В нашем Евродоме

Автор:

В номере: 2014

© stockWERK - Fotolia.com

Итоги выборов в Европарламент 

Сейчас можно подвести итоги выборов в Европарламент от 22-25 мая сего года. В 28 странах Европейского союза (ЕС) 400 миллионов избирателей были приглашены отдать свой голос за евродепутатов. Выборы не принесли особых неожиданностей и не привели к кардинальному изменению европейского баланса. Хотя ещё раз проявились тенденции, уже давно заметные на европейском небосводе.

Выборы проходили блоками: зеленые, левые, народные партии, социал-демократы, национальные и националистические партии. Уровень участия в голосовании в среднем по ЕС составил 43,09%, в Германии — 47,3% избирателей, обычные цифры для этих выборов. В Германии выборы проходили по новой системе, благоприятствующей малым партиям с небольшим электоратом. Новая система впервые в истории дала депутатские евромандаты партиям «Пираты», NPD, «Партия защиты семьи», «Свободные избиратели», «Партия защиты животных» и партии с простым названием «Партия».

Самые крупные партийные блоки собрали (по убывающей) народные партии, среди них и наши CDU/CSU, социал-демократы, либералы, зеленые, консерваторы, левые. Выборы усилили левый и правый край политического спектра. Во Франции первое место занял национальный фронт Мари ле Пен, в Великобритании — «Партия Независимости Великобритании», националистически-популистские партии прибавили голосов и в других странах ЕС: Дании, Австрии, Венгрии, Италии. В Испании и Греции число своих депутатов смогли увеличить левые радикалы. Всё же, погоду в парламенте будут делать прежние игроки, это солидные народные партии в негласной коалиции и социал-демократами и союзниками поменьше. Так что в Европарламенте всё останется по-старому, существенная прибавка числа депутатов от националистов в популистов, скорее, не скажется на работе Европарламента. Прирост голосов имеет, скорее, значение индикатора народных настроений в каждой отдельной стране. Правда, после событий на Украине надо делать оговорку, если всё останется в парламентском русле,  вопросы будут решаться путем голосования в парламенте, а не криками на площадях.

Англичане, как обычно, беспокоятся о своем фунте стерлингов, репутации мирового финансового центра, равноудаленности от Европы и особой близости к США. Как обычно, они опасаются немецкого превосходства и гегемонизма, посему большинство голосов в Великобритании получала самая евро-критичная партия. Примерно такой же расклад сил во Франции. До сих пор сотрясаемые кризисом страны южной Европы сделали выбор в пользу левых. Денег у левых, несмотря на все пламенные призывы и обещания, нет, нет и станка для печатания денег. Лозунгами сыт не будешь, поэтому не так страшно.

Остальные государства поменьше чётко знают, что одни они не устоят в этом мире, с большими странами конкурировать на равных не могут, поэтому там всё спокойней. Евросоюз с его мощнейшим финансовым и торговым зонтиком пользуется уважением небольших стран ЕС. Ведь это почти 500 миллионов жителей, развитая, диверсифицированная экономика, на сегодняшний день самое мощное в мире единое экономическое пространство. Этим фактором совместного выживания своего государства в окружении дружественных еврососедей не бросаются, поэтому распад ЕС под давлением правых или левых популистов не представляется реальным. ЕС может распасться на составные части, как и любая другая организация, но только под грузом собственных ошибок и нетерпимого для прочих стран гегемонизма одной страны или небольшой группы стран. Пока таких признаков нет. Определённый успех националистов и популистов объясняется естественными реакциями на невиданный в истории эксперимент по объединению Европы, о нём надо задуматься, но не драматизировать.

Большее беспокойство вызывает появление новых и уже с успехом опробованных в Каире в 2011 году и в Киеве в 2014 году технологий свержения законного правительства. И в Европе у некоторых небольших, агрессивных и хорошо организованных групп может возникнуть искушение повторитьудачный опыт других. Некоторая слабость ЕС кроется в сложности механизмов его функционирования. Дисбаланс тонко отрегулированной системы может вызвать нежелательные лавинные процессы. Европа не имеет права опять впасть во времена узких национализмов и желаний непременно поживиться за счёт соседа. На южном фланге Европы — неспокойные арабские соседи, на восточном фланге — украинский конфликт, на южном фланге — не вполне спокойная Турция султановидного премьера Эрдогана. Вызовов много, никто в Европе не в состоянии решать их  в одиночку. Это ясно и популистам, никто из них не призывает ликвидировать ЕС.

На сегодняшний день наиболее опасны для ЕС кризис на Украине, возможная независимость Каталонии от Испании и Шотландии от Англии, национальные устремления венгров. Здесь Европарламент становится уникальной площадкой решения всех спорных вопросов с привлечением националистов из качающихся государств. Роль Европарламента растёт от выборов к выборам — и это хорошо.

Следующим важным шагом станет выбор нового главы еврокомиссии, которая играет роль своего рода усечённого европравительства. При назначении на этот важный пост весомый голос в пользу «своего» кандидата люксембуржца Ж.К. Юнкера возвысила канцлер Германии А. Меркель. Скорее, голос самого важного и мощного члена ЕС будет услышан, Ж.К. Юнкер имеет предпочтительные шансы стать следующим еврошефом. Здесь проявился известный перекос сил в пользу самого мощного государства ЕС — Германии, что вызывает скрытое недовольство других членов ЕС. Единству ЕС это пока не грозит.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!