Гражданин-товарищ-барин

Автор:

В номере: 2013

Кому-то подобная «скороговорка» напомнит кадры из фильмов о первых послереволюционных годах. В 20-е годы прошлого века такое обращение можно было слышать на улицах от торговцев, извозчиков, нищих. И их можно было понять: обратишься «товарищ» к проходящему мимо нэпману – обидится и ничего не купит; а за «господина» какой-нибудь идейный борец и вовсе в «чека» потащит.
А так вроде и смешно, и универсально. Тем более что и баринов еще не всех расстреляли. Из тех, кто вовремя не рванул в Германию, Францию или куда дальше.

Другие вспомнят начальные строчки из популярной песни Александра Розенбаума «Беспризорник». Но вряд ли кто-нибудь сразу подумает о дне сегодняшнем. А ведь, как говорится, не прошло и ста лет, как ситуация повторилась. И если в 20-е годы XX века все достаточно быстро перешли – этак добровольно-принудительно – к повсеместному обращению «товарищ», то сейчас…

И в России, в частности, и в русскоязычной среде вообще, нет сегодня некой единой (или чаще всего употребляемой) формы обращения к ближнему. Заимствованное же из языка страны нынешнего проживания в расчет брать не будем. Тем более что употребляется оно исключительно при общении на языке титульной нации.

 Гражданин

Понятие, если вдуматься, больше юридическое. В качестве обращения к незнакомому человеку нигде (насколько можно судить), кроме Советского Союза да еще Парижа времен Французской революции, длительно и повсеместно не применявшееся. Впрочем, в СССР обращение «гражданин» – в отличие от «товарищ» – часто подчеркивало дистанцию между людьми: так, «гражданами» заключенные должны были именовать охрану. Которая в ответ их не именовала никак, хотя юридически отбывавшие наказание оставались «полноправными» гражданами.

Имеется и женская форма: гражданка, гражданочка.

Но, исторической справедливости ради, следует заметить, что в Советском Союзе подобная форма обращения особого восторга у большинства населения не вызывала. Как-то мало было желающих оказаться в местах «не столь отдаленных», где она на долгие годы становилась единственной и обязательной.

В Российской же империи слово «гражданин» долгое время официально обозначало «городского обывателя», то есть жителя города, горожанина.

 Товарищ

Изначально использовалось в качестве вежливой и дружелюбной формы обращения к человеку. Имело хождение в среде запорожского казачества с XVII века, если не ранее. Существование формы связано с известными во всем мире и идущими из глубокой древности взглядами на человеческое общество как на сообщество равных людей, которым важно жить во взаимоуважении, мире и согласии, с чувством равенства и братства.

Таким образом, термин, веками означающий коллегу или союзника, только в XIX-XX веках получил политическую окраску, распространившись в качестве обращения в среде коммунистов, социалистов, социал-демократов, лейбористов и анархистов. Его использование было призвано подчеркнуть солидарность и взаимное доверие идеологических единомышленников.

После распада СССР и отмены ведущей роли КПСС, слово «товарищ» утратило официальный статус везде, кроме КПРФ, российской армии и российской полиции. Женская же форма слова (товарка) никогда не применялась в качестве обращения; к женщине в СССР обращались так же, как к мужчине: «Товарищ Петрова».

Кстати, подобная форма обращения в отдельно взятой общности людей (политическая партия, армия, полиция) между собой вполне понятна. То есть сержант обращается к командиру «Товарищ майор!». И – наоборот. А как должен обращаться к этому же майору сегодня человек посторонний и сугубо гражданский? Чтобы невольно не обидеть, да и на грубость случайно не нарваться. Особенно, если майор служит в полиции.

 Господин

Семь с лишним десятилетий советской власти «успешно» сделали подобное обращение если не явным оскорблением, то «ругательством», как минимум. Не говоря уж про то, что господами все-таки рождаются, а не становятся по мановению волшебной палочки. Примерно так, как случилось с религией: убежденные атеисты (или больше убеждавшие в этом других?) буквально в считанные дни стали истыми христианами, католиками, мусульманами. Особенно – первые…

Имеется в виду господин как внутреннее восприятие, мироощущение, а не исключительно семизначный счет в банке и фамильный замок на крутом речном берегу. И впитывается это с молоком матери, рассказами бабушки, соответствующим стилем поведения окружающих. Да и отношением государства, если хотите.

Так вот, «дворянские собрания» в России есть опять, и носителям некогда знаменитых и громких фамилий несть числа. Только много ли среди оных настоящих господ? А вот «барыни» встречаются сплошь и рядом, достаточно посмотреть любой телеканал.

 Из чего выбирать?

Собственно, толчком к написанию данного материала как раз и послужила попытка одного из интернет-сайтов выработать единую для русскоговорящей аудитории вежливую форму обращения к незнакомым людям. К примеру, как синьора/синьор в Италии.

Принятое в англоязычных странах обращение сэр и леди было отметено с порога. Хоть и звучит коротко и красиво. Ибо в русском варианте даму сэра иначе, как «сэриха» называть не будут. Да еще и с ударением на разных слогах. Старинное обращение сударь и сударыня представляется также неподходящим, так как, по мнению авторов сайта, было уничтожено вместе с тем сообществом людей, которые так друг друга называли до октября 1917-го года. И насчет сообщества они, увы, правы.

«Милое» сердцу слово «товарищ», удивительно подходившее раньше как к мужчинам, так и к женщинам, и даже к лицам неопределенного пола, вместе с самими товарищами кануло в пучину истории. Не со всеми, кстати, как было замечено выше.

Барином или барыней именоваться было бы, конечно, приятно. Но ведь должен же кто-то и крестьянином быть, и матросом, и рабочим, и солдатом. Так что сей вариант не может стать общеупотребительным.

В итоге лучшим был признан вариант гражданин/гражданка. На переходный период, так сказать.

К сожалению, на сайте не было конкретизировано, как долго сей период может продолжиться. Как и от чего, собственно, и к чему идет сейчас переход.

 Назад, в будущее?

Собственно, до 20-х – правда, уже XXI века – осталось не так уж много. А ситуация, действительно, очень похожая.

Позовешь кого-нибудь привычно: «Эй, товарищ!», а он обидится – «товарищей», мол, вместе с КПСС отменили… Можно, конечно, обходиться безликим «гражданин», «гражданка» или делить людей по внешне-половому признаку: «Я вон за той женщиной с сумочкой», «Мужчина в шляпе, передайте на билет». Но вежливым и тем более светским обращением это не является. Допустима подобная форма только по отношению к молодым людям: «девушка», «молодой человек».
К должностному лицу обращаться можно, если на груди у него специальная карточка — «бэйдж» с именем и должностью, по имени-отчеству. Сейчас такие карточки все больше входят в обиход: их можно увидеть на груди продавцов, врачей, работников сбербанка, собеса. Если же «бэйджа» на груди у должностного лица нет, то разговор с ним лучше начать с приветствия: «Здравствуйте», «добрый день» – это привлекает внимание и, как всякое вежливое обращение, настраивает собеседника на позитивный лад. Не всегда, к слову. Некоторых работников сферы обслуживания подобное обращение до сих пор пугает. Не привыкли-с еще.
Во всех остальных случаях, когда вам надо обратиться к человеку, к примеру, на улице или в очереди, в общественном транспорте, начать лучше тоже с фразы, привлекающей внимание: «Извините, не могли бы вы…» или «Будьте любезны, подскажите…»
А в компании людей незнакомых, но объединенных каким-либо общим с вами профессиональным признаком (на конференции, на встрече по обмену опытом, при общении со «смежниками»), лучшим вариантом обращения можно считать «коллега».

Одним словом, каждому овощу – свой сезон.

Ох, не перепутать бы!

А так бы удобно было что-нибудь … универсально-вежливое.

 Советы «постороннего»

Автор этих строк уже многие годы как при переписке, так и при личном общении при обращении к собеседнице использует слово «сударыня». И не было случая, чтобы кто-нибудь возмутился и попросил обращаться к ней «гражданка» или каким-нибудь иным образом.

Кстати, «милостивый государь» тоже представляется не очень грубым. Правда, подобным образом обратишься все-таки не к каждому. Иной и обидеться может.

А вот обезличенное на первый взгляд «уважаемый» (с женским родом и множественным числом) представляется вполне универсальным обращением. Как само по себе, так и в практически любом сочетании: «уважаемый Михаил Сергеевич», «уважаемые коллеги» и так далее.

В общем, давайте будем себя (и других!) хотя бы уважать. Для начала. Если до господ – не говоря уже о джентльменах – пока не доросли.

А так хотелось бы…

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!