Спасение утопающих

Автор:

В номере: 2013

© puckillustrations - Fotolia.com

Евросоюз вводит на своих внешних границах новую, ужесточенную систему пограничного контроля. Она направлена, в первую очередь, на выявление нелегальных мигрантов. Тот факт, что буквально накануне заседания Европарламента в Страсбурге, где должна была быть принята новая система охраны внешних границ ЕС, неподалеку от итальянского острова Лампедуза одно за другим затонули два судна, унеся с собой на дно Средиземного моря сотни жизней нелегальных мигрантов из Африки – чистое совпадение. Однако эта трагедия лишь придала особую, мрачную эмоциональную окраску заседанию европейского законодательного органа.

Проект системы Eurosur (за этим акронимом скрывается довольно прозаическое название European Border Surveillance System или, в переводе, «Европейская система пограннадзора») был принят подавляющим большинством голосов. Он рассчитан на три ступени, предполагающие координацию и сведение в единую сеть национальных погранслужб стран ЕС под эгидой общеевропейского агентства Frontex. Программа, которую готовили с 2011 года, предполагает достижение трех целей: снижение количества нелегальных мигрантов в Европе, снижение количества смертей этих самых нелегальных мигрантов в открытом море и усиление борьбы с бандами контрабандистов, которые опять же этих нелегалов в Европу доставляют.

Дело техники?

В качестве первого шага на пути к исполнению этой программы все национальные пограничные службы стран-членов ЕС будут объединены в единую сеть, что означает не только полный обмен любой информацией, но и создание координационных центров на государственном уровне. Договоренность об этом была достигнута, невзирая на определенные опасения, связанные с поведением болгарских и румынских коллег – эти страны считаются в Евросоюзе наиболее коррумпированными, поэтому тамошним коллегам попросту не доверяют и стараются без нужды их к закрытым файлам не подпускать. Тем не менее, общая информационная сеть весьма важна: например, она позволит оперативно реагировать, если в пределах европейских территориальных вод опять начнет тонуть какой-нибудь баркас, доверху набитый африканскими нелегалами.

Следующий этап – усиление слежения по всему периметру европейских границ (не только морских). Тут вступает в дело новейшая техника – Евросоюз выделил средства на закупку беспилотников и даже нескольких спутников, которые должны быть выведены на геостационарные орбиты таким образом, чтобы денно и нощно иметь все пограничное пространство «в объективе». И напоследок – сеть Eurosur должна будет сама себя окупать – ее ресурсы будут использованы для того, чтобы отслеживать передвижение косяков промысловой рыбы, наводить на них рыбаков, а заодно – следить за ситуацией в пределах территориальных вод стран Европы на случай какой-либо катастрофы.

Конечно, от принятия решения до его исполнения – путь неблизкий, однако европейцы торопятся: старт программе будет дан уже в конце этого года, а ее вывод на полную мощность планируется в середине 2014. После этого на поддержку работы Eurosur до 2020 года Евросоюз раскошелился сразу на четверть миллиарда евро – к концу этого периода нужно будет подбить итоги и понять – эффективна эта система или нет.

Как быть?

Примечательно, что одновременно с решением о выделении денег на новую следящую систему, Еврокомиссия пообещала итальянскому правительству 30 млрд. евро на то, чтобы хоть как-то обустроить и обезопасить рвущихся туда тысячами нелегальных беженцев. Двойная катастрофа у берегов Лампедузы – это всего лишь самая громкая часть той гигантской трагедии, которая год за годом разворачивается на южных морских рубежах Европы. Нелегалы из Конго и Сенегала, из Алжира и Эфиопии рвутся сюда всеми правдами и неправдами, попадают в настоящее рабство к контрабандистам, расстаются с последними сбережениями и с жизнью. До сих пор Европа пребывала в бездействии и в растерянности. Проблема заключается в том, что общеевропейские принципы обращения с беженцами – это всего лишь принципы, директивные направления, не обязательные для каждой отдельной страны ЕС. В то время как попытка общих действий немедленно входит в конфликт сразу с двумя фундаментальными основами суверенитета каждой европейской страны – охраной собственных границ, а также национальной программой работы с мигрантами (как легальными, так и нелегальными).

Все это привело уже сейчас к тому, что страны Северной Европы буквально разругались со своими южными соседями по Евросоюзу: последним приходится непосредственно иметь дело с потоком нелегалов из Африки и с Ближнего Востока — они требуют помощи, а более благополучные «северяне» считают, что они и так уже помогают достаточно. В данный момент беженцы распределяются по ЕС в соответствии с так называемым соглашением «Дублин-II», смысл которого заключается в следующем – беженцы должны подавать прошение о предоставлении убежища в той стране, в которую они «прибежали». Наибольшее количество беженцев, по словам представителей стран Южной Европы, попадает сейчас именно туда — в Испанию, Италию, Грецию и на Мальту. На основании этого соглашения, здесь они и должны оставаться, а тех, кто двигается дальше – в Германию, во Францию, в Скандинавию – просто отлавливают и отправляют обратно на юг.

Естественно, что и без того измученные кризисом испанцы с итальянцами и греками (а тем паче – мальтийцы, у которых на острове, чего доброго, может скопиться больше нелегалов, чем жителей) этим крайне недовольны. Они требуют не только материальной помощи, но и распределения прибывающих по другим, более благополучным на данный момент европейским странам. Лидеры последних, памятуя о собственных избирателях, отбиваются руками и ногами, жонглируют цифрами и ни в какую не желают пересматривать пресловутое дублинское соглашение.

Что касается цифр – то и с ними не все гладко. Статистика по беженцам, постоянно публикуемая Евростатом, в самом деле показывает весьма неравномерную картину. Так, в целом по ЕС количество соискателей убежища увеличилось во втором квартале 2013 года скачкообразно – сразу на 50% (более 100 тыс. заявлений). Однако при этом получается, что наибольший прирост беженцев приходится вовсе не на юг Европы, а на северо-восток: на Германию, Венгрию, Болгарию и Польшу. То есть большинство нелегалов достигают европейских пределов не через Средиземное море, а через Россию (в особенности это относится к чеченцам), Украину и Косово. Беженцы, пересекающие Средиземноморье, в основном прибывают из Восточной Африки. Что же касается жалоб итальянцев на якобы огромное количество сирийцев – Евростат этого не подтверждает: по сведениям европейского статистического агентства, подтвержденным цифрами, предоставленными ООН, 97% из 2,14 млн. сирийцев, убежавших из страны, остаются поблизости от ее границ. В Европу до сих пор прибыли лишь порядка 35 тыс. сирийских беженцев, причем они стараются, в первую очередь, попасть в Швецию (она приняла около 7 тыс. сирийцев) и Болгарию.

На эти цифры у итальянцев четкого ответа нет, однако им, да и всем европейцам, понятно одно: поток нелегалов, резко увеличившийся за последние пару лет, может и в самом деле захлестнуть Европу и быстро «сожрать» все выделенные ресурсы. И что тогда делать с переполненными лагерями и обездоленными людьми — совершенно непонятно. Система Eurosur, при всей ее высокой технологичности, в состоянии лишь обнаружить те или иные группы нелегальных мигрантов. А вот как с ними поступать дальше – у этой проблемы в пределах ЕС пока реального решения нет.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!