Конная полиция в Германии

Автор:

В номере: 2014

S1

С момента зарождения государственности, как общественно-политической формации,  важнейшими задачами законодательной власти являются обеспечение внутренней безопасности, охрана общественного правопорядка и борьба с преступностью. Основной правовой структурой, отвечающей поставленным задачам и относящейся к правоохранительным органам, является полиция. Поэтому глобальную силу и мощь государства всегда можно оценить по возможностям полиции, как института исполнительной власти. В развитых странах полицейская служба базируется на национально-исторических традициях государства и воплощается в правовых актах и организационных мероприятиях.

Современные полицейские в Германии обладают различной квалификацией и должны правильно сориентироваться даже при самой сложной ситуации: отлично разбираться в законодательстве, работать с информационно-электронной техникой, управлять различными транспортными средствами, прекрасно владеть огнестрельным и холодным оружием, производить любого рода спасательные мероприятия, оказывать медицинскую помощь — вплоть до приема родов, утихомирить разбушевавшуюся толпу, вести переговоры с террористами, владеть культурой межнациональных отношений. И это далеко не весь перечень. Учитывая же специфику современной немецкой полиции, полицейские должны иметь представление о работе с животными, находящимися на службе у государства  — собаками и лошадьми.

По сравнению со служебными собаками -непосредственными исполнителями приказов и команд, обладающими ярко выраженной индивидуальностью и нередко собственной инициативой, — лошади обладают совершенно иной организацией психики. Будучи прирученными, они не могут работать самостоятельными и полноценными сотрудниками и полностью зависят от воли человека. Отношения «полицейский — лошадь» строятся на абсолютном доверии второго к первому и уверенности, что ее постоянный наездник не предаст, не подведет и не обманет.

Я провела увлекательную беседу с главным полицейским комиссаром полиции особого назначения Андреасом Шнайдером (Andreas Schneider, Bereitschaftspolizei) — управляющим единственным в Гессене подразделением конной полиции, укомплектованным 20 полицейскими и 18 лошадьми. В октябре 2004 года после реструктуризации четырех конных подразделений в Висбадене, Касселе, Франкфурте и Дармштадте была создана единственная боевая единица конной полиции с расположением во Франкфурте, несущая ответственность за соблюдение правопорядка во всей земле, а полицейская эскадра заслужила высокий приоритет в концепции безопасности федеральной земли Гессен.

S2

Полицейские лошади — не дрессированные лошадки

Охрана общественного порядка в Германии с участием конных отрядов была введена в полицейское законодательство еще в ХVIII веке. Именно тогда лошади были полностью переведены из состава армии в полицейские департаменты, а их служебные задачи кардинально изменились.  Они перестали нести исключительную функцию боевого транспорта и мобильного средства при нападении на неприятеля. Переоснащению способствовали несомненные преимущества — повышенная скорость передвижения по пересеченной местности и особая выносливость по сравнению с пешими сотрудниками при выполнении сложных заданий.

Лошадь — хорошо поддающееся обучению и тренировке животное, и как уже отмечалось в беседе с управляющим школой полицейских собак — ни в коем случае не дрессировке. Полиция — не цирк, а полицейские лошади — не дрессированные лошадки на арене, чтобы скакать на задних ногах по щелчку хлыста дрессировщика. Лошадь по своей природе — гордое, свободолюбивое и вместе с тем необычайно доверчивое животное, прирожденные качества которого успешно используют на службе в полиции. В настоящее время четвероногий и гордый друг полицейского офицера —  неотъемлемая часть работы всей государственной структуры.

Основная задача конной полиции заключается в визуальном и личностном контроле внешней обстановки, а при необходимости — наведении порядка в труднодоступных для полицейского транспорта зонах. Демонстрации, скопления агрессивных и не в меру эмоциональных болельщиков с особой нагрузкой в футбольные сезоны, митинги, народные волнения — все это средоточие толпы мало управляемых и подчас неадекватных людей, когда любая провокация может стать поводом для массовых и стихийных беспорядков вплоть до чрезвычайных происшествий.

В охранных мероприятиях принимают участие подразделения с собаками, а функции сопровождения и ограждения территорий выпадают на отряды конной полиции, выстраивающиеся в заслоны с целью направить разбуянившуюся толпу в нужно русло. В частности, по периметру банковских кварталов при многочисленных демонстрациях всегда проходит живая изгородь из конной полиции, а при необходимости приходит полицейское подкрепление из других земель. Кто знает, что придет в голову скоплению воинственно настроенных демонстрантов, требующих отмены капиталистического строя — такие выступления уже вошли в историю современного движения борцов за справедливость и равноправие. Но, вряд ли найдутся отчаянные смельчаки из предводителей и провокаторов, кто нарушит оглашенный запрет и намеренно направится наперерез конному заграждению, игнорируя цепь экипированных 800-килограммовых бьющих копытами красавцев-коней. В противоречие к собакам, не боящимся агрессивного поведения людей и по команде бросающимся в атаку, лошади — пугливые животные и обращаются в бегство при первой же опасности или высоком шуме. Эта особенность животной психики не позволяет полицейским использовать лошадь как самостоятельного исполнителя, более того, требует от наездника очень чуткого отношения к четвероногому коллеге.

S3

Требования к лошади не менее строгие, чем к наезднику

«Только со стороны кажется, что лошадьми легко управлять. На практике же, абсолютно нетипично, как полиция использует лошадей, — подчеркнул мой собеседник. — Поэтому нам приходится искать способные к адаптации кандидатуры по всей Германии. Но мы еще и в средствах ограничены — Гессен не может себе позволить арабских скакунов. Верхний ценовой предел — восемь тысяч евро. Мы сотрудничаем с постоянными заводчиками, уже за длительное время выучившие наши требования». Для полиции подходит определенная категория лошадей — выносливые, так называемые теплокровные или с горячей кровью. Эту породу можно легко и быстро привести в боевую готовность, отучить от страха перед высокой шумовой нагрузкой, привить противостояние очевидной массовой агрессии, легко брать препятствия, идти нужным аллюром, участвовать по 12 часов в день в боевом выезде или стоять на одном месте бок о бок с коллегами по службе.

У каждой лошади свой характер, так же как у собаки и человека. Подходящее животное вливается в коллектив также быстро и успешно, как и социально ориентированный сотрудник. Только в отличие от людей, где к человеку первым присматривается менеджер по персоналу, лошадь первым оценивает опытный тренер и наездник с большим стажем, сотрудник конного подразделения полиции особого назначения. Лошадь проходит через полноценный кастинг — собственно, как и претенденты на службу в полиции из собачьего сословия. Экзамены не менее строги, чем отбор представителей Homo Sapiens на должность топ-менеджера. Но различие в том и состоит, что двухмесячный испытательный срок — минимум по два часа в день — не допускает компромиссов: если с животным в течение этого периода не удалось договориться, значит, оно не подходит. При положительном результате с заводчиком или посредником заключается договор, юридическая сложность которого ничуть не меньше, чем при покупке недвижимости. Животное в сфере юриспруденции считается имуществом, а в жизни — существом с особенностями характера, к которым нужно приспосабливаться.

К соискателям от популяции животного мира предъявляется весьма жесткий спрос — стрессоустойчивость, отсутствие страха при пальбе или метании тяжелых предметов с возможными последствиями — от разбитых стекол до огня, пожара, воя сигнальной сирены полицейских, пожарных и машин скорой помощи. При особо многочисленных демонстрациях не исключены экстремальные финалы, а призвать к порядку и привести экзальтированных людей в норму можно подчас лишь радикальными мерами. Находятся «шутники и смельчаки», что нынче не редкость, размахивающие перед лошадиными мордами знаменами или зонтами. Естественно, их приводят в чувство, но полицейские в таких ситуациях должны быть уверены в уравновешенности и невозмутимости лошади, которая при разрыве дымовой шашке не понесет наездника, куда глаза глядят, что угрожает жизни уже обоих, не говоря об окружающих.

Громкие политические акции всегда проходят в густонаселенных районах городов с наибольшим привлечением участников, сочувствующих и прохожих. Непредсказуемое поведение лошади может обернуться трагедией для ни в чем неповинных людей, случайно оказавшихся на пути шокированного животного.

Подготовка лошади к службе — трудоемкий процесс

Подготовка лошади — очень дорогое удовольствие и трудоемкий процесс, рассчитанный на долгих семь лет. Поэтому лошади при «приеме на работу» уже должны быть обучены приемам полицейской работы — о чем заботятся заводчики. Полиция не в состоянии тратить семь лет и набирать столь многочисленный штат. По этой причине вступительный возраст лошади — не младше пяти и не старше семи лет — самый оптимальный для установления контакта с будущим напарником. Дальнейшие два года доработки в полиции посвящены только обучению конкретным  навыкам и приобретению тесного контакта практически на ментальном уровне — по взгляду, поглаживанию, похлопыванию рукой по корпусу. Лошади прививают служебную сноровку с созданием идентичных настоящим обстоятельств — стрельбой, огнем, шумовыми эффектами, размахиванием больших предметов перед мордой — например, знаменем во время демонстраций. Долгие годы совместной работы заставляют животное приноравливаться к привычкам своего наездника, от доброй воли которого и зависит благополучие лошади.

Установка к постоянному партнерству регламентирована, как и при работе с собаками — у лошади свой покровитель и наездник, подвергающийся не менее строгому вступительному экзамену, чем его четвероногий подопечный. Говоря профессиональным языком, пара «лошадь — полицейский-наездник» — команда (Team), функционирующая в соответствии со своим внутренним кодексом. У каждого наездника свой вес, своя манера езды, свои привычки и предпочтения, даже несмотря на устав и централизованное управление — полиция, все же, не элитный скаковой клуб, а государственный правоохранительный орган, в котором, тем не менее, работают люди, а не киборги.

Функция полицейского-наездника основывается на собственном волеизъявлении офицера, а не подлежит рекрутскому набору. Мало того, что не каждый полицейский профессионально держится в седле, не каждый в принципе может найти общий язык с лошадью. Что определяется особым мировоззрением, взаимопониманием с животными и полном доверии четвероногого коллеги к человеку. Специальные служебные навыки лошади прививают в период обучения к хождению под седлом и подчинения ее воли наезднику. И обязательно с шорами на глазах — это профессиональное требование — чтобы лошадь не отвлекалась на сопутствующие внешние элементы и не боялась случайных помех. Так, шаг за шагом, животное привыкает к указаниям и командам, но чаще не голосовым — фундаментальное отличие от собаки-полицейского, а по направлению и силе натяжения упряжи.

Каждому заданию соответствует свой комплекс силовых движений, сопровождаемый короткой командой — от перехода с шага на галоп или рысь до взятия барьера и преодоления рва с водой. Конная полиция часто работает на пересеченной местности, где не исключены естественные препятствия, взять которые может только с тренированной и обученной лошадью. Альянс в рабочих отношениях возможен при абсолютном подчинении и безусловном доверии лошади к человеку, которым нельзя злоупотреблять. Предательства лошади не прощают никогда.

Животные, как и люди, заслуживают уважения в старости

Лошадям свойственно болеть, как и всем живым существам: и желудочные колики у них случаются, и больные зубы, и подвернутая нога, и простуды, и возрастной артроз. На этот случай предусмотрена мгновенная помощь контрактного ветеринара. Но самое отвратительное, когда не поддающиеся приказам полиции разбушевавшиеся «повстанцы» при массовых организованных акциях сознательно причиняют лошадям телесные повреждения или нападают со злостными намерениями. Скажем, при ограждении конной полицией определенного пространства всегда найдутся неадекваты, демонстрирующие «гордость и свободолюбие» — и камнями могут запустить, и бутылками, и ударить животное металлическими прутьями. Конечно, подобные акции моментально пресекаются, но лошадь не в состоянии в отличие от собаки постоять сама за себя. Провокатор может быть приговорен к наказанию от высокого штрафа вплоть до лишения свободы. По закону речь идет о преднамеренной порчи государственного имущества, а по-человечески — нет большей подлости, чем из-за угла напасть на доброе существо, не способное причинить кому-либо боль.

Лошади страдают также как и люди — пострадавшая или тяжело заболевшая лошадь не может далее оставаться на службе — тогда она продается в частные руки или отправляется на пенсию. Лошади живут, как правило, до 32-35 лет, а при хорошем состоянии здоровья служат в полиции до 23-25 лет, после чего уходит на заслуженный отдых в так называемый приют милосердия для животных — Gnadenhof, где после длительного трудового пути доживают в мире и спокойствии цирковые, армейские и полицейские животные, верой и правдой, пока были силы и здоровье, служившие людям.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!