Новатор музыки А.Н. Скрябин

Автор:

В номере: 2013

S1

Вы спросите, почему в последнее время пишу преимущественно о музыкантах и композиторах? Просто так получается – ниточка за иголкой тянется. Писал о юбилее С. Рахманинова, ознакомился и с  немецким другом  композитора художником Р. Штерлем. Показалось интересным его представить (следующая статья).  А Штерль был при этом другом и А. Скрябина. И об этом русском композиторе-новаторе прочёл много интересного, которым было жаль не поделиться (настоящая статья). А куда ещё воткнётся путеводная иголка — не знаю.  Но с удовольствием приму подсказку читателя.

В истории музыки Скрябин занимает особое место. Он не только реформировал музыкальный язык, искал и обретал новые формы выражения. Страстный мечтатель, он жил утопической идеей с помощью  музыки, вообще искусства, содействовать созданию нового мира, единения человечества. Углублённый в творческие поиски и философские искания, он прослыл среди современников человеком неординарным, «не от мира сего».

Скрябин и Рахманинов. Вечная дуэль

Родился Александр Николаевич Скрябин в Москве в семье потомственных дворян 25 декабря 1871 года (6 января 1872). Факту рождения именно в Рождество склонный к мистицизму композитор всегда придавал большое значение. Отец сделал дипломатическую карьеру, дослужившись до поста генерального консула России в Турции. Семейной жизни он предпочёл службу, практически постоянно находясь за границей. Ребёнок остался с матерью, но через год после его рождения она скончалась от туберкулёза. Мальчика воспитывала сестра отца. У Александра уже с трёх лет проявились музыкальный интерес и дарования, а в десять, как вспоминает его тётушка Любовь Александровна Скрябина, он услышал «Песнь гондольера» Мендельсона и «Гавот» Баха и тут же без ошибки воспроизвёл оба произведения. Однако серьёзные занятия музыкой наступили позднее.

А сначала, как было принято в дворянстве, в 1882 году его отдали в кадетский корпус в Лефортове. Еще до окончания военного образования параллельно он начал занятия музыкой в знаменитом пансионе Н.С. Зверева. Здесь на некоторое время сошлись пути его и Рахманинова. Сохранилась фотография, запечатлевшая педагога в кругу лучших учеников, среди которых оба будущих великих композитора. За год до окончания кадетского корпуса в 16 лет Александр поступает в консерваторию, которую окончил  одновременно с Сергеем  Рахманиновым в 1892 году.

Талант обоих выпускников был замечен и отмечен золотыми медалями. Но Рахманинову была вручена Большая золотая медаль как обладателю двух дипломов – по классу фортепьяно и композиции, а Скрябин композиторское образование не завершил. Причиной тому явились его разногласия с преподавателем курса свободного сочинения А. Аренским. Профессор придерживался академической классической школы, а ученика уже в те годы влекло к новизне. «Я представляю себе какую-то музыку, совсем не такую, какую сочиняют теперь. В ней будут как будто те же элементы, что и теперь, то есть мелодия, гармония, но всё это будет совершенно иное», — так мечтал студент. И, как увидим, мечты эти он воплотил в своих творениях. А пока, без второго диплома,  при всех дарованиях он имел право только на Малую золотую медаль, обладателем которой и стал. Имена обоих гениальных выпускников выгравированы рядом золотыми буквами на мраморной доске почёта в консерватории.

Затем творческие пути их разошлись. Рахманинов стал ярким представителем романтизма, а Скрябин пошёл своим, новаторским путём. Его относят к символистам. Настолько разные школы и манеры, что  сторонники каждого из композиторов чуть ли не враждовали между собой. И сейчас наткнулся в интернете на форум «Скрябин и Рахманинов. Вечная дуэль». Правда, теперь многие дуэлянты настроены мирно, не высказывают воинственно резких предпочтений одному или другому композитору.

Можно отметить и ещё одну общность судеб. В молодости оба пережили тяжёлый конфликт, наложивший отпечаток на их характеры. Для Рахманинова причиной был провал его Первой симфонии, после которого наступила тяжёлая депрессия, и два года он лечился у известного московского гипнотезёра-психиатра. И Скрябина постиг удар. Он мечтал о карьере виртуоза-пианиста и готовил себя к ней, но ещё в консерватории усиленными тренировками «переиграл» правую руку. Ему пришлось долго восстанавливать её, но полностью безупречно владеть ею он так и не смог. Считают, что этот срыв повлиял на психику композитора.

S2

Первые успехи и волнения

В 1894 году 22-летний музыкант впервые выступил в Санкт-Петербурге с исполнением собственных произведений и был замечен известным меценатом Митрофаном Петровичем Беляевым. Крупный лесопромышленник был увлечён музыкой. Он создал нотное издательство «М.П. Беляев», печатавшее  свою продукцию  в Лейпциге в типографии К. Редера, учредил и финансировал ежегодные премии имени Глинки, организовывал концерты. Поддержка мецената очень помогла молодому композитору. Беляев стал печатать сочинения Скрябина, оплачивая их самыми высокими гонорарами; русские симфонические оркестры включали их в свои программы. Почти ежегодно произведения Скрябина награждались глинкинскими премиями, не без влияния самого мецената. Беляев же субсидировал поездки музыканта за рубеж на лечение и гастроли. Композитор посетил Германию, Швейцарию и Италию.

Во время первой поездки в апреле 1895 года он побывал на курорте Бастай-на-Эльбе под Дрезденом. Конечно, отдыха без музыки для него не существовало, он продолжает писать, и  время это отмечено появлением одного из самых чудесных его произведений – Прелюдии №1. Кроме того, создаёт он много музыкальных эскизов. В мае композитор отправился в Гейдельберг на консультацию к всемирно известному невропатологу Вильгельму Эрбу, который руководил университетской кафедрой нервных болезней.  Правая рука всё болела, что вызывало подавленное состояние молодого пианиста. Под влиянием этих настроений создана Первая соната  op. 6, завершающаяся Похоронным маршем. Но, о, радость! Лечение у великого светилы помогло, кисть обрела подвижность.

И в Гейдельберге композитор продолжает сочинять. Буквально за несколько дней им написано несколько замечательных фортепьянных произведений. «Я не ленюсь и времени зря не теряю», — сообщает он М.П. Беляеву. В середине мая по рекомендации В. Эрба А. Скрябин отправляется для продолжения лечения в Швейцарию. Оттуда переезд в Италию, где в Генуе к нему присоединился М.П. Беляев. В августе вместе они вернулись в Москву. По дороге задержались в Берлине, чтобы присутствовать на Международном конкурсе пианистов и композиторов имени Антона Рубинштейна. В концертах участвовали в том числе и сокурсники А. Скрябина по Московской консерватории И. Левин и Ф. Кенеман.

Следующее посещение столицы Германии состоялось в 1896 году во время первой гастрольной поездки музыканта по городам Европы.  Помимо Берлина он выступал в Париже, Брюсселе, Гааге, Амстердаме, Кёльне, Риме. Всюду ему был оказан восторженный приём. Один из французских рецензентов писал о 24-летнем музыканте: «Скрябин! Запомните это имя! Оно ещё прозвучит в веках!» Рецензент не ошибся.

Женитьба

В том же году произошло  важное событие в жизни композитора – женитьба на Вере Ивановне Исакович. Брак оказался неудачным, хотя в семье появилось четверо детей. Женился Александр Николаевич без большой любви. Просто он был слишком увлекающимся юношей, имел много «пассий», и тётушка вознамерилась упорядочить его жизнь, скрепив её семейными узами. Вера Ивановна была талантливой пианисткой, окончила консерваторию с золотой медалью. Она много помогала мужу, выступала с исполнением его произведений. Но музой-вдохновительницей для него не стала, и через несколько лет брак распался.

Профессор музыки и философ 

В возрасте 26 лет Скрябин принял приглашение своего учителя В.И. Сафонова, ставшего к тому времени директором  Московской консерватории, занять должность профессора фортепьянного класса. Студенты запомнили «молодого профессора, всегда элегантно одетого, изящного… Постоянно выдержанного, предупредительного, с несколько странным, не то затуманенным, не то куда-то уходящим взглядом». Любопытно заметить, что одновременно с ним на другую вакантную должность был приглашён профессор Франкфуртской консерватории Джеймс Кваст.

Имя Скрябина приобретает всё большую известность. В 1899 году поклонник композитора философ С.Н. Трубецкой даёт такую оценку 27-летнему композитору: «Господин Скрябин успел уже заявить себя истинным мастером фортепьянного стиля, какого ещё не знала русская музыка… В лице Скрябина мы имеем первого самобытного русского композитора, владеющего фортепьянным стилем, который так соответствует общему, чисто лирическому настроению его музыки…» Надо сказать, что Скрябин, за исключением концертов ранней молодости, когда он был увлечён Шопеном и исполнял его, всегда играл только свои произведения. Для него музыка стала выражением философии, чем-то снизошедшим свыше.

Начало века в России  — серебряный век искусства. Ломка традиций, поиски новых путей, появление самых разных течений и направлений. Скрябину ближе всего стал символизм. Искусство символисты понимают как  магию, а художника – как пророка, соучастника продолжающегося божественного творения мира. Композитор сближается с философом Сергеем Николаевичем Трубецким, становится членом московского Философского общества. Изучает труды Владимира Соловьёва, Елены Блаватской, восточные религиозные учения. Знакомится с немецкой философией. «С удовольствием  и  чрезвычайной лёгкостью читаю книгу Куно Фишера («История философии»). Хочу прочитать все тома», — пишет он в одном письме. В другом рекомендует своей ученице «как можно скорее усвоить Канта и познакомиться немного с Фихте, Шеллингом и Гегелем… Приобретите историю новой философии Иберверга – Гейнце… С Кантом Вы можете познакомиться по Куно Фишер. Когда всё это усвоите, мне легко будет заниматься с Вами, и Вы скоро воспримете моё ученье». А состояло это ученье в том, что музыка воспринимается не просто как сочетание звуков, а некое откровение, низошедшее свыше, откровение, которое трудно высказать словами, но можно выразить лишь музыкой: «Многие мистические ощущения нельзя сказать в словах, но музыкой они передаются».

Новатор-симфонист

Скрябин много сочиняет. Поначалу – это прелюдии, сонаты, фортепьянные концерты. Но в 27 лет он чувствует потребность обратиться к оркестру. В 1899- 1900 годах он пишет Первую симфонию, в которой намечается отход от принятых музыкальных традиций. Это грандиозное шестичасовое произведение. Традиционный четырёхчастный цикл расширен до шести частей, в финал вводятся хор и солисты. Исполняемые тексты написаны самим композитором, не лишённым поэтического дара. Например: «О, дивный образ Божества,/ Гармоний чистое искусство!/ Хвалу восторженного чувства/ Приносим мы./ Ты праздник, ты отдохновенье,/ Ты жизни светлая мечта,/ Как дар приносишь людям ты/ Свои волшебные виденья». И в заключение: «Придите, все народы мира,/ Искусству славу воспоём!» Основная философская идея симфонии – искусство способно оказывать огромное нравственное воздействие на людей и объединять их. Первое исполнение состоялось в Петербурге в ноябре 1900 года под управлением А.К. Лядова. А через несколько месяцев премьерой в Москве с большим энтузиазмом дирижировал В.И. Сафонов. Рассказывают, что при выходе к пульту он, потрясая партитурой, воскликнул: «Вот новая библия!»

Идеи, заложенные в Первой симфонии, композитор развивал всю жизнь в последующих своих творениях. Во Второй симфонии, законченной через  год, разрыв с устоявшимися традициями становится ещё более явным, что вызывает резкие оценки. Аренский писал Танееву, что вместо «симфония» на афише следовало бы написать «какафония». И другие музыкальные критики находили в симфонии «необычайно дикие гармонии». Даже Лядов, который, в конце концов, оценил произведение, при первом ознакомлении возмущался: «После Скрябина – Вагнер превратился в грудного младенца со сладким лепетом».

Новое философское осмысление мира находит  всё более глубокое отражение в музыке. Следующая Третья симфония, над которой Скрябин напряжённо и увлечённо работал в 1903-1904 годах, названа им «Божественная поэма». В ней он стремится передать эволюцию человеческого духа, воплотить свою доктрину «магического Универсума». Могущество звучания создаёт четвертной состав оркестра. Премьера состоялась весной 1905 года в Париже. Дирижёр — всемирно известный Артур Никиш. Это исполнение ещё больше укрепило признание Скрябина в Европе. На следующий год «Божественная поэма» была исполнена в России. И здесь восторженный приём. Критик А. Оссовский вспоминал: «Симфония произвела ошеломляющее, грандиозное действие… Нам казалось, что Скрябин этим произведением возвещает новую эру… Между нами было неоспоримо решено: Скрябин – гений и вождь».

Продолжение в следующем номере.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!