«Будь моей мамой!»

Автор:

В номере: 2013

Имеющий многовековую историю институт усыновления в Германии со дня основания был призван помочь бездетным семейным парам или одиноким людям заполучить наследников. Речь шла о продолжении династии и передачи наследства, чтобы на оставшееся после смерти главы семьи имущество не наложили руку предприимчивые родственники. Закон, регулирующий долгое время права усыновления, защищал интересы взрослых людей.

Прошли столетия, изменились нравы и взгляды общества, а проведенная в 1976 году реформа усыновления (Reform des Adoptionsrechtes) отразила кардинальные перемены в мировоззрении социума и в корне изменила подход к процессу адаптации. Теперь в центре внимания стоят интересы ребенка, а не семейной пары, находящейся в активных поисках наследника идей и имущества. За основу берется задача оказания помощи детям, попавшим в бедственное положение и оставшимся без родительской заботы, любви и ласки. Личные интересы усыновителей отошли на второй план.

Сабина Вильман-Ильгнер (Sabine Willmann-Ilgner), начальница службы усыновления города Франкфурта

Сабина Вильман-Ильгнер (Sabine Willmann-Ilgner), начальница службы усыновления города Франкфурта, с которой я проводила долгий и доверительный разговор, огласила главную цель адаптации. Усыновление должно служить благу ребенка и созданию взаимоотношений между приемными родителями и новым несовершеннолетним членом семьи, какие существуют между ребенком и его биологическими родителями в подавляющем большинстве счастливых семей.

Родители для ребенка

Служба усыновления, работающая под юрисдикцией ведомства по делам детей и подростков, имеет опосредованное отношение к процессу адаптации немецкими родителями детей из-за границы, в частности, из России. На ответственности сотрудников лежит вступительная стадия оформления социального пакета документов. В отличие от усыновления детей в Германии, документы для заграницы оплачиваются потенциальными усыновителями из своего кармана и стоят 1200 евро. Последующая стадия работы финансируется родителями отдельно: поиск ребенка в России, согласование процедурных формальностей и собственно юридическая процедура усыновления входят в полномочия лицензированного немецким государством специального ведомства, оказывающего посреднические услуги в этой не простой области человеческих отношений.
«В России и в Германии разный подход к вопросу усыновления, — заметила госпожа Вильман-Ильгнер. — В России число детей, нуждающихся в родителях, превышает количество заинтересованных супружеских пар. Звучит цинично, но при усыновлении российских детей последнее слово за будущими родителями — к их услугам большой выбор детских анкет, подвергающихся тщательному родительскому отбору. Знакомство возможных папы и мамы с ребенком происходит лишь тогда, когда они выберут подходящего по многим критериям человечка. Не исключено, что знакомство пройдет вхолостую — принципом представления детских анкет руководит Россия…». В Германии процедура поиска происходит с точностью до наоборот — детям подыскивают подходящих по многим критериям родителей, и последнее слово остается за имеющим преимущественное право решения инспектором службы. «Мы не будем давать нравственную оценку российскому принципу», — заметила моя собеседница.

Социальный статус усыновителей имеет большое значение

Первым вопросом на повестке дня встает возраст потенциальных родителей. И в этом случае закон гражданского кодекса ФРГ (§ 1743 BGB) неумолим: мама не может быть моложе 21 года, а папа — моложе 25 лет. Это не возрастная дискриминация, а требование к моральной ответственности семейной пары: предполагается, в этом возрасте люди уже осознают серьезность намерений и отвечают за свои слова. Служба имеет дело с супругами, состоящими в зарегистрированных отношениях — юридическую ответственность за усыновленного ребенка папа с мамой несут обоюдно и совместно. Это не дискриминация по социальному признаку, а разумное настояние, гарантирующее душевное равновесие малыша. Один раз его уже предали, а такая травма не проходит бесследно, даже если человеку две недели от роду.
Аналогичные условия ставит немецкая служба, сотрудничающая с Россией — ребенок переезжает на постоянное жительство в Германию и далее уже живет по закону принявшей его страны. Закон не требует от претендентов немецкого гражданства, но предусматривает их проживание в Германии только на основе ПМЖ — подобное условие справедливо. Необходимое медицинское свидетельство должно отражать удовлетворительное состояние здоровья супругов: ни рак, ни СПИД, ни хронические инфекционные заболевания не совместимы с заявленной социальной ролью. И главный фактор — психическое состояние потенциальных папы и мамы, к чему сотрудники службы подходят с особым вниманием. Мнения наблюдающего терапевта бывает достаточным, если у полномочного персонала службы не возникнет подозрений в неадекватности одного из родителей — ведь терапевт и сотрудник, первым отвечающий за благополучие маленького человечка, оценивают будущего родителя с разных сторон. При очевидных сомнениях инспектора указанному из родителей придется пройти психологическую экспертизу. При подтвержденных подозрениях пара теряет право на усыновление. Мы повторим — в центре внимания находится ребенок и его благополучие, а не интересы родителей.
Далее мы соприкасаемся с очень тонкой материей, где неаккуратное обращение способно нанести людям серьезную душевную травму. Печальный опыт сотрудников службы показал, имеющие собственных детей пары вовремя понимали, что не справятся с обязательствами. И служба пришла к выводу: отныне только бездетная семья может претендовать на звание приемных родителей. И не случайно: практика подтвердила — усыновленный ребенок при наличии родных детей в семье в любом случае чувствует к себе неравноценное отношение, а родители — при всем желании сохранить объективность, отдают предпочтение родному ребенку. Это закон природы, и нет смысла его опровергать.

Вы за них в ответе

В общей сложности весь процесс — от одобрения супружеской пары инспектором до выдачи свидетельства об адаптации – длится не менее девяти месяцев и состоит из пяти-шести правовых и профильных консультаций. Инспектор обязан убедиться в искренности супругов, готовых принять в семью не родного ребенка, понимающих и реально оценивающих неизбежные сложности при установлении взаимопонимания и не преследующих фактом усыновления коммерческих или корыстных целей. Посещение сотрудниками места проживания супругов входит в план обязательных мероприятий — ребенок не может проживать в квартире с недостаточными жилищными условиями. Ребенок — не средство удовлетворения родительских амбиций, а полноценный и равноправный член общества с первой минуты появления на свет.
На родителях лежит обязанность его обеспечения: закон об ответственности (§ 1626 BGB) не делает разницы между биологическими родителями и приемными — и те, и другие в полной мере отвечают за душевное, физическое и материальное благополучие ребенка. В связи с чем уровень доходов супругов стоит в ряду ключевых факторов, влияющих на положительное решение сотрудников службы — получатели социального пособия не имеют шансов на усыновление. Социальное положение пары и абсолютная социальная безупречность — такое же непреложное условие, как состояние здоровья. Выписка из полицейского реестра, демонстрирующая отсутствие уголовных наказаний, возглавляет перечень требований. Административные нарушения, большие финансовые задолженности, уголовные преступления хотя бы одного из супругов, асоциальность пары — скажем, злоупотребление алкоголем, не говоря о пристрастии к наркотическим средствам, противоречат разумным правилам и сразу же исключают пару из числа претендентов.

Обратной дороги нет!

Какие же детишки в Германии нуждаются в поиске новой семьи? Отказ от ребенка — дело нечастое, но имеющее место. Более того, традиции в немецком обществе таковы, что биологические родители не сдают на попечение государства детей-инвалидов. Повод для отказа нередко лежит в социальной плоскости — женщина морально не созрела для роли матери или в принципе не соответствует предусмотренному природой величайшему предназначению. Уговаривать, стыдить, взывать к разуму и совести бессмысленно и не принято. Это не приведет ни к чему хорошему — в результате поступившая против собственной воли женщина лишь озлобится на ребенка, считая его причиной всех несчастий. И позже все равно откажется. Так не лучше ли для самого малыша с первых дней жизни попасть в семью ждущих с ним встречи людей, чем быть отставленным собственной мамой? Подобная травма тянется через всю жизнь, вряд ли способствует психическому здоровью ребенка и укреплению его уверенности в себе.
«Нам приходилось оформлять отказ родителей от родного ребенка, — поделилась моя собеседница. — Очень сложный процесс. Мы ни словом, ни взглядом не выражаем своего отношения — этим родителям трудно, и они прекрасно осознают тяжесть решения. Так зачем же усугублять их положение? Но при окончательном заключении биологические родители теряют родительские права навсегда — пути обратно нет». И, тем не менее, нельзя огульно подводить всех отказывающихся родителей к общему знаменателю. «Отказ от ребенка заявила женщина с неизлечимым заболеванием — ей оставались считанные месяцы, и она не могла полноценно ухаживать за ребенком, — поделилась госпожа Вильман-Ильгнер. — Специфика моей работы такова, что некоторые дела месяцами не выходят у меня из головы».
Сотрудники службы всегда следуют интересам ребенка, и если в семье есть родственники — они всегда первые претенденты на право усыновления. Не исключены близкие друзья семьи. Пятилетняя девочка привязалась к подруге погибшей мамы — между ними с первого дня ее рождения установилась искренняя и обоюдная привязанность. После тщательной проверки служба подтвердила ее кандидатуру. Это редкий случай, когда инспектор выразил согласие на усыновление одинокой женщине. Как мы уже говорили — в центре внимания находятся интересы ребенка. К сведению — за 2012 год 47 детей во Франкфурте нашли новую семью, из них 32 были усыновлены посторонними супружескими парами, а 15 — родственниками, в то время как на сегодняшний день в списке ожидающих потенциальных родителей зарегистрировано 162 семейные бездетные пары.
Всех интересует как же происходит знакомство возможных родителей с их будущим ребенком. После длительных проверок, бесед, разносторонней подготовки и одобрения пары служба включает супругов в число правомерных кандидатов. Более подходящей, по мнению инспектора, паре предоставляется анкета ребенка — разница в возрасте желательно не должна превышать 40 лет. Поэтому у молодых родителей шансов всегда больше. Семье предлагается провести личное знакомство с малышом. Его возраст оказывает не последнее значение для сроков усыновления: с новорожденным ребенком времени на ожидание нет — максимум два-три дня. Значит, служба выбирает молодых родителей — они более гибки и душевно мобильны. С более старшим малышом срок усыновления допускает не более двух, максимум трех месяцев — дети в Германии не могут жить в интернатах.
«Мы советуем посетить с ребенком зоопарк, посидеть в кафе-мороженое, принять участие в любом городском празднике. Ребенок должен почувствовать себя центром внимания». И при искреннем отношении будущих родителей дети быстро привязываются и сами переходят на обращение мама и папа. Это дорогого стоит.

Усыновление не должно быть тайной

Мы переходим к самому, пожалуй, щепетильному моменту, а именно — к раскрытию тайны усыновления. Каждый человек имеет полное право знать о себе все и достоверно. Если тайну не раскроют родители, ее раскроют другие люди — в жизни любого из нас всегда найдется место «доброму» человеку. Не лучше ли поэтому рассказать родителям все как есть и чем раньше — тем лучше, нежели ребенок получит информацию от постороннего, в извращенном виде и часто в негативном контексте? С этой целью супругам советуют фотографировать ребенка еще в интернате, чтобы потом рассказать: «Вот здесь мы тебя и встретили. Ты был такой забавный, маленький и так отчаянно нуждался в родителях, что мы поняли — без тебя мы отсюда не уйдем!». У малыша естественным образом возникнут вопросы о его настоящих папе с мамой. Запомните: ни одного плохого слова! Ни при каких обстоятельствах! Новые родители не имеют на это полномочий! Все, что можно сказать: «Мы благодарны твоей маме, что она родила тебя и подарила нам счастье сделать тебя своим ребенком!».
Чтобы детишки не чувствовали себя обделенными по сравнению с другими сверстниками, имеющими биологических родителей, служба усыновления знакомит приемные семьи друг с другом, и тогда на примере друзей дети не испытывают чувства лишения. Ведь самое страшное для ребенка — быть не таким, как все.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!