Кому песня строить и жить помогала

Автор:

В номере: 2013

Удивительная история легендарного «Авиамарша»

Пару лет назад я выполнял приятное поручение: сопровождать младшую внучку «первый раз в первый класс». Дело было 1 сентября в городе Донецке, известном своим евростадионом, миллиардером Ахметовым и нынешним президентом Украины Януковичем. В отличие от Германии первый школьный день в Украине един для всей страны, и это настоящий праздник и для родителей, и для учителей, и, конечно, для самих малышей. Когда нарядные детишки и их учителя под бодрую музыку шли по двору школы, я, к своему удивлению, узнал мелодию «Авиамарша», написанного 90 лет назад и почти забытого сегодня. Удивительная история этой песни может послужить сюжетом для увлекательного детектива.

Советские марши

 Несколько поколений в  СССР выросло на бодрых, зовущих вперёд, к сияющим вершинам, бравурных советских маршах, которые помогали большевикам «музыкально» управлять большими массами: «Марше танкистов» братьев Покрасс («Броня крепка, и танки наши быстры»), «Марше энтузиастов» И. Дунаевского («Нам нет преград ни в море, ни на суше, нам не страшны ни льды, ни облака»), «Песне о встречном» Д. Шостаковича («Страна встает со славою на встречу дня!»), «Песне о юном барабанщике» Сергея Никитина и Михаила Светлова («Мы шли под грохот канонады, мы смерти смотрели в лицо»).

Среди этого созвездья знаменитостей и «Авиамарш» никому тогда неизвестного композитора Юлия Хайта на слова Павла Германа («Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»), утверждённый Реввоенсоветом в августе 1933 г. официальным маршем военно-воздушных сил (ВВС) и ставший впоследствии гимном московского авиационного института. Каким он  остаётся и по сию пору и исполняется на всех парадах, правда, уже без слов.

Создание марша

В 1920 г. по поручению Политуправления Киевского военного округа  Хайта и Германа привезли на  аэродром с брошенными петлюровцами старыми аэропланами и предложили им создать песню о зарождающейся советской авиации.

Надо было обладать большой фантазией и главное — верой в будущее, чтобы, видя эти «летающие гробы», представить, что на смену им придет могучий советский воздушный флот. Вероятно, и фантазия, и вера в будущее у поэта и композитора были, поскольку песню они написали очень быстро.

Первое публичное исполнение «Авиамарша» состоялось летом 1920 года на эвакопункте Киевского вокзала. Исполняли его сами авторы, а слушателями были красноармейцы, отправляющиеся на фронт. Марш стал настолько популярен, что его стали исполнять на вокзале каждый день. В 1922 году появилось первое официальное издание нот и музыки «Авиамарша», которое тоже обеспечили политорганы. А уж когда сама газета «Правда» назвала марш одним из лучших произведений советского джаза, то «Авиамарш» начал беспрепятственно шагать по стране Советов. Старшее поколение, конечно, помнит эту бодрую и энергичную мелодию. А слова-то какие: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор, нам разум дал стальные руки — крылья, а вместо сердца — пламенный мотор».

Авторы «Авиамарша» и их судьба

Юлий Хайт — юрист по образованию, не имевший профессиональной музыкальной подготовки. Во время кампании по борьбе с «безродным космополитизмом» и дела «врачей-отравителей» за Юлием Абрамовичем пришли воспетые им в «Авиамарше» люди, у которых был «вместо сердца — пламенный мотор», и упекли автора марша ВВС в Гулаг, где он и перевоспитывался до своей реабилитации в 1956 г.

По причине неарийского происхождения авторов репрессировали и сам «Авиамарш». В репертуарных сборниках военных оркестров страницы с «Авиамаршем» были заклеены!  Он был реабилитирован только после начала полетов в космос. 14 апреля 1961 г.  под марш Юлия Хайта кортеж Юрия Гагарина проезжал по Москве. В архиве семьи композитора хранится фотокопия партитуры «Авиамарша» с автографами Юрия Гагарина и первых покорителей космоса. Умер Хайт больным, нищим и забытым. Он так и остался автором одной песни, хотя написал ещё много маршей и романсов, ныне неизвестных. А его «Авиамарш» и сегодня живет и зовет людей к высокому небу.

Павел Герман — один из основоположников городского романса. После «Авиамарша» написал ещё много замечательных песен и романсов: «Кирпичики», «Всё, что было», «Только раз бывают в жизни встречи», петь которые почитали за честь А. Вертинский, К. Шульженко, А. Баянова, П. Лещенко. Павел Давидович сумел избежать «карающего меча пролетариата» только потому, что не дожил до послевоенной антисемитской кампании.

Появление «Авиамарша» в Германии

Занесли «Авиамарш» в тогда ещё Веймарскую Германию посещавшие СССР немецкие коммунисты. В немецком, почти дословном переводе марш так и назывался «Roter Luftflotten Marsch» («Drum hoeher und hoeher und hoeher wir steigen trotz Hass und Hohn. Ein jeder Propeller singt surrend. Wir schuetzen die Sowjetunion»)

Но и нацистская партия тоже сильно нуждалась в бодрых, мобилизующих и зовущих вперёд, к тоже сияющим, но уже арийским вершинам бравурных маршах.

Но, вот беда, у нацистов не было никого, кто мог бы сравниться по таланту и мастерству с советскими песенниками. Пришлось, не мудрствуя лукаво, заимствовать у коммунистов не только красное, цвета пролитой в борьбе за светлое будущее крови знамя, но и боевые песни, зовущие на борьбу за это светлое будущее, представления о котором у нацистов и коммунистов, правда, несколько разнились.

Поскольку и коммунисты, и нацисты посещали одни и те же кнайпы, где часто выясняли отношения с помощью не только кулаков, но и песен, то неудивительно, что мелодия «Авиамарша» в исполнении коммунистов очень понравилась их противникам и была взята ими на вооружение.  А слова нацисты придумали, естественно, другие, в соответствии с идеями фюрера: «Und hoeher und hoeher und hoeher wir steigen trotz Hass und Verbot. Und jeder SA- Mann ruft mutig: Heil Hitler! Wir stuerzen den juedischen Thron!»  Так появилась «Das Berliner Jungarbeiterlied» — песня штурмовиков отрядов СA (Sturmabteilung). И под эту музыку композитора-еврея Гитлер принимал парады штурмовиков — злее иронии судьбы уж точно быть не может! Я видел эти кадры в Интернете. Зрелище, скажу я вам, потрясающее.

Но на этом история не закончилась. В 1934 г. талантливый режиссёр Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) сняла по поручению фюрера выдающийся пропагандистский документальный фильм «Триумф воли» (Triumph des Willens), посвящённый партийному съезду нацисткой партии в Нюрнберге (желающие ощутить атмосферу нацистского съезда могут посмотреть его в интернете). В главных ролях снимались нацистские «звёзды» Адольф Гитлер, Мартин Борман, Йозеф Геббельс, Генрих Гиммлер и Герман Геринг.

И вот в таком фильме есть сцена, когда молодые нацисты веселятся и обливают водой свои мускулистые тела под мелодию (опять злая ирония судьбы!) официального гимна ВВС Красной Армии, сочинённую Юлием Абрамовичем Хайтом!  Гитлер, посмотрев фильм, остался доволен и съёмками, и музыкой (!). С его подачи Рифеншталь получила за «Триумф воли» государственную премию 1934/1935 года, приз за лучший документальный фильм на международном кинофестивале в Венеции 1935 года и золотую медаль на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Опять злая ирония судьбы: мелодия, запрещённая в сталинском СССР, премируется в нацистской Германии!

История с продолжением

На Западе «Авиамарш» был неизвестен, но нацистскую песню отрядов СА там знали. В 1987 г. Севе Новгородцеву, радиоведущему русской службы Би-би-си, позвонили телевизионщики и попросили посоветовать музыку к документальным кадрам с советскими самолётами. Сева, естественно, тут же напел им мелодию и слова «Авиамарша».

Реакция телевизионщиков была неожиданно резкой: «Это фашистский марш! Мы не можем сопровождать кадры с советскими самолетами нацистской музыкой». Пришлось телевизионщикам искать другую мелодию.

Песни «секонд хенд»

Если читатель подумает, что описанные случаи – единичные курьёзы, то он сильно ошибается. Вот только два аналогичных курьёза с американским композитором Шоломом Секунда. Легендарную песню «Бай мир бист ду шёйн» («Для меня ты прекрасна») -музыкальную эмблему эпохи тридцатых Шолом Секунда написал на слова Джейкоба Джейкобса в 1932 г. для бродвейского мюзикла на идише «Ме кен лебн нор ме лозт ништ» («Можно было бы жить, да не дают»).

В нацистской же Германии были уверены, что это чуть ли ни народная немецкая песня, пока кто-то случайно не узнал, что автор «принадлежит к расово чуждым племенам» (цитата из расистского закона о гражданстве Рейха), и песню тут же запретили.

В СССР в 30-х годах Леонид Утёсов исполнял её пародийные варианты: «Старушка, не спеша, дорогу перешла» и «Моя красавица мне очень нравится», а в 1943 г. на эту же мелодию — песню «Барон фон дер Пшик». Имя автора мелодии не упоминалось.

Дальше — больше. В 1940 г. девятиклассник 242-й ленинградской школы  Паша Гандельман на эту же мелодию написал (прямо на уроках) легендарную песню «Жанетта» («В Кейптаунском порту с какао на борту «Жанетта» поправляла такелаж»). Песню эту пели не только туристы у костра. Оказалось, что ничто человеческое не чуждо и нашему руководству. Иначе как объяснить то, что лично В.В. Путин своим специальным указом присвоил в 2002 г. Павлу Гандельману внеочередное звание полковника медицинской службы.

А вот второй пример, почище первого. Тот же Шолом Секунда написал в 1922 г. ещё одну популярную песню «А идише мейделе» («Моя еврейская девочка») на слова Аншеля Схора. В русском варианте — это любимая песня послереволюционной эмиграции «Москва златоглавая»: «Конфетки-бараночки, словно лебеди саночки, эй, вы, кони залётные, слышна песнь с облучка. Гимназистки румяные, от мороза чуть пьяные грациозно сбивают белый снег с каблучка». Но слова и музыка стали уже народные! И остаются таковыми до сих пор.

Что поделаешь! Нот-то всего семь, и из них очень сложно сотворить что-либо оригинальное и, главное, талантливое. Вот и появляются песни «секонд хенд».

А как у нас?

Прочтя эту историю, читатели, наверное, подумают: «Да. Плохи были дела у нацистов, если они наши мелодии использовали». Это, конечно, так. Но у нацистов, хотя бы, авторы слов были разные. А вот наш известный поэт Сергей Михалков один умудрился написать три разных, но политически каждый раз правильных текста на одну и ту же мелодию. Речь, конечно, о гимнах СССР и России. В первой редакции 1944 г. он утверждал, что «нас вырастил Сталин — на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил». В 1977 г., случайно узнав от Никиты Хрущёва, что тов. Сталин вдохновлял нас не совсем правильными методами, признал допущенную ошибку и сообщил нам, что не тов. Сталин, а «Партия Ленина — сила народная нас к торжеству коммунизма ведет!» После распада СССР, когда выяснилось, что и партия Ленина вела и завела нас не туда, куда нужно, Сергей Владимирович, не моргнув глазом, сотворил новый вариант, уже беспроигрышный, поскольку он обратился к самому Богу, который-то, определённо, знает (очень хочется верить), куда нам идти: «Одна ты на свете! Одна ты такая — хранимая Богом родная земля!».

Ну что ж, будем надеяться, что этот вариант у нас последний, а Сергей Владимирович так и останется в памяти народной, как всего трижды гимнюк Советского Союза.

Вот такая история. Воистину, мы рождены, чтоб «Кафку сделать былью!»

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!