Хорватия вступила в Евросоюз

Автор:

В номере: 2013

© photoman120 - Fotolia.com

С 1 июля 2013 года Евросоюз в очередной раз расширился — 28-м членом Объединенной Европы стала Хорватия. Вступление новой страны, с одной стороны, дало надежду на новый импульс развития, с другой — вызвало у некоторых европейцев серьезную обеспокоенность.

В 2007 году, когда ЕС в очередной раз пополнился новыми членами — в него вступили Болгария и Румыния — лидеры Сообщества приняли решение о том, что теперь есть смысл взять временную паузу. На вступление в Евросоюз государств-кандидатов был наложен мораторий: мол, нам бы сначала с нынешними новичками разобраться, а потом уж думать о следующих. Когда же подоспел мировой, а потом — сугубо европейский финансовый и экономический кризис, то многим показалось, что Объединенная Европа, по крайней мере, на данном историческом этапе, достигла пределов своего роста. Странам, желающим вступить в ЕС, предлагалось максимум заключить договор об ассоциации — так поступили, в частности, с Турцией, Украиной, Молдовой и Сербией. Менее вероятным кандидатам вообще обещали лишь переговоры с неопределенным исходом.

Теперь же все вдруг в одночасье изменилось. Кризис в Европе еще не завершился, однако уверенность в том, что он в скором времени закончится, уже появилась — и европейцы вновь открыли двери своего «общего дома»: как известно, в ноябре на саммите так называемого «Восточного партнерства» в Риге сразу две страны должны подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом — и если в отношении Украины на этот счет имеются весьма серьезные сомнения, то Молдавия считается стопроцентным кандидатом. Что же касается Хорватии, то в ночь с воскресенья на понедельник, в первый июльский день 2013 года она стала двадцать восьмым полноправным членом ЕС. Мораторий завершился, и в Европе теперь даже заговорили о том, что ближайшим следующим кандидатом является Сербия.

Ложка дегтя к празднику

На площади Желасич в Загребе в течение целой недели готовились к большому празднику, посвященному присоединению Хорватии к Евросоюзу. Была возведена огромная сцена, поставлены трибуны для высоких гостей — и сами жители хорватской столицы, похоже, проявляют немалый энтузиазм по поводу того, что они отныне становятся гражданами общеевропейского дома. В первую очередь, этому рады молодые люди. «Это очень хорошо, что мы станем членами Евросоюза, — делится с журналистами студентка, сидящая за столиком одного из здешних кафе. — Это лучшее, что могло произойти с Хорватией. Столько возможностей, столько открытых путей!». «Я надеюсь, что многие фирмы из Германии и из других высокоразвитых стран ЕС будут теперь инвестировать в Хорватию, — поддерживает ее солидный господин в костюме, сидящий за соседним столиком. — У нас сейчас гораздо больше людей, получивших хорошее образование, чем рабочих мест для них, а это расточительство».

В последнем он, к сожалению, абсолютно прав: уровень безработицы в Хорватии достигает в данный момент 20%, что же касается молодежной безработицы, то здесь этот показатель просто катастрофичен: более 50%. Лишний повод для лидера хорватского правительства Зорана Милановича потребовать от Европы больше денег для борьбы с молодежной безработицей — что он и сделал на состоявшемся очередном брюссельском саммите ЕС. Впрочем, потребовать-то он потребовал, а вот страны-доноры Евросоюза, похоже, не спешат слишком широко раскрывать свои кошельки: на соответствующую программу было выделено 6 млрд. евро с возможностью расширить этот фонд до 8 млрд., однако это — на всю Европу. В одной только Греции молодежная безработица достигает 53%, в Испании — 64% — сколько из обещанных денег в таких условиях достанется маленькой, новенькой Хорватии?

Очевидно, еще и поэтому особые надежды хорваты возлагают на ФРГ: с Германией эту страну так или иначе связывают особые отношения, именно немцы стали «проводниками» Хорватии в Евросоюз. Многие молодые хорваты прекрасно знают немецкий язык и не случайно, говоря о фирмах-инвесторах из «высокоразвитых европейских стран», господин с портфелем из загребского кафе упомянул в первую очередь именно немецкие компании. По словам Зорана Милановича, в Брюсселе он переговорил с Ангелой Меркель, предлагая ей использовать тот же вариант, который немцы предоставили испанцам: как известно, немецкое правительство объявило о предоставлении около 50 тыс. учебных мест на производстве для испанской молодежи. Если бы хотя бы несколько тысяч таких же мест предоставили еще и молодым хорватам — от этого выиграли бы все, а денег это не стоит.

Неизвестно, что думает на этот счет канцлер Германии, однако она, похоже, в данный момент не слишком довольна своим хорватским коллегой: накануне она подчеркнуто отказалась приехать в Загреб и поучаствовать в празднике вступления Хорватии в Евросоюз. Буквально в последнюю минуту, незадолго перед присоединением к Евросоюзу, хорватский парламент принял закон, возмутивший, в первую очередь, именно Берлин: отныне хорватские граждане, совершившие за рубежом какие-либо преступления до августа 2002 года, не подлежат выдаче в другие страны. Этот закон, похоже, был принят исключительно ради одного-единственного человека: бывшего шефа хорватских спецслужб Йосипа Перковича, объявленного в официальный розыск Федеральным управлением криминалистики Германии за то, что по заданию югославской разведки отдал в 1983 году приказ убить в немецком Вольфратсхаузене близ Мюнхена одного из хорватских диссидентов. Исполнителей немецкая полиция поймала еще тогда, а вот заказчик по-прежнему остается на свободе, несмотря на многочисленные требования немцев о его выдаче для суда.

Так что ничего удивительного нет в том, что Ангела Меркель отказалась посетить загребский праздник — этим демаршем она весьма недвусмысленно передала недовольство немцев своими «протеже». Более того, по словам хорватского политолога Бозо Скоко, многие хорваты с ней вполне солидарны — они не понимают, почему социал-демократическое правительство их страны столь упорно защищает преступника, совершившего свое преступление во времена коммунистического правления, и даже идет ради него на открытый конфликт с ведущей страной Евросоюза. «На самом деле, речь идет не только о Перковиче, как таковом, — считает профессор политологии из Загреба. — Мы все отлично помним, что канцлер Германии много раз открыто критиковала хорватские госучреждения за создаваемый ими неблагоприятный инвестиционный климат и за засилье бюрократии. Дело Перковича — это всего лишь точка над i».

Кому выгоднее?

На самом деле, тот факт, что Хорватия стала новым, 28-м членом ЕС, вызывает энтузиазм далеко не у всех. Критики считают эту страну не только политически, но и экономически не слишком-то готовой для такого шага. С другой стороны, по мнению многих хорватов, от вступления их страны в Евросоюз выигрывают в первую очередь, сами страны ЕС — и прежде всего, Германия.

В самом деле — готова Хорватия к Европе или она, скорее, превратится в очередного «трудного ребенка ЕС», как превратились до нее Болгария и Румыния? Не придется ли тому же немецкому налогоплательщику в очередной раз оплачивать политические амбиции брюссельских чиновников? Тот, кто захочет задать эти вопросы сегодня в Загребе, в ответ получит, в лучшем случае, непонимающие взгляды.

Сандра Свалек, одна из ведущих экономистов Хорватии, подобными подозрениями попросту возмущена: «Нынешние члены Евросоюза от вступления Хорватии получат больше выгоды, чем сама Хорватия, — заявляет она и приводит пример. — Наша страна должна теперь, согласно договору, соответствовать европейским стандартам чистоты окружающей среды. Это требует огромных инвестиций, например, в области очистных сооружений. У нас соответствующих технологий просто нет, а это значит — Хорватия в этом вопросе «завязана» на другие страны Евросоюза, на немецкие и другие иностранные компании. Они должны обеспечить Хорватию нужными постройками, а значит — они заработают здесь немалые деньги. Выгода налицо».

Впрочем, госпожа Свалек признает и то, что Хорватия застряла в глубоком кризисе. Пять лет подряд продолжается стагнация, рост экономики — нулевой. Хорватский консервативный политик Андрей Пленкович, который отныне будет представлять свою страну и свою партию в Европарламенте, тем не менее, считает, что процесс реформирования хорватской экономики — на правильном пути. «Наши реформы продолжаются вот уже 20 лет, — подчеркивает он, — и теперь мы вступаем в ЕС как стабильная страна с потенциалом, немалую часть которого составляют отлично обученная рабочая сила. Кроме того, мы — страна средиземноморская. Наш прекрасный адриатический берег — не только аттракцион для туристов, это еще и целый культурный мир, который мы приносим с собой в Европу».

Увы, но скептики, сомневающиеся в полезности вступления Хорватии в ЕС, склонны говорить не столько о потенциальных обученных рабочих руках и уж совсем не о культурном мире Адриатического побережья, сколько о вещах гораздо более насущных. К примеру, эксперт по вопросам борьбы с коррупцией Зорислав Петрович, руководитель загребского отделения международной организации Transparency International, настроен более пессимистично. По его словам, Хорватия в последние годы серьезно продвинулась в подавлении коррупционных явлений, однако в данный момент есть опасность того, что со вступлением в ЕС этот процесс, как минимум, замедлится — мол, мы добились своего, теперь можно и передохнуть. Петрович считает, что страны ЕС и, в первую очередь, Германия, должны оказать в этом отношении давление на хорватское правительство: «Евросоюз должен каким-то образом и дальше следить за развитием событий и требовать от хорватских официальных органов продолжать улучшение системы. Если этого не произойдет, я опасаюсь, что все реформы просто встанут или, в худшем случае, пойдут в обратную сторону».

Впрочем, давешняя студентка из загребского кафе, невзирая на многомудрые опасения специалистов, по-прежнему остается в приподнятом настроении. Иванна Кордич вот-вот сдаст экзамен на звание юриста, специализируется на европейском праве и успела даже победить в нескольких профильных конкурсах Евросоюза. «Я в целом считаю, что объединенная Европа — это благо», — заявляет она. А уж как воспользуется своим вступлением в эту объединенную Европу Хорватия — покажет время. «Мы же все родом из бывшей Югославии, у нас — военное прошлое, — говорит она, — в Европе у нас больше шансов на излечение от ран, нанесенных войной. И мы знаем, как можно довести ситуацию до полной неуправляемости — а значит, мы научились подобного избегать. Мы несем в Евросоюз наш собственный опыт».

Ее сосед, почтенный господин в костюме и с портфелем, банкир Иван Зринский, с ней вполне согласен. По его словам, «Хорватия хочет учиться, работать, развиваться, но нам нужен небольшой импульс снаружи — и я надеюсь, мы его сейчас как раз и получим».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!