Обер-бургомистр Петер Фельдман — два года у власти

Автор:

В номере: 2014

Peter-Feldmann

Специально для журнала «Neue Zeiten»

Наша вторая беседа с обер-бургомистром Франкфурта Петером Фельдманом — через два года после его вступления в должность — прошла в неофициальной обстановке, но в такой же радушной и дружественной атмосфере, как и после победы на выборах. Если наша первая встреча состоялась во франкфуртской штаб-квартире Социал-демократической партии Германии (SPD), на этот раз господин обер-бургомистр уделил нам время в одном из уютнейших и известных кафе, расположенном практически в центре Франкфурта. Распорядок дня обер-бургомистра любого значимого в жизни государства города, тем более такого, как Франкфурт-на-Майне —  европейского мегаполиса и банковской метрополии, расписан по минутам. И это вполне естественно — Петер Фельдман, как политик нового поколения, социал-демократ и сторонник либеральных методов правления, держит руку на пульсе Франкфурта 24 часа в сутки.

Тема нашего интервью «Два года у власти. Промежуточные результаты и первые итоги» и задала общий тон беседе. Вопреки моей журналисткой практике — не приводить буквальные цитаты собеседника, используя тем самым возможность наряду с полученной информацией передать и мое личное мнение, я приглашаю наших читателей к обсуждению интервью с Петером Фельдманом — точно отражающему его взгляды и позицию.

Успехи

— Господин обер-бургомистр, со дня Вашего вступления во власть прошло чуть более двух лет. Определенно, Вы можете подвести промежуточный баланс — какие из задуманных пунктов Вашей программы идут в ногу с планом, а каким Вы желали бы придать ускорение?

— Первое место по успехам я отдаю строительству городского жилья по приемлемым для среднего класса ценам. Бюджет одного из ведущих строительных холдингов увеличился за последний год на 400 миллионов евро. Но об этом чуть позже. Второе  место — образованию. Прогресс в обществе возможен лишь при постоянном вливании в социум людей с хорошим образованием, мобильным мышлением, свежим дыханием и новыми тенденциями. Но качественное образование нуждается в дополнительных средствах. С этой целью регулярно проводятся финансовые инспекции — достаточно ли городское финансирование, и выдержит ли бюджет нагрузку. После напряженных дебатов и длительных конфликтов нам удалось выделить в бюджет школьного образования дополнительных 50 миллионов евро. Не утихают дискуссии о необходимости частных школ в свете сравнения с государственными — могут ли они ответить поставленным задачам.  Хорошее образование — это гарант роста промышленности и уверенного преодоления кризиса. Образование, квалификация — все это составляющие успешных инфраструктур. В одном ряду стоит забота о подрастающем поколении. В этом направлении мы еще должны работать.

В центре внимания – молодое поколение

— В процессе предвыборной кампании Вы обозначили пять ключевых пунктов своей программы. Мы бы хотели остановиться на некоторых из них. К сожалению, став в наши дни привычным явлением, безработица не обошла стороной и подрастающее поколение. Что Вы скажете о сегодняшнем положении юных — как выглядит их перспектива на рабочем рынке?

— На сегодняшний день, согласно официальной статистике, статус безработных имеют 2 200 тысячи представителей молодого поколения. Цифра дана с учетом различных официальных мероприятий по организации временной трудовой занятости молодежи и исключением на это время из списков безработных. Реальность выглядит менее оптимистично —  как минимум в два раза больше. Официальная цифра молодых безработных по всей Германии составляет 2,8 миллионов. Поэтому глобальная организационная работа направлена на снижение процента безработных среди молодых соискателей и устранение рутинных препятствий с их пути. Эту тему буквально на днях я обсуждал с центром социального обеспечения нуждающихся и содействия трудоспособному населению в поиске рабочих мест.

— Какая социальная группа среди молодых нуждается в наибольшей поддержке?

— Одну из наиболее проблемных социальных групп составляют одинокие молодые мамы. Участие государственных служб должно быть более активно — мамы элементарно привязаны к дому, даже с трехлетними малышами. В первую очередь нужно решить проблему с недостатком мест в яслях и детских садах. Хотя положение во Франкфурте выглядит намного лучше, а прогнозы преодоления трудностей более оптимистичны, чем в других городах. Город прилагает усилия для создания новых мест в государственных детских учреждениях, а коммунальная и социальная службы инвестируют большие средства в открытие дополнительных яслей и детских садов. За прошедший год на два процента мест больше — уже есть о чем говорить. Одновременно ведется работа по оказанию помощи одиноким мамам со стороны школ — необходима не только индивидуальная поддержка, но и принятие во внимание персональных обстоятельств каждой молодой женщины.Тогда у молодых мам будет иная стартовая позиция, образование станет конкурентоспособным и сможет отвечать уровню развития промышленности и требованиям рынка труда.

— Каковы же рабочие перспективы у молодого поколения Франкфурта?

— Пожалуй, самые лучшие, если говорить о федеральном уровне. Мы затронули вопрос подготовки молодых специалистов с учетом их личных способностей и национальной идентификации. Потому что каждый должен иметь шанс. Программа требует громадных финансовых вложений, конструктивного подхода, но также и окупится когда-то. Развитие рынка труда привлекает новые фирмы во Франкфурт и дает импульс к расширению существующих. Могу с уверенностью сказать: промышленность Франкфурта набирает  высокие обороты. По уровню и тенденциям развития на современном этапе город в третий раз выходит на первое место в Германии. Здесь я реальный оптимист.

О социальном жилье

— К не менее важному пункту Вашей программы относится строительство в городе социального жилья. Франкфурт — дорогой город, и не все жители, например, из социально незащищенных слоев населения, могут рассчитывать на подходящее по качеству жилье. По доступной малообеспеченным людям цене за квадратный метр можно найти лишь очень посредственные квартиры. Наблюдаются ли перемены к лучшему?

— Мы опираемся на поддержку больших холдингов по недвижимости, дающих городу различные квартиры. Самый крупный холдинг ABG (Aktienbaugesellschaft) с объемом в 50 тыс. квартир по условиям городского субсидирования обязан предоставлять жилье по постоянной цене, которая все-таки остается более высокой, чем могут себе позволить получатели социальной помощи. Тем не менее, город владеет нужным инструментарием для  влияния на социально-жилищную политику в целом и на коммуны в частности. Другие города, не имея иной возможности, продают жилищно-строительные компании на частный рынок — нет средств для их поддержания, но необходимы деньги для ремонта и полной санации домов. Франкфурт располагает достаточными внутренними резервами для обеспечения интересов обеих сторон: владельцев жилья и малообеспеченных квартиросъемщиков. Только в этом холдинге бюджет строительства жилых домов за последний год вырос с 1,2 миллиарда до 1,6 миллиарда евро. Кроме того, увеличился общегородской строительный бюджет со 100 миллионов до 200 миллионов. Многие обер-бургомистры рады, если им удается добиться хотя бы 10-процентного роста. 20 — это уже рекорд. А Франкфурт демонстрирует невиданный по размаху успех — 100 процентов! Один город может говорить о сумме, какую немецкое правительство инвестирует в жилищное строительство на федеральном уровне.

Строительные проекты

— Планируется ли возведение новых домов на еще не застроенной земле и, тем самым, создание новых городских районов? Или речь идет в основном о достройке старых районов?

— Парламент выдвинул предложение о достройке шестью тысячами квартир уже сформированных районов. Вряд ли имеет смысл уплотнять и так густо населенные кварталы, как, например, Борнхайм Митте или Саксенхаузен. Жители Франкфурта должны чувствовать себя свободно и расковано, а не тесниться при высокой плотности населения. Иначе каждый владелец недвижимости, естественно, попытается отказаться от пристроек: «Нет, только не ко мне!» Я вынес на пленум моей партии рассмотрение проекта застройки восемью тысячами квартир новых земель. Мы должны принять во внимание экологические условия и демографическую ситуацию. Город нуждается не в уплотнении, а в расширении с освоением новых территорий, созданием урбанизированных структур и самостоятельных районов. Тогда можно планировать строительство просторных жилых домов с применением последних технологических достижений.

— О какой части Франкфурта идет речь?

— О северной части города — Франкфурт Норд. Но пока это еще только мой проект, а не решение парламента. Все строительные проекты требуют утверждения. Предварительный результат по итогам работы за 2013 год  — пять тысяч квартир.

Русскоязычная диаспора во Франкфурте

— История и реальность Франкфурта таковы, что это единственный в своем роде в Германии интернациональный город с большим числом мигрантов иностранного происхождения. В городе проживают представители 175 языковых диаспор. Нелепо гордиться во Франкфурте чистокровным происхождением, если каждый житель изначально принадлежит к какому-либо национальному меньшинству. Что Вы скажете о русскоязычной диаспоре? Какую роль на Ваш взгляд играет она в жизни Франкфурта?

— Я говорил два года назад и подтвержу сегодня — русскоязычные иммигранты представляют собой самую активную и ангажированную часть миграционного населения. Их отличительная черта — инициативность, предприимчивость и здоровое честолюбие. Не имея по прибытии, как многим из них кажется, фактических перспектив, они селятся в ужаснейших домах в районе центрального вокзала. За отсутствием других на тот момент возможностей устраиваются на работу в Макдональдс, а через два года их дети посещают консерваторию, побеждают на всех конкурсах и турнирах — по шахматам, в спортивных соревнованиях, на математических и языковых олимпиадах, учатся в университете и доказывают свое первенство неоспоримыми результатами. Русские дети имеют такое же положение в классе, как американские, китайские или турецкие — без внимания на их процентную составляющую.

Русские мигранты принесли с собой непоколебимую веру в успех и громадный внутренний потенциал — пожалуй, как ни одна другая из живущих во Франкфурте национальных общин. Проявляя удивительную способность к интеграции, и умея нужным образом трансформировать сознание, русские одновременно не теряют национальную идентификацию. Проблема практически всех миграционных групп заключается в потере самыми младшими родного языка. Русскоязычные бабушки и дедушки нередко расстраиваются, что уже не могут полноценно общаться с внуками. Поэтому русскоязычная иммиграционная среда позаботилась о сохранении младшим поколением родного языка — работают русские школы выходного дня с полноценной общеобразовательной программой, дети посещают русско-немецкие детские сады, что дает возможность юному коренному поколению изучить русский язык и понять мировое значение русской культуры. Я оказываю стабильную поддержку русским культурным центрам и борюсь за выделение городом средств на их поддержание.

Франкфурт, как интернациональный город с многоотраслевой промышленностью, расположенный на пересечении множества транспортных линий и индустриальных магистралей, нуждается в многоязыковом населении, а значит — в постоянном росте ресурсов и увеличении интеллектуального потенциала. Во Франкфурте нет, и не может быть, дискриминации по национальному или языковому признаку.

— Способствует ли стремление русскоязычной диаспоры к сохранению родного языка созданию русских инфраструктур во Франкфурте?

— Определенно! Ко мне приезжают российские бизнесмены с вопросом: сможет ли адаптироваться в городе фирма, при условии, что их 150 русскоговорящим сотрудникам нужны места в русскоязычных детских садах, подходящие квартиры, содействия при интеграции в немецкие социальные структуры. Я отвечаю: «135 сотрудников оставьте в России, а привезите с собой 15 самых лучших. При наличии развитого русскоязычного комьюнити всех остальных найдете здесь — совершенно бесплатно». Во-первых, не придется тратить силы и деньги на воссоединение семей и постоянные перелеты. Во-вторых, у местных русскоязычных предпринимателей прекрасное образование. Они владеют минимум тремя языками, свободно ориентируются в местном ментальном пространстве, знают изнутри потребительский и экономический рынки, примут на себя решение маркетинговых и финансовых вопросов, подскажут в какие проекты выгоднее всего инвестировать средства. У них уже давно созданы собственные фирмы. Всемирно известный Франкфуртский университет им. Гёте характерен самой высокой миграционной квотой во всей Германии, не считая того, что русскоязычные жители составляют 30 процентов от общего населения города. Из них 10-15 процентов уже имеют немецкие паспорта. Через 10-15 лет их уже будет не менее половины. Мы первый город в Германии с таким большим числом русских с немецким гражданством.

Город толерантных людей

— Можно ли отнести Франкфурт к городу высокой социальной культуры и, вместе с тем, городу социальной надежности, учитывая его многонациональный состав?

— Несомненно! Франкфурт — город толерантных людей. Независимо от происхождения, социального и материального положения, малообеспеченные люди не чувствуют здесь себя ущемленными, не разделены межклассовыми барьерами, а состоятельные люди не нуждаются в накаченных телохранителях, следующих за ними по пятам, держащих наготове боевой пистолет и владеющих двумя-тремя боевыми искусствами. Шеф влиятельной корпорации отправляет своих детей в городскую школу или гимназию, не испытывая страх, что с ними что-нибудь случится. Сотрудники приезжают на работу всеми возможными видами общественного транспорта, а те, кто попал на собственных автомобилях в дорожные пробки, не боятся гнева руководства из-за опоздания.

Не удается, увы, избежать и негативных явлений — все были свидетелями недавних яростных вспышек антисемитизма во Франкфурте. Очередное обострение конфликта в секторе Газы спровоцировало июльскую — в самом центре города — беспрецедентную антисемитскую демонстрацию. Это вдвойне возмущает, потому что исторически Франкфурт либеральный город.

— Что Вы скажете о детской бедности или недостатке участия государства в обеспечении потребностей детей? Я думаю, вряд ли можно провести аналогию с детской нищетой.

— Естественно, мы не имеем в виду детскую нищету как в Африке — когда дети действительно голодают, им нечего надеть, у них нет самого необходимого в детском арсенале. Мы говорим о недостатке финансовых вложений в детские насущные потребности. Я реалист и смотрю вполне трезвым взглядом на недостатки сегодняшнего дня. Я обозначу три аспекта. Первый аспект. Каждый четвертый ребенок в городе не имеет возможности получить соответствующее его желанию и склонностям образование, которое и является косвенным фактором снижения безработицы и повышения конкурентоспособности на рабочем рынке. В одном из юношеских центров я  обратил внимание, какими глазами смотрят подростки на своих школьных товарищей, посещающих специализированные школы. Не менее важна помощь при работе над домашним заданием — должны учитываться индивидуальные склонности ребенка. Город создал концепт по привлечению педагогов для поддержки детей по самым разным предметам. Второй — правильное и здоровое питание. Чтобы хорошо учиться — нужны силы и здоровый организм. Мы нашли спонсоров, готовых финансировать полноценное питание во время школьного дня. Третий аспект —   мобильность школьника, напрямую связанная с ценами на проезд. Представьте, подросток живет в одном районе, учится на другом конце города, а после школы или гимназии еще посещает спортивную секцию или художественную студию. И все три места расположены далеко друг от друга. Чтобы школьники могли свободно и без особой нагрузки на семейный бюджет передвигаться по городу, нам удалось понизить первоначальную цену годового школьного проездного на 150 евро с 500 евро, а с франкфуртским паспортом проездной стоит 280 евро.

— Что Вы скажете насчет установления партнерских отношений с каким-либо городом из бывшего СССР?

— На уровне партнерской связи мы плотно работаем с Москвой. В последнее время редуцированы экономические отношения, но по-прежнему остается культурный контакт и культурный обмен. Все еще впереди — нужно только терпение.

— Прошло чуть более двух лет со дня нашего первого интервью. Ваша четырехлетняя дочка Хана знает, какую ответственность возложил на себя ее папа?

— Я отвечу односложно: знает!

Господин обер-бургомистр, мы благодарим Вас за оказанное доверие и предоставленное нам время.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!