Осторожно! У вас звонит телефон…

Автор:

В номере: 2013

Давайте говорить по большому счету! Что у всех нас есть самое ценное? Конечно же, это наши семьи и родственные связи. Они становятся особенно значимыми именно здесь, в Германии, где наше социальное общение в значительной степени сокращено.

«Разводные» атаки

Самой большой, не проходящей ценностью всех семейных пар, их прямых родственников, являются дети. Сколько бы ни было лет нашим дочерям и сыновьям, они всегда, до самых седых волос, будут оставаться для нас детьми, которых (по нашему мнению) нужно беречь и защищать. И, давайте откровенно признаемся, в подсознании практически всех родителей заложен постулат, говорящий о безотчетной любви и обожании своих детей: «Ребенок, ты мой, родной мой человек! Увы, что бы ты ни сделал, как бы ни поступил, знай, я всегда на твоей стороне и пойму тебя!»
Всеобъемлющая родительская любовь – это то, что дано всем нам изначально и безусловно. Но существуют люди, которые пользуют это в своих низменных целях, ставя во главу угла обман, корыстолюбие и, конечно же, – деньги… много денег… Ради них они не останавливаются ни перед какими моральными принципами и, руководствуясь своей извращенной психологией, покушаются на самое дорогое – жертвенную родительскую любовь.
Многие из читателей обращали внимание на буквальный призыв немецкой полиции к русскоязычному населению: «…Ни в коем случае не поддаваться провокационным звонкам на домашние телефоны! Цель звонков — выманивание у родителей денежных сумм, за якобы «помощь» в случившейся экстремальной ситуации с их детьми…». Большинство, читающих эти строки, улыбнется: «Ну, неужели, кто-то может поддаться на подобные звонки-разговоры? Ведь ситуация абсолютно ясна – обычный «развод» по-русски. Нужно бросать телефонную трубку и вызывать полицию…» Да, вероятно, все это верно. Но, пожалуй, не было бы этой статьи, если бы только в трех городах — Висбадене, Майнце, Франкфурте-на-Майне 12 семей клиентов и знакомых автора и сам автор не подверглись этой «разводной» атаке.
Как это происходит? Звонки обычно поступают по субботам-воскресеньям, в праздничные дни, примерно в 8-10 часов утра. Вначале вы слышите непонятно-приглушенные всхлипы, невнятное бормотание: «мама», «папа», «дядя», призывы о помощи. Затем трубку берет, так называемый, «посредник», представляющийся адвокатом, доверенным лицом вашего близкого, или представителем «потерпевшей» стороны, четко и целенаправленно обрисовывающий сложившуюся ситуацию. Тон разговора жесткий, быстрый, не дающий вам время не только на то, чтобы задать вопрос, но и просто подумать над обрисованной ситуацией. Затем выставляются определенные денежные условия, с помощью которых можно «замять» происшедшее. Впрочем, в ходе переговоров выясняется, что мошенники готовы довольствоваться и меньшей суммой. Причем на передачу денег отводится минимум времени, буквально 10-15 минут. Сомневающийся читатель скажет: «Ну, все равно, не могу понять, как можно таким образом «раскрутить» человека и заставить его платить?» Давайте рассмотрим непосредственные случаи.

Туманный страх неизвестности

Женщина (назовем ее Эмма), бывший врач высокой квалификации, в Германии более 15 лет, подрабатывает в области медицины. Холерик, добра, толерантна, всегда готова оказать помощь. Дети (дочери) взрослые, живут отдельно. В одну из ноябрьских суббот, в девятом часу утра – звонок (на дисплее не высветился). В трубке слабый, болезненный, стонущий мужской голос: «Помоги, плохо мне, попал в историю, очень больно…» Так как более близких мужчин-родственников, чем племянник, которого она поднимала, воспитывала, волновалась за него, вложила много сил и эмоций, у нее не было – первая реакция: «Леня! Это ты? Что с тобой?!» Стоп! (Внимание, это первая и грубейшая ошибка, до конца не поняв кто звонит, называть имя!) Далее разговор шел по накатанной схеме: «…Я представляю здесь интересы Леонида, у него большая неприятность. Он упал с лестницы, серьезно разбился, ему сейчас оказывают помощь, зашивают губу, ставят скобки, но это не главное…Он упал на четырехлетнюю девочку, она сильно покалечена, ей необходима срочная операция, а она приехала с родителями из Сараево, у них нет медицинской страховки – Леониду придется оплачивать… Отец девочки готов не вызывать полицию, если сейчас внесется залог как гарантия, что потом все будет оплачено…» Уже будучи практически в трансе Эмма успела только выдохнуть: «Сколько?». « Ну, вероятно, вся операция будет стоить около 30 тыс., а как залог, вероятно,10 тыс. евро хватит, мы в ближайшее время подъедем…, каков ваш адрес?» Вот тут закралось первое сомнение, ибо вначале оказывается помощь, а уж потом подсчитываются расходы, и выставляется счет. «В какой Вы сейчас больнице?». Называется крупнейшая в Майнце университетская клиника, куда дозвониться и выяснить в кратчайшее время ту или иную ситуацию не очень легко. «У меня таких денег нет, — объявляет Эмма, — сейчас дозвонюсь до клиники, а потом до родителей Лени и будем вместе решать ситуацию – перезвоните». Тут же выяснилось, что с племянником все в порядке, он делает недельные закупки в магазине. Никто больше не перезванивал. Эмма доверительно рассказывает, что во время разговора у нее был такой ступор, нервное перенапряжение, что если бы денежное «условие» было на уровне 2-3 тыс., она бы не задумываясь отдала их.
Виктор, чуть более 60 лет, 13 лет в Германии, высокообразован, логичен, сангвиник с исключительно четким мышлением и огромным жизненным опытом. Звонок около 9 утра, в воскресенье. Приглушенный, не очень внятный голос: «Пап, пап, я на автобане попал в аварию, вина моя, помоги!..» Затем трубку берет мужчина, представляющийся другом сына, он был с ним в машине, объясняет, что им нужно ехать в больницу, вероятно у его сына сотрясение мозга. Но вначале нужно разобраться с потерпевшими, ибо они готовы не вызывать полицию, а получить 3,5 тысячи компенсации за разбитую машину. Затем следует просьба об адресе, потерпевшие заедут за деньгами, а он повезет сына к врачу… Виктор рассказывает, что его первая реакция испуг, страх за сына, невозможность говорить из-за внезапно пересохшего горла… И вдруг, как озарение: слова «помоги…» и «заезд за деньгами» — это ведь настоящий «развод»! Сын живет в другой стране, за все время разговора не было ни разу упомянуто его имя, да и у каждого водителя есть страховка…
Подобный же звонок был в Майнце от имени якобы дочери, попавшей в катастрофу. Примечательно то, что настоящая и единственная 3-летняя дочь в это время играла на ковре рядом с мамой. Можно подчеркнуть, что в отличие от других – эти истории были со счастливым концом. Увы, аналогичный звонок в Висбадене 62-летней женщине (образованной, умной, логичной) по поводу ее сына привел к тому, что она рассталась с 4.000 евро. Подобный «развод» во Франкфурте-на-Майне стоил 70-летнему мужчине 5.500. евро.
Читателям, конечно, интересно, а как пытались «развести» автора статьи? Буквально через 3-4 минуты после того, как я разговаривал по мобильному телефону с сыном, уехавшим кататься на лыжах в Австрию, последовал звонок от якобы директора магазина, в котором сын разбил очень дорогую витрину. Он порезался и директор оказал любезность, дав машину, чтобы его отвезли к врачу. Но необходимо решить вопрос с оплатой витрины (2700 евро) или придется обращаться в полицию, ибо вина сына несомненна. Вопрос: «Где это произошло?» Полуминутное молчание, приглушенные звуки и ответ: «Да это все в Висбадене, магазин на Морицштрассе, недалеко от пешеходной зоны». Разговаривая, пытаюсь отыскать «мобильник», чтобы дозвониться до полиции, с просьбой засечь телефон. Еще дело и в том, что я живу на параллельной улице, знаю окружающие магазины, и там нет ни одного «русского» директора. Нашел «мобильник», набираю номер, но допускаю ошибку и говорю мошенникам, что живу рядом, прошу назвать номер дома — сейчас подойду и мы «решим» все проблемы. Увы, мне называют несуществующую трехзначную цифру и кладут трубку…

Кто предупрежден, тот – вооружен

Возникают два важных вопроса. Ну почему люди с довольно высоким интеллектом, образованием, уровнем мышления, логикой и жизненным опытом так легко ведутся на «происки» мошенников? И второй. На что же рассчитывают и на какие наши «упущения опираются» сами люди-мошенники, занимаясь простейшим обманом и в ряде случаев получающие желаемое?
В нашем сознании на генном уровне заложен страх и беспокойство за своих детей, желание помочь им, оградить и защитить от бед, обид и неприятностей. Как только появляется ситуация близкая к этому, мы готовы пойти на любые «подвиги», только бы выручить своего ребенка. Во время подобного звонка родитель на краткое время впадает в ступор, а затем его охватывает приступ паники, т.е. наиболее сильно выраженное тревожное состояние, когда организм испытывает жесточайшую встряску. В эти мгновения всякая логика и рассуждения «отключаются» — остается страх-паника.
Степень беспокойства беспредельно превышает обычную, включает учащенное сердцебиение, затрудненное дыхание, головокружение, покалывание пальцев и стоп, боль или стеснение в груди, слабость, дрожь, ощущение жара, пересохшего горла, невозможности связно выразить мысль. Вы становитесь как бы зомбированными. Обычно это длится у каждого человека по-разному, но в среднем от 3-5 до 10-20 минут.
Как быстро привести себя в норму? Сделайте 8-12 вдохов в минуту: глубокий вдох, задержать дыхание, считая до четырех, затем медленно выдохните, приложите к лицу холодное полотенце. Прервать состояние приступа тревоги можно, если в течение некоторого времени смотреть вверх. Когда вы в напряжении, плечи нереально подняты, опустив плечи, получите немедленное облегчение. Старайтесь думать медленно (тревожные мысли обычно «скачут»), полными предложениями – это поможет снять беспокойство и контролировать ситуацию. Измените выражение лица, разгладьте лоб, поднимите уголки рта вверх – в мозг идет сигнал, улучшающий ваше состояние.
Так на что же рассчитывают мошенники? Сразу оговоримся, сеть этих корыстолюбцев довольно обширна и организованна, действуют они определенными командами. Часто высвечиваются телефоны прибалтийских стран. «Организаторы-переговорщики», будучи опытными мошенниками, очень виртуозно применяют прием «подталкивания», создавая условия для возникновения обманчивых представлений в сознании своих жертв. Задача — дать толчок их мыслям в определенном направлении, а сам обманываемый все остальное додумает в своем воображении. Получается, что жертва с подачи мошенника обманывает себя сама. Судя по всему, «организаторы» обладают некоторыми психологическими знаниями, используя «туманный страх неизвестности», строят планы из вполне конкретных тревог и опасений своей жертвы, при этом используют «подтверждение» ложного сообщения при помощи непроверяемых «доказательств». Узнав адрес, передают его по мобильному телефону одной из команд, а уж те в свою очередь «изымают» деньги. Что представляют собой эти группы-команды? Обычно по адресу приезжают три человека, двое относительно среднего возраста, один гораздо юнее, одеты довольно прилично. У одного в обязательном порядке великолепный немецкий язык и роль потерпевшего или его представителя, другой является как бы переводчиком, адвокатом, знакомым сына или дочери, свидетелем, а самый юный – приятель и как бы был в этой ситуации рядом. В ряде случаев предлагают написать расписку о получении денег, но находящиеся в состоянии жесткого стресса и давления люди даже не обращают на это внимания (хотя, полиции были бы интересны и почерк, и отпечатки пальцев).
Возникает вопрос, а откуда становятся известны номера русскоязычных абонентов? К сожалению, это довольно просто. Ведь все мы время от времени звоним на русскоязычную службу «Телекома», подписываемся на русскоязычные газеты и журналы, созваниваемся с Бюро путешествий и т.д. Любой среднестатистический хакер выяснит огромное количество «наших» номеров. Хотя, как известно, это не только «русский» развод. Он, по сведению полиции, многоязычен.
Необходимо знать: подавляющее большинство обманов рассчитано на метод «тыка», т.е. идет звонок-провокация, а там… как получится. Но некоторые семьи «разводят» целенаправленно, получив информацию о детях, родственниках, проживающих в других городах или даже странах. Мошенники рассчитывают и на недостаточное знание нашими земляками немецких законов, страхового законодательства и остаточную «совковую» боязнь правоохранительных органов. Поэтому нужно быть психологически готовым к подобным ситуациям – кто предупрежден, тот – вооружен. Давно известно, что легче избежать любой напасти, чем бороться с ее последствиями.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!