Журналист в Германии — мирная профессия

Автор:

В номере: 2013

Foto: © wellphoto — Fotolia.com

Пятая статья Конституции Германии заявляет о свободе прессы, гарантирует журналистам беспрепятственный доступ к источнику информации и обеспечивает подачу материла без каких-либо цензурных купюр, связанных с политкорректностью. Основное назначение прессы в Германии — сотрудничество с тремя государственными властями: законодательной, исполнительной и судебной, одновременный контроль и создание между ними законодательного равновесия.

Профессия журналиста в отличие от профессии врача или юриста не требует сертифицированного диплома, дающего право к исполнению профессиональных обязанностей. И все же современные реалии медиапространства Германии предъявляют к представителям прессы свои требования, основанные на владении особыми профессиональными навыками. И в прошлом, и в наши дни журналист в Германии — это профессия, не защищенная законодательно. Более того, нет формально прописанного порядка приобретения специальности. То есть фактически каждый может назвать себя журналистом и приступить к работе, несмотря на то, что занятие этой профессией связано с огромной ответственностью перед обществом. Поэтому она и называется «четвертой властью».
В этой статье мы затронем тему «Журналист по аккредитации Бундесвера». Тема, казалось бы, обычная и, вместе с тем, особенная. Прежде всего потому, что журналистика относится в Германии к гражданской профессии, никоим образом не связанной ни с армией, ни с военным порядком. Положение журналиста, получившего аккредитацию для проведения репортажей, интервью, фото— или видеосъемок в армии ФРГ, имеет отличный от других стран статус — гражданское лицо. Мы не говорим об офицерах Бундесвера, исполняющих функции журналиста — в этом случае действуют военные и уставные инструкции. Мы имеем в виду свободных журналистов или наемных сотрудников, отправляющихся в Бундесвер по заданию цивильных медийных структур.

Журналист — гражданское лицо
Как заявил в интервью подполковник главного земельного штаба Бундесвера Гессена господин Вольф Теа фон Рабенау (Wolf Teja von Rabenau): «Ни при каких обстоятельствах представитель прессы, находящийся даже в расположении военного лагеря, имей он в руках блокнот, диктофон, фото— или видеокамеру, не является участником военных действий». Статус журналиста, допущенного для работы в пределы Бундесвера, остается гражданским. «Наверное, — как заметил господин фон Рабенау, — мы можем быть счастливы и гордиться положением журналистов в Германии, гарантирующим им охрану Бундесвера во время работы по аккредитации, но только на условиях сторонних наблюдателей. Бундесвер — идеальный социум для журналистов».
Человеческая жизнь не может быть оценена в условных единицах в зависимости от исполняемой профессии, количества нулей в банковском счете или общественного положения. Поэтому Бундесвер, осознавая ответственность при кооперации с журналистами, не интегрирует их в свои ряды по сравнению с армией России, США и Великобритании, а лишь допускает присутствие, требуя неукоснительного соблюдения инструкций по технике безопасности и полного подчинения приказам официального лица. Как правило, им является назначенный командиром офицер, взявший на себя ответственность за жизнь и здоровье репортеров и представителей прессы.
И не важно, с каким заданием прибыл журналист: интервью, репортаж с места событий, видеосюжет или документальная фотосессия. При любых обстоятельствах обязана соблюдаться одна из важнейших предпосылок: представитель прессы должен быть опознаваемым как гражданское лицо и по внешнему виду кардинально отличаться от военных. Что под этим подразумевается? Если пресс-служба командования Бундесвера в конкретном регионе подтвердила аккредитацию, журналист не только попадает под охрану местного военного подразделения с соблюдением предписанного режима работы и пребывания на базе Бундесвера, но и получает бронежилет и каску, по внешнему виду отличающиеся от военной амуниции. «Согласно уставу офицерам полагается бронежилет цвета оливы. Журналисты получают такой же, но ярко-синего цвета. Именно этой разницей подчеркивается принадлежность сотрудника журналистского цеха к людям мирной профессии». Журналисту или лицу, не имеющему прямого отношения к военным силам, не принесшему присягу, не являющемуся бойцом действующей армии, а также согласно Женевской Конвенции от 1949 года, не разрешается иметь оружие. Кроме того, журналист не проходит специальную военную подготовку, не владеет приемами самообороны и отражения военного нападения.

Журналист не имеет права рисковать своей жизнью
Функции журналистов в Германии сводятся к проведению миротворческой миссии и освещению событий не как участника или активного проводника государственной политики или военной идеологии, а в качестве объективного наблюдателя. Собственно, специфика школы немецкой журналистики и заключается не в собственной оценке происходящего или отражении ситуации в свете личного отношения, а в беспристрастной подаче материала при одном из важнейших допущений — без риска для собственной жизни. При этом каждый случай — отдельный, исключительный, не подпадающий под единую схему или раз и навсегда утвержденную действующую инструкцию.
Каковы же функции командования в отношении аккредитованных представителей прессы? Перед подтверждением аккредитации, не больше, чем на одну неделю, начальник штаба, принимающий окончательное решение, оценивает максимально возможную степень опасности, связанную с угрозой жизни для журналиста. Не исключено, риск перекрывает возможный смысл пребывания корреспондента в расположении военной части. В этом случае ответ командира отрицательный: «Нет! Мы не имеем права ставить на кон жизнь мирного человека, что бы и как он ни написал или отснял с рекламными или пропагандистскими целями, поднимающими престиж конкретной акции или Бундесвера в целом. Жизнь человека дороже!».
Но если предварительная оценка не превышает разумный предел и не сопряжена с опасностью для представителей прессы, журналист получает согласие при условии выполнения предписанных правил поведения. Скажем, в перспективе журналистской деятельности лежит составление отчетов о военных операциях в Косово или Афганистане. Четыре вопроса, четыре исходные точки принятия решения являются определяющими для контингентного командования: ситуация в регионе — местность с активными военными конфликтами закрыта для журналистской аккредитации, безопасность перелета гражданского лица до места дислокации, отсутствие риска при нахождении в лагере, запрет даже случайной причастности корреспондента к военным операциям. Более того, должны быть заранее просчитаны помехи, могущие появиться во время проживания журналиста или группы численностью не более 15 человек в лагере — кто знает, не появится ли у противника мысль захватить одного из корреспондентов в заложники. И тогда вместо выполнения боевой операции воинское подразделение будет брошено на освобождение журналиста. Вы понимаете, какой ловушкой и нечестным компромиссом в этом случае окажется захват работника пера, прибывшего в расположение боевой части с благими намерениями и мирными целями?
Если четыре условия гарантированы к соблюдению и получены четыре ответа «да» — журналист отправляется в путь. Прибыв в означенный пункт отправления, расположенный в милитаристской части ближайшего к месту отлета аэропорта, представитель прессы с первой минуты попадает в распоряжение местного командира. Речь может идти о недельной акции на корабле или проведении репортажа о борьбе с морскими пиратами: корреспондент получает статус VIP-персоны на весь период работы.

Инициатива — не всегда благородное дело
Естественно, журналист или репортер, получившие от редакции конкретное задание, да еще охваченные профессиональной страстью, стремятся за сенсацией и не желают оставаться в обозначенной границами лагеря территории. И если выезд за пределы расположения военной части не грозит непредвиденными осложнениями, в распоряжение корреспондента предоставляется служебный автомобиль с обученным и полностью инструктированным водителем, знающим, что делать и как себя вести. Маршрут разрабатывается заранее, отклонения по просьбе представителя прессы не допускаются. «Но, как известно, мы народ горячий», — поется в известном детском хите. Репортером движет профессиональный азарт — быть первым, принести в СМИ горячий репортаж или шикарные фотографии. Бывали случаи, когда наряду с обязанностью выполнения всех указаний командира представитель журналистского цеха, нарушив инструкции, пытался выйти за границы лагеря и даже, взяв такси, совершал обзорную экскурсию по населенному пункту. Тогда и возникает вопрос: кто несет ответственность, если не в меру интересующийся местной жизнью корреспондент, спровоцировав нежелательный инцидент, окажется в непредвиденной ситуации? Ситуаций может быть сколько угодно: от элементарного «сбился с пути» или забрел в незнакомое место до «взят в заложники». Именно в этом и заключается хитрость врага — найти уязвимое место противника и поставить его в зависимое от себя положение. Естест­венно, попавшего в чрезвычайное положение журналиста не оставят в беде, но претензии, кроме как к себе, предъявлять уже будет некому.
Спасательные мероприятия могут обострить отношения с местными властями и нанести вред дальнейшему пребыванию ограниченного контингента Бундесвера в регионе. Ведь не все военные и служебные мероприятия основаны на проявлении доброй воли и продиктованы стремлением к мирному сосуществованию.

Нарушение условий аккредитации стоит имиджа
Коснемся весьма щекотливой темы. Полномочия журналиста в расположении действующей части Бундесвера оговариваются заранее и ограничиваются как допущением к посещению объектов, так и ограничением полномочий, вплоть до неразглашения служебной информации близким и друзьям, а также согласованием пресс-отчета — статей, фото— или видеосюжета с начальником местной пресс-службы. Армия связана с цензурой, а значит, аккредитованный журналист не имеет права посещать закрытые для допуска помещения, склады или засекреченные объекты. Поэтому и существует секретная часть в расположении лагеря, куда вход разрешен только лицам определенного офицерского состава. Нарушение предписанных инструкций и несоблюдение кодекса поведения журналиста связаны с жесткими, категоричными, но правомерными санкциями — журналист моментально лишается аккредитации, все аудио-, фото— и видеоматериалы безоговорочно изымаются, командировка прерывается, а нарушитель доставляется на большую землю. Далее ему уже предстоят особые разбирательства с командованием штаба — скорей всего стоимость возвращения на Большую Землю, которая обойдется Бундесверу в круглую сумму (место в самолете, услуги пилота, отдельно выделенное сопровождение, предоставление охраны) журналисту придется возвратить. Вы вполне можете представить порядок цифр и жесткость, с какой специальный отдел Бундесвера организует процесс возмещения затрат.
В дальнейшем проявивший перешедшую через край инициативу корреспондент заносится в список персон нон грате (schwarze Liste) и уже более никогда не получит аккредитацию для работы на объектах Бундесвера.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!