П.И. Чайковский и Германия

Автор:

В номере: 2013

Памятник П.И. Чайковскому в г. Клин. Foto: ©law.msu.ru

Имя П.И. Чайковского известно во всем мире. Слава пришла к русскому компо­зитору еще при жизни как на родине, так и за рубежом. В этом разделе статьи поста­раюсь огра­ни­читься расска­зом о призна­нии его в Германии.

Продолжение. Начало в №№ 2 (140), 3 (141)

 

По городам Германии
Чайковский был известен как композитор, но по стечению обстоятельств ему пришлось дирижировать в Большом театре на премьере созданной им оперы «Черевички». Дебют прошел успешно, затем был дан концерт в Петербурге. И в сезон 1887-1888 года он отправился как дирижер в большую гастрольную поездку за рубеж. За четыре месяца посетил с концертами несколько городов Германии, а также Прагу, Париж, Лондон.

Лейпциг
В конце декабря 1887 года музыкант прибыл в Берлин, но через день уже выехал в Лейпциг, где должен был дать свой первый концерт. Вначале маэстро был насторожен. «Меня встретили, — рассказывает он фон Мекк, — с ледяной холодностью, но после первой же части рукоплескания были очень горячие, и так было до самого конца. На другой день было в Liszt-Verein большое торжество в мою честь… Тут уж делали овации на русский лад и преподнесли венок с чрезвычайно лестной надписью на ленте».

Берлин
Не менее успешно прошел и «Большой концерт Чайковского» в берлинской филармонии. Из газетных рецензий: «Полная зала, напряженное внимание и живой успех концерта… доказывают, что у нас нет недостатка в друзьях произведений русского композитора Чайковского». «Он обладает вдохновением… Владеет как старыми, так и новыми формами искусства».

Гамбург
Как-то я рассказывал, что в Гамбурге в центральном фойе филармонии наряду с импозантным монументом Брамса, уроженца города, увидел бюсты музыкантов, чья жизнь или творчество каким-то образом связаны с городом. Среди них Малер, Шнитке и Чайковский. Удивительно было видеть нашего исконно русского композитора в немецкой филармонии. Но ганзейский город по праву чтит его: сюда не раз приезжал Петр Ильич в качестве дирижера, а также как композитор на постановки своих опер.
Первые концерты П.И. Чайковского в Гамбурге состоялись в середине января 1888 года. Он дирижировал во время исполнения его же произведений. «Музыканты относились ко мне, как и в Лейпциге, с величайшей симпатией и даже восторгом… В газетах читаю о себе похвальные отзывы… Пресса ко мне так же симпатична, как и музыканты, и публика».
Но гастроли все больше утомляли музыканта. Не столько выступления, сколько сопряженная с ними необходимость постоянно бывать в обществе, на обедах, приемах, принимать изъявления восхищения его талантом. Он стал делать передышки: уединялся в Любек, Магдебург. Но везде его «доставали» поклонники, желающие пообщаться со знаменитостью, любители автографов. Это угнетало и раздражало. Ностальгия росла, и он уже не мог думать «без трепета, восторга и страстного нетерпения о вожделенном дне возвращения в стократ обожаемую матушку-Русь».
Но впереди еще Прага, Париж, Лондон. Всюду успех. Светские рауты, восторги публики. Утомительно, но ведь это признание не только его музыкального таланта, но и вообще русской музыки, дотоле мало известной на западе. Чайковский хорошо осознавал свою миссию. «Говорю вам совершенно искренне, что я не выдержал и удрал бы домой, — пишет он А.К. Глазунову, — если бы не мысль, что в лице моем чествуется русская музыка вообще…».
Наконец, в марте «триумфальное путешествие по Европе», как назвала турне фон Мекк, закончилось. Поселившись в живописном Фроловском под Клином, Чайковский принимается за работу над новой, Пятой симфонией. Хотя композитор и жалуется на усталость, на снижение творческой энергии, симфония была создана за три месяца: начата в мае и закончена уже к середине августа. Посвящена она И.Ф.Т. Аве-Лаллеману, основателю и руководителю Гамбургского Филармони­ческого общества, видному музыканту и музыкальному общественному деятелю. С ним Чайковский познакомился зимой, во время гастрольной поездки по городам Германии. Аве-Лаллеман безупречно организовал выступления Петра Ильича, присутствовал на всех репетициях, выказал самое доброжелательное отношение к его творчеству. Пятая симфония была исполнена в ноябре 1888 года в Петербурге, затем в декабре в Москве. Критика была разноречивой, да и сам композитор не был удовлетворен новым произведением.
Однако в марте следующего года он специально приехал в Гамбург, чтобы исполнить симфонию лично Аве-Лаллеману. К сожалению, 80-летний музыкант не смог присутствовать на посвященном ему концерте, но прислал композитору трогательное благодарственное письмо. А публика и оркестранты с таким теплом приняли новое произведение, что Чайковский снова поверил в свои силы. О выступлении в Гамбурге писал: «…музыкантам с каждым разом симфония нравилась все более и более; на генеральной репетиции был настоящий энтузиазм, туш и т.д. Концерт тоже прошел отлично». И еще: «В Гамбурге новая симфония моя имела огромный успех, и принимали меня там как старого и любимого друга». Но, тем не менее, привычная хандра: «Все это мне приятно только в данную минуту; как только кончилась репетиция или прошел концерт, снова впадаю в уныние и тоску по родине до отчаяния». Из Гамбурга композитор скрылся в Ганновере, «чтобы в совершенно незнакомом городе провести в одиночестве дня два или три, собраться с мыслями, отдохнуть…»
Рассказ о Пятой симфонии и об ее исполнении в Гамбурге немного сбил хронологическую последовательность. Второе посещение этого города состоялось в рамках второго победного турне по Европе, проходившего в феврале-марте 1889 года. Первые концерты — в Кельне, Франкфурте, Дрез­дене. «Успех во всех трех городах был большой, но особенно сильный в Кельне и Франк­фурте», — пишет Чайковский. Далее не меньший успех в Берлине. Затем, как и в прошлую поездку, — Париж и Лондон. Снова восторги поклонников, снова «обеды и вечера». К концу поездки нервные перегрузки дают себя знать: «Какая-то усталость, апатия, неопределенная тоска часто нападают на меня… Думаю, что это результат трехмесячного напряжения всех сил…»

Взлет и крушение
Но уже в июне он сообщает, что снова работает с удовольствием, «напряженно и усиленно». Над партитурой «Спящей красавицы». За ней последовали «Пиковая дама», «Щел­кунчик», «Иоланта».
В Европе начали ставить его оперы. Первым был Гамбург. В декабре 1891 года Чайковский приехал в этот город, чтобы принять участие в завершении постановки «Евгения Онегина», которая была осуществлена Густавом Малером, бывшим в те годы капельмейстером гамбургской оперы. Поначалу Петр Ильич намеревался дирижировать сам. Но на репетиции он увидел, что опера «прекрасно разучена и недурно поставлена». Малера же оценил как гениального дирижера. Поэтому премьера состоялась под его управлением. На следующий год Чайковский снова в Гамбурге, на этот раз на постановке «Иоланты». Премьера прошла с оглушительным успехом. После такого триумфа спектакль начали ставить на всех крупнейших сценах Европы.
Известен он и в Америке. Триумфальное турне в Соеди­ненных Штатах было названо «сенсацией». Мно­жатся международные титулы и звания. В июне 1893 года он был избран Музыкальным обществом Кембриджского университета «доктором музыки honoris causa» вместе с Сен-Сансом и Григом. Кроме того, русский композитор состоял уже почетным членом Парижского общества Себастьяна Баха, членом-корреспондентом Парижской академии изящных искусств, членом Флорентийской музыкальной академии, Амстер­дамс­кого филармонического общества и др.
Триумф за триумфом, шедевр за шедевром. Композитор на вершине славы и творческого подъема. И вдруг — катастрофа. К концу 1893 года Чайковский завершил одно из своих наилучших творений — Шестую, Патетическую симфонию. 16-го октября состоялось первое исполнение симфонии под управлением композитора. Разгоряченный выступлением, он выпил после концерта стакан сырой воды, в результате чего заразился холерой. Такова официальная версия. Есть и другие, но здесь не место их рассматривать. Через несколько дней 25 октября (шестого ноября по новому стилю) великий русский гений скончался. Вот так нелепо и неожиданно в 53 года!
Скорбел весь Петербург, вся страна. Пришла телеграмма из Дрездена от Антона Рубин­штейна: «…Какая потеря для музыкальной России!». И не только. Возлагают венки, всего до 150, в том числе заказанные из-за рубежа. Захоронили великого композитора в Петербурге, в Александро-Невской Лавре, рядом с прахом Глинки, Бородина, Мусоргс­кого. В далеком Гамбурге, где русский композитор был любим, в его память был дан концерт под управлением Густава Малера. Испол­нялись произведения Чайковс­кого, главной в программе была увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта».

Память
Основная память о композиторе — его музыка. Ее помнят и исполняют с любовью. Часто в концертах классической музыки здесь, во Франкфурте, я встречаю в программе наряду с обязательными Бахом или Бетховеном и имя Чайковского. В марте прошло исполнение «Лебединого озера» в стиле — каком бы вы думали? — «стритданс» (уличного танца)! Постановщик — известный шведский хореограф Фредрик Ридман (Fredrik Rydman).
Написаны горы книг: исследований, мемуаров, биографий. Несмотря на блистательный успех, жизнь гениального композитора была непростой: тяжелые болезни, сложности личной жизни, душевные страдания. Эти темы не являлись предметом статьи, в которой освещаются в основном факты, связанные с Германией. Для тех, кто хочет подробнее позна­комиться с личностью и биографией композитора, реко­мендую труд Нины Бербе­ровой «Чайковский», который считается лучшим беллетризированным исследованием жизни и творчества композитора. Интересно почитать и его переписку с Н.Ф. фон Мекк.
Московской консерватории присвоено имя П.И. Чайковского. Перед зданием — поэтическая скульптура композитора. Каждые четыре года здесь проводятся Междуна­родные конкурсы имени П.И. Чайковского. Где и как еще увековечено имя Чайковского — не перечесть. Назову лишь часть. Есть город Чайковский, его именем назван кратер на Меркурии, в разных городах России — музыкальные школы и консерватории, оркестры, филармонии, улицы. Созданы музеи в Воткинске и Ала­паевске, где провел детство будущий композитор.
В Клину открыт Дом-музей П.И. Чайковского. Здесь композитор провел последние годы жизни. Наследники — брат Модест и племянник Владимир Давыдов — первыми начали создавать музейную коллекцию. Большую помощь в создании музея оказала Германия.
Сейчас Дом-музей проводит до 100 экскурсий в месяц, в летние выходные дни число посетителей достигает тысячи человек. Богат архив музея. В нем хранятся, в частности, переводы Чайковского с немецкого, французского, итальянского. Напри­мер, он перевел либретто оперы Моцарта «Свадьба Фигаро» и именно в этом варианте мы слушаем оперу до сих пор.
Посещают музей не только москвичи и туристы из разных уголков России, но и прибывающие из-за рубежа. Побывал в этом доме гастролировавший в Москве оркестр Гевандхауза из Лейпцига. Оркестранты прибыли со своими инструментами и во главе с известным немецким дирижером Францем Конвич­ным. В гостиной дома оркестр исполнил квартет Бетховена, выразив, таким образом, преемственность классиков. В Германии создано «Общество П.И. Чайковского» в Тюбингене и «Студия имени Чайковского» в Гамбурге. Они организуют выставки, концерты, проводят исследования жизни и творчества композитора. При участии общества было организовано совместное издание Шестой симфонии Чайковского, в котором принимали участие издательства «Музыка» и «Schott». Гамбургская «Студия имени Чайковского» возложила у скульптуры композитора венок с надписью: «России — его сердце, миру — его гений».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!