрантам. И среди них есть всевозможные «оригиналы». Включая любителей «дырочек» в мочках ушей, через которые – по завершении процесса – детский кулачок уж точно свободно пролезет. Просто, когда немецкая девочка, выросшая в небольшом провинциальном городке, все свои школьные годы видела перед собой только одну категорию русскоговорящих сверстников, то и во взрослую жизнь принесла этот «эталон». И очень удивилась, увидев в университете тех, кто не напивается вдрызг водкой чуть ли ни каждый день, не ходит постоянно в спортивном костюме и, вообще, ведет себя и выглядит вполне по-европейски. Как вы понимаете, свое отношение к русскоязычным однокурсникам она довольно быстро пересмотрела, но общее впечатление, увы, осталось.

Чему учит улица

Увы, увы!.. Не зря же говорят, что учить детей нужно хорошему, плохому они научатся сами. И в наше время эта задача лежит только на родителях. И дедушках, и бабушках. Если их к этому процессу, конечно, допускают. К сожалению, в современных немецких школах хорошим манерам не учат. В крайнем случае, в большинстве из них. Так что, если еще и ближайшие родственники самоустраняются от данного процесса, остается…

Детишки самозабвенно гоняют мяч на газоне прямо под окнами квартир. Плохо? Разумеется! Неправильно? Естественно! Ведь для этого существуют специально отведенные – и соответствующим образом оборудованные, кстати – места. Родители же им замечаний не делают, на мнение жильцов они… «кашляли», а работники фирмы, которой принадлежат все дома в данном микрорайоне, вполне успешно делают вид, что ничего не замечают. Им вторят власти города и различные чиновники, которым по долгу службы следовало бы быть… глазастее.

Хотите возразить, что это не дело городских властей?  Ну, это как сказать. Играют-то ребятишки прямо под знаком, недвусмысленно запрещающим именно здесь этим заниматься. То есть, извините, одно из двух. Либо вы убираете запрещающий знак и пускаете дело на самотек, либо соответствующим образом наказываете нарушителей. Точнее, их родителей, учитывая малолетство «юных футболистов». Потому как, игнорируя в 10 лет этот запрещающий знак, в 20 вполне могут посчитать, что и все остальные запреты не для них. А, уж как своих детей воспитают… Особенно, если учесть, что сначала играли несколько мальчишек одной, легко определяемой даже на беглый взгляд, национальности, то теперь команды стали максимально интернациональными. По принципу: если им можно, то мы чем хуже?

Конечно, есть еще в немецких городах и другие улицы, на которых встречные юноши и девушки приветливо здороваются даже со случайными прохожими. Но те улицы застроены в основном частными домами на одну-две семьи. А в футбол играют в квартале домов многоквартирных. Так кого через десяток-другой лет будет больше? Ведь, чем дальше, тем все реже жители одних и других улиц соприкасаются друг с другом.

И это все о них

О наших внуках и внучках, в смысле. Некоторые из которых уже сегодня, проходя по выше упомянутым тихим улочкам, искренне недоумевают, почему это совершенно незнакомые прохожие здороваются с их дедушкой и бабушкой. Да и вообще, на таких улицах им быстро становится скучно. Ведь «настоящая» жизнь, по их мнению, кипит совсем на других.

Конечно, лучше всего не гулять изредка по этим улицам, а жить на одной из них. В собственном доме. К сожалению, далеко не всем иммигрантам это доступно. По самым разным причинам. Да и только жизнь на таких улицах еще ничего однозначно не гарантирует. Для этого существуют… Впрочем, не буду повторяться.

Наверное, было бы легче и проще все наши проблемы – и в воспитании в том числе – переложить на плечи государства. Но, во-первых, государство – это тоже люди. Во-вторых, пока оно заметит проблему, подумает, как с ней бороться, как раз родится и вырастет именно пятое поколение иммигрантов, приехавших в Германию в конце XX – начале XXI века. И они-то, по своей сути, иммигрантами уже не будут. Ну, разве что некоторых будут выдавать фамилии. Или – лица…

Одним словом, на государство в этом вопросе, как и во многих других, можно особенно не рассчитывать. Чьи внуки – тех и проблема.

И как хочется надеяться, что хотя бы половина из прочитавших эти строки, отложив журнал в сторону, вздохнет с облегчением: «Это не про нас!». Не про нас самих, наших детей, внуков и даже правнуков. Они растут достойными гражданами Германии, не забывая при этом ни своих корней, ни традиций. Беря только лучшее от всех близких им культур.

Хорошо, хорошо! Насчет «только лучшего» это уже перебор. Просто растут нормальными людьми, за которых не бывает стыдно. Ну-у, почти не бывает…

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!